"Проекты, подобные нефтепроводу ВСТО, должны максимально служить региональному развитию": интервью замдиректора Департамента социально-экономического развития регионов и территориального планирования Минрегиона РФ

Благовещенск, 24 мая 2006, 13:37 — REGNUM  

23 мая компания "Транснефть" произвела корректировку маршрута магистрального нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО) с учетом указания президента Владимира Путина о необходимости вывода его за пределы водосборного бассейна Байкала. Новый вариант маршрута проходит от Усть-Кута (Иркутская область) через Ленск (Республика Саха) на Тынду (Амурская область). Таким образом труба будет отодвинута от Байкала на 350-400 км.

Окончательное утверждение измененного проекта трубопроводной системы ВСТО планируется в конце 2006 - начале 2007 года. Фрагмент проекта, касающийся измененного участка трассы будет отдельно рассмотрен государственной экологической экспертизой. Между тем сооружение бесспорных участков нефтепровода, как ранее сообщалось, начато в конце апреля. На данный момент от Тайшета в сторону Братска уложены 3,17 километра трассы. По расчетам разработчиков, удлиннение трассы на 300-400 км не повлияет на сроки строительства (нефтепровод планируется сдать к концу 2008 года), а стоимость, возможно, даже уменьшится по сравнению с отвергнутым "байкальским" вариантом.

По просьбе ИА REGNUM некоторые аспекты воздействия проекта ВСТО на развитие регионов Восточной Сибири прокомментировал заместитель директора Департамента социально-экономического развития и территориального планирования Министерства регионального развития РФ Максим Перов.

REGNUM: Максим Вениаминович, когда речь заходит о нефтепроводе ВСТО, обычно говорится о геополитическом значении этого проекта, о диверсификации поставок российских углеводородов на мировой рынок и т.п. Можете ли вы прокомментировать возможное влияние этого проекта на региональное развитие?

Наша позиция проста: подобного рода проекты, безусловно, не должны быть просто иглой, через которую высасывается сырье. Они должны максимально служить региональному развитию, чтобы не повторялась ситуация, сложившаяся на Сахалине, где проект Сахалин-I практически не дает ничего для региона. Конечно, с точки зрения голого прагматизма компании, которая прокладывает трубу, самый короткий маршрут - самый лучший и класть вдоль железной дороги легче, чем по неосвоенным территориям. Логика бизнеса здесь понятна. Но логика пространственного развития несколько иная, и согласно ей, данный проект может стать толчком к освоению северо-востока Иркутской области и Южной Якутии.

Речь не идет о том, чтобы обременять компанию дополнительными социальными обременениями, а о том, чтобы выстраивать сам проект - в данном случае трассу трубы - таким образом, чтобы он служил организующим началом для последующего развития.

REGNUM: "Транснефть", разрабатывая новый маршрут прокладки нефтепровода в обход Байкала, остановилась на наиболее протяженном из возможных варианте, проходящем по южным районам Якутии. Именно на этот маршрут неоднократно указывали, в частности, ученые Сибирского отделения РАН как на наиболее экономически эффективный. Вы согласны с этой позицией?

Да, это так. Северный маршрут дает возможность соединить Талаканское и Верхнечонское нефтяные месторождения с магистральным нефтепроводом, и это даст толчок развитию этих регионов. Что касается короткого варианта, то он выполнил бы фактически только одну функцию - снял все вопросы по экологии, но существенно меньше дал бы с точки зрения развития.

REGNUM: Не угрожает ли "северный" вариант экологии Лены?

Опасения по поводу экологии не должны превращаться в фобию. Риски в этом случае ничтожно малы. Трубопроводный транспорт, с точки зрения вероятности аварий, особенно крупных, очень надежен, существуют отработанные технологии прокладки нефтепроводов в подобных природных условиях, и речь идет только о том, чтобы найти технические решения, в частности, для дюнкерного перехода через Лену, чтобы сделать его максимально безопасным.

REGNUM: В конце апреля министр экономического развития Герман Греф говорил о своей обеспокоенности тем, что месторождения Восточной Сибири не разрабатываются. В качестве причины он назвал полное отсутствие инфраструктуры, что делает разработку нерентабельной. Для решения данной проблемы он предлагал предоставлять компаниям большие налоговые каникулы, но является ли эта мера достаточной?

Полагаю, нет. При огромности расстояний Восточной Сибири, сложном рельефе, высокой сейсмичности, полном отсутствии дорог и совершенно жутком климате, местами непригодном для жизни, для освоения этих территорий недостаточно тонких рыночных механизмов госрегулирования; здесь необходим серьезный, масштабный проект, к которому будут подтягиваться остальные. К этому можно будет добавить и налоговые каникулы, которые повысят заинтересованность компаний, но прокладка магистрального трубопровода и дороги - это, на мой взгляд, гораздо более значимый фактор, стимулирующий развитие территории.

В классическом понимании, по Де Сото (Эрнандо де Сото - всемирно известный перуанский экономист, теоретик рыночных реформ в развивающихся странах - прим. ИА REGNUM), региональное развитие подразумевает повышение капитализации регионов. В данном случае с началом разработки месторождений, возникают поселения, развивается инфраструктура, строятся дороги, повышается связанность территорий и тем самым увеличиваются возможности для дальнейшего освоения.

Для Якутии развитие этих территорий принципиально важно. Разработка месторождений, содержащих нефть и газ, позволит если не полностью ликвидировать, то, по крайней мере, уменьшить ежегодный северный завоз топлива, который, среди прочего, взвинчивает цены в коммунальном хозяйстве. Да, строительство нефтеперерабатывающего завода для самообеспечения региона топливом требует капиталовложений, но это целенаправленная работа на будущее.

Как может выглядеть ситуация, подобная нынешней якутской, если довести ее до абсурда, я видел в Корякии. Там под ногами лежит бурый уголь, но он не используется, а уголь для отопления завозится из Кузбасса - за тысячи километров, по железной дороге, с перевалкой на суда... Можно себе представить, что происходит с ценой. Как результат - сегодня Корякия держит первое место в России по бюджетной обеспеченности. При этом внешне - библейская нищета. Только после того, как там побывал министр (министр регионального развития РФ Владимир Яковлев - прим. ИА REGNUM) и очень жестко критиковал тамошнюю администрацию, появилось сообщение о том, что в Корякии собираются начать разработку местного угля.

Главная проблема Якутии - огромные расстояния без всякой инфраструктуры. И все-таки о самообеспечении топливом надо заботиться. В конечном счете это все равно будет дешевле, чем из года в год завозить миллионы тонн нефтепродуктов. Это вопрос стратегический.

По моему убеждению, подобные крупнейшие проекты нельзя рассматривать вне комплексных схем территориального планирования соответствующих регионов и шире - вне стратегии развития Сибири и Дальнего Востока в целом. Однако такой подход еще с трудом пробивает себе дорогу.

Лично для меня знаковым решением стало объявление национальных проектов с акцентом на слове "проект". Это значит, что государство делает шаги по возобновлению проектного принципа управления наряду с преобладавшим в последние годы программным принципом, когда считалось достаточным создавать некоторые условия, в надежде, что дальше рыночная экономика все сама сделает. Однако опыт показывает, что рынок сам по себе может отрегулировать отнюдь не все. Пример того, к чему это ведет, мы видим в Ненецком АО, где несколько нефтяных компаний, в полном соответствии с рыночным принципом "максимум прибыли при минимуме затрат" построили двенадцать никак не связанных друг с другом трубопроводов. Выгодно ли это государству? Совершенно невыгодно!

Все более очевидно становится, что для освоения таких территорий государство не может обойтись без крупных проектов. Уже сейчас частные компаний зачастую имеют стратегическое и проектное видение на большую глубину, чем государство, а значит государство должно подтягиваться за ними.

REGNUM: Проект нефтепровода ВСТО может стать таким крупным проектом в этом смысле?

Я полагаю, да. Для меня очевидна необходимость разработать проект нефтепровода ВСТО, который рассматривал бы не только и не столько маршрут трубы, сейсмику и технические решения, а все развитие территории в комплексе. Такие комплексные градостроительные решения разрабатывались для зоны БАМ, для газопровода Уренгой - Помары - Ужгород, и это дало, на мой взгляд, положительные результаты. Если же этого не делать, это будет узкоотраслевой подход, со всеми вытекающими из этого издержками.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.