Россия будет укреплять военное присутствие в Центральной Азии: интервью зампредседателя комитета Госдумы по обороне Михаила Бабича

Ереван, 2 Июня 2006, 21:09 — REGNUM  

Михаил БабичВ конце октябре 2005 г. в Госдуме при участии комитетов по обороне, по международным делам, по делам СНГ и связям с соотечественниками, федеральных органов исполнительной власти была создана рабочая группа, которая занялась проблемами российских военных баз, размещенных в бывших союзных республиках. Ее полное название - рабочая группа Госдумы по законодательному обеспечению служебной деятельности, материального обеспечения и социальных гарантий военнослужащих, гражданского персонала и членов их семей на российских военных базах за рубежом. За прошедшие 7 месяцев депутаты были на военных базах в Грузии, Казахстане, Киргизии, Таджикистане. Руководитель группы, зампредседателя комитета по обороне Михаил Бабич (фракция "Единая Россия") рассказал ИА REGNUM, в каком положении сегодня находятся российские военные базы, техника и военнослужащие, как государство их поддерживает, а также о том, что в Киргизии и Таджикистане Россия намерена в ближайшие 2-3 годы существенно укрепить свое военное присутствие.

ИА REGNUM: Михаил Викторович, в каких государствах на постсоветском пространстве сегодня есть российские военные базы и где располагаются наибольшие по численности?

Базы, конечно, не во всех государствах СНГ находятся. Наибольший контингент наших военнослужащих представлен на территории Украины - это Черноморский флот, на территории Таджикистана - это 201 военная база. Это и по численности наиболее серьезные контингенты и по разноплановости решаемых ими задач. Значительный контингент у нас присутствует в Казахстане с учетом тех военнослужащих, которые дислоцируются на "Байконуре" в составе космических войск плюс три других воинских частей, которые там дислоцируются. Вот основные воинские контингенты, остальные имеют меньшую численность и более профильное предназначение.

ИА REGNUM: Какую роль они играют для России?

Вы знаете, они выполняют очень разноплановые задачи, начиная от своих узкопрофильных задач. Допустим, подразделения космических войск выполняют задачу предупреждения ракетного нападения и мониторинг космического пространства, и организацию космической связи. Если это, допустим, ракетные войска стратегического назначения в Казахстане, то они выполняют свои профильные задачи. Если говорить о Черноморском флоте, он, понятно, выполняет задачи своего боевого применения в том регионе, где несет боевую службу и, по сути дела, охватывает все Средиземноморье. 201 военная база - у нее свои специфические задачи: в них входит охрана важных государственных и военных объектов Республики Таджикистан, оказание помощи вооруженным силам Таджикистана в случае проникновения бандформирований, возникновения какого-то вооруженного конфликта на территории Таджикистана. Это, что касается военной стороны вопроса. Безусловно, есть и политическая составляющая - это военное присутствие России и в Центральной Азии, и в европейской части - Украине, Белоруссии. Это вопросы содействия более эффективно экономической интеграции России на постсоветских территориях. Задачи разноплановые, задачи очень масштабные, и сейчас на этом этапе стоит задача создать условия функционирования наших военных баз и в материально-техническом плане, и в политическом, и в юридическом, чтобы можно было выполнять весь этот комплекс разноплановых, не всегда профильных для военнослужащих, но тем не менее, очень необходимых сегодня задач.

ИА REGNUM: С какими проблемами сталкиваются российские военнослужащие в этих странах?

У нас три вида проблем.Они характерны в той или иной степени для любой военной базы, просто есть базы, где эти проблемы в значительной степени уже решены, а есть военные базы, где эти проблемы остро стоят на повестке дня. Первое направление - административно-правовое. Это правовой статус наших военнослужащих на этих территориях. Причем не только с точки зрения правовых документов мы должны его закрепить или создать условия жизнедеятельности военным, но и административно подключить местный ресурс для того, чтобы он во взаимодействии с нашим командованием создавал необходимые условия. Речь идет об условиях служебно-боевой деятельности, организации боевой подготовки, строительства полигонов, выделения земель под объекты инфраструктуры, подключения к коммуникациям, оплаты за услуги, которые предоставляют поставщики топливно-энергетических ресурсов, поставщики других услуг. Все это один комплекс проблем, который сейчас подлежит систематизации и окончательному урегулированию. Второй комплекс проблем - материально-техническое обеспечение нашего контингента. Это строительство жилья, строительство объектов инфраструктуры, строительство хранилищ для боевой техники, обеспечение всеми необходимыми ресурсами для осуществления боевой подготовки - то, собственно, ради чего предназначены эти воинские контингенты. И третье направление - это социальное обеспечение, социальные гарантии военнослужащим, членам семей, гражданскому персоналу, который проходит службу на военных базах. Это и денежное содержание, и соответствующие социальные выплаты, социальные гарантии как на территории страны пребывания, так и при убытии военнослужащих и членов их семей в отпуск на территорию РФ. Или, допустим, когда происходит ротация на территории России. В этом случае мы должны обеспечить их всеми правами, предусмотренными российским законодательством.

ИА REGNUM: Актуальна ли для российских военных баз проблема устаревшей техники?

Везде по-разному. Есть военные базы или воинские части, где замена техники, регламентные работы, капитальный ремонт осуществляются по действующим нормативам с достаточной регулярностью для того, чтобы техника не устаревала, не выходила из строя в силу своего износа и эксплутации в сложных климатических условиях. А есть, безусловно, военные базы, где и техника морально и физически устарела, и регламентные работы сегодня выполнять достаточно качественно невозможно, где существует проблема замены запчастей, проблема проведения капитального ремонта. Конечно, техническое обновление, перевооружение связано еще со значительными финансовыми затратами, которые в предыдущие годы в бюджетах Министерства обороны были не предусмотрены. Сейчас ведется работа для того, чтобы сформировать и бюджет Министерства обороны на последующие годы, и государственную программу вооружения на 2007 - 2015 гг. с учетом необходимой замены вооружения, военной техники на военных базах.

ИА REGNUM: Есть ли какие-то приоритетные базы, которым государство уделяет больше внимание: у них и с техникой все в порядке, и с материально-техническим обеспечением?

Такого, видимо, разделения не было в предыдущие годы. Просто все военнослужащие находились в разных условиях. В одной стране пребывния, например, в Казахстане и правовые условия, и отношение местных властей, и, собственно, исторические условия были более приспособленными для размещения и обеспечения жизнедеятельности наших военнослужащих, а, допустим, в Средней Азии, в том же Таджикистане, в Киргизии мы, по сути дела, находимся сейчас на начальном этапе строительства полноценных военных баз, потому что нам досталось то советское наследство, потом долгие годы правовой неурегулированности, долгие годы нестабильности в регионе, и сейчас мы только выходим на какую-то плановую системную работу, когда где-то в трехлетний период должны завершить и реорганизацию штатной структуры этих военных баз, и материально-техническое обновление.

ИА REGNUM: Почему Госдума этим занялась?

Если вы проанализируете тот комплекс проблем, который есть, то он, по сути, упирается в законодательное и нормативное урегулирование. Для новой, постсоветской России создание правовых условий для таких многочисленных, многопрофильных военных контингентов - это же вообще совершенно новое дело. То есть в советском периоде у нас были военные базы, которые носили совершенно другую нагрузку, имели совершенно другую численность, были совершенно другие правовые условия, финансовые условия у государства. Потом вот тот период безвременья, когда мы теряли, выходили, бросали, как после войны... А сейчас тот этап, когда мы выходим на административно-правовое регулирование, но его невозможно осуществить без законодательного обеспечения. Если мы будем говорить о материально-техническом обеспечении - это, прежде всего, выделение бюджетных средств, что опять же невозможно сделать без их учета в проекте закона о федеральном бюджете. Если мы будет говорить о социальных гарантиях, это вообще только нормативное регулирование, потому что эти вопросы очень долгие годы оставались вне зоны внимания и законодательной, и исполнительной власти. Поэтому у Госдумы, у комитета по обороне, я считаю, ключевая роль, и мы сейчас прикладываем значительные усилия для того, чтобы те потери, которые понесли в предыдущие годы не имели необратимых последствий, а в плановом режиме постараемся за 2-3 года выйти на нормальный уровень функционирования наших военных баз. И достойной защиты социальных гарантий наших военнослужащих, членов их семей, гражданского персонала.

ИА REGNUM: В России часто упоминают межведомственную разобщенность, как одну из главных причин многих проблем в самых разных сферах жизни общества. Можно ли сказать, что и военным базам так же не повезло в этом отношении?

Вы знаете, абсолютное большинство проблем, которые мы сегодня имеем на военных базах в рамках тех перечисленных аспектов, о которых я сказал, они, к сожалению связаны именно с межведомственной разобщенностью. И если сегодня в Министерстве обороны уже существует более или менее осмысленная картина того, что на военных базах происходит, что необходимо там сделать в ближайшие годы, какое будет их функциональное предназначение, в каких условиях будут выполняться служебные боевые задачи, то, к сожалению, многие министерства, многие органы исполнительной власти, на которых также завязаны решения абсолютного большинства проблем сегодня не представляют ни роли и места военных баз ни в нашей политической, ни в экономической жизни, ни тех проблем, которые сегодня стоят перед командирами и начальниками, которые осуществляют эту деятельность, ни, к сожалению, не видно какой-то даже гражданской ответственности за судьбу тысяч людей, которые сегодня в сложнейших условиях выполняют очень важные для государства задачи. Роль нашего комитета как раз состоит в том, чтобы эту межведомственную разобщенность прекратить, выработать единые подходы к решению этих задач и создать необходимые условия контроля для того, чтобы каждый уровень исполнительной власти добросовестно и в полном объеме работал на поставленные перед ним вопросы и принял необходимые нормативные, административные, управленческие, кадровые, финансовые решения.

ИА REGNUM: У вашего комитета есть какие-то конкретные предложения?

У нас есть не просто предложения, у нас есть проекты нормативных актов, проекты законов, которые находятся сейчас на согласовании у различных органов исполнительной власти. Они в разной степени готовности. Вот, допустим, закон о повышении денежного содержания и предоставлении других материальных гарантий военнослужащим, проходящим службу на наших базах в Казахстане, Киргизии и Белоруссии уже прошел все согласования в органах исполнительной власти, и сейчас находится в правительстве для принятия решения по внесению этого закона в Госдуму. Если мы его примем в короткий срок, то уже с 2007 г. наши военнослужащие смогут получать полуторный оклад, иметь дополнительный отпуск и иметь еще ряд материальных привилегий, которые имеют наши военнослужащие на других военных базах, но, к сожалению, эти три государства в свое время выпали из правового поля, когда формировалась законодательная база.

ИА REGNUM: С прошлого года Россия начала вывод своих баз из Грузии. С вашей точки зрения, можно ли говорить, что на лицо прогрессирующий уход России из Закавказья, параллельно с которым происходит наращивание присутствия США в этом регионе?

То, что идет наращивание присутствия интересов США и других стран НАТО, это сегодня бесспорно. Мы не просто знаем, мы прогнозируем развитие расширения этого участия, прежде всего, Соединенных Штатов. Но еще раз повторюсь, и другие участники НАТО, и Китай, и Индия - все, кто сегодня так или иначе имеют военный, экономический, политический интерес на постсоветском пространстве - все будут проводить активную работу по расширению своего военного присутствия. Это сегодня аксиома. Говорить о том, что есть тенденция ухода России с Южного Кавказа на примере вывода наших военных баз из Грузии... я бы такие выводы не делал. Да, безусловно, был факт беспрецедентного давления на российское руководство по выводу военных баз на достаточно сложных и экономических, и технических условиях. Но нужно понимать, что руководство в какой-то степени оказалось заложником тех решений, которые принимались в конце 90-х гг., и мы просто выполняли свои договоренности, которые на себя взяли перед мировым сообществом и отказаться от них уже не могли. Это одна сторона этого вопроса. Вторая сторона в том, что, действительно, наши военные базы не имели того военно-политического значения, чтобы за них необходимо было бороться и пытаться оставить их любой ценой. Потому что весь личный состав и техника, которые оттуда вывозятся в новые пункты постоянной дислокации, вывозятся с учетом того, что та зона военной ответственности, которая возлагалась на эти базы, та зона доступности военной, сохранится. Часть контингента у нас уходит в Армению, часть контингента уходит на Северный Кавказ, и, с точки зрения, военной мы ничего не потеряем. А политически мы себя разгрузим, потому что выводя наши военные базы из Грузии, мы, в какой-то степени, развязываем себе руки: наши военные не являются предметом торга в российско-грузинских отношениях, наши военные не будут заложниками вот этих ситуаций. Дело в том, что осложняя политические ситуации, до применения оружия зачастую очень короткая дистанция бывает, поэтому лучше какие-то соблазны исключить.

ИА REGNUM: Зато наши миротворцы стали предметом торга...

Да, но миротворцы выполняют совершенно другую задачу, у них совершенно другой мандат, у них международные гарантии - совершенно другой статус и условия пребывания. Поэтому по миротворцам эта картина выглядит несколько иначе. Поэтому на примере Грузии я бы не спешил делать выводы об уходе России с Южного Кавказа. Тем более, как я уже сказал достаточно подробно, и в Таджикистане, и в Киргизии мы сейчас существенно укрепляемся, и я думаю, что эта тенденция сохранится. Есть, конечно, у нас очень сложный вопрос по выводу наших военнослужащих с космодрома "Байконур" и передача всей инфраструктуры Росавиакосмосу, то есть, по сути дела, свертывание нашего военного пребывания в регионе. "Байконур" является не только объектом российских космических войск - это, прежде всего, крупнейшая военная база в Центральной Азии, и в ближайшие годы даже в военном плане ее заменить невозможно по техническим причинам. Тем не менее такое решение принято. Ну, как говорится, это больше исключение, чем правило, потому что мы еще попытаемся каким-нибудь образом эту ситуацию компенсировать.

ИА REGNUM: По чьей инициативе такое решение принято? Казахстан настоял?

Нет, к сожалению. Казахстан как раз в этом плане пребывает в высокой степени недоумения, потому что Казахстан заключил с Российской Федерацией все соглашения по функционированию нашего космодрома "Байконур", в том числе, в части его военной составляющей, до 2050 г. И, по сути дела, это решение стало следствием опять же несогласованности, скорее всего, действий наших органов исполнительной власти и наших внутренних противоречий, в результате которых принято решение о переводе нашей военной составляющей на территорию России.

ИА REGNUM: Сколько человек служит на "Байконуре"?

На 1 января 2006 г. в составе космических войск там находилось порядка 6 тыс. человек.

ИА REGNUM: Еще один "политический" вопрос. На Западе, а также в Грузии и Молдавии регулярно высказывается критика в адрес России о неисполнении ею в полном объеме обязательств по Стамбульским соглашениям и по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Особенно часто, такая критика касается ситуации в Приднестровье. Прокомментируйте это, пожалуйста.

Я могу это назвать просто одним из этапов пропагандистской войны, которая была, есть и будет. Мы относимся к этому достаточно спокойно. Совершенно очевидно, что Россия сегодня куда более законопослушное государство, чем многие наши оппоненты, которые сегодня пытаются обвинять нас в невыполнении Стамбульских соглашений. Что касается наличия нашего миротворческого контингента в Приднестровье, то это сегодня необходимость. Кроме России, никто миротворчсекую функцию эффективно там выполнять не может. В случае вывода нашего миротворческого контингента, очень высокая доля вероятности того, что опять начнется вооруженное столкновение между сторонами - участниками конфликта. Опять начнется братоубийственная война со всеми вытекающим последствиями. И сегодня наличие нашего контингента - единственный гарант того, что этого не произойдет. Мы все это уже проходили в 1992 г. и наступать на грабли на той территории, где проживает значительное количество граждан Российской Федерации и тех людей, которых мы по тем или иным причинам вынуждены были оставить там, и они сегодня по сути дела не защищены никем - я имею в виду гражданское население - даже под давлением наших западных коллег, которые используют все пропагандистские мощности, мы этого делать не будем.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Путин: Миф о создании телепорта в подвалах Кремля надо поддерживать
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
Убийство и самоубийство: Как развалили нашу страну
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
Кадыров опроверг сообщения СМИ: «В Чечне нет батальонов «Восток» и «Запад»»
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
ГД регулирует применение спецсредств в отношении осужденных — изменения
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин
NB!
08.12.16
Хитрая приватизация «Роснефти»: что задумал Сечин?
NB!
08.12.16
Сделка по продаже пакета акций «Роснефти» законна: ФАС
NB!
08.12.16
Украинские политики при помощи Белоруссии распродают леса Украины