Москва оставляет приграничным районам Читинской области 7 копеек с рубля

Чита, 22 мая 2006, 18:22 — REGNUM  От каждого рубля, которые государство зарабатывает в Забайкальском районе Читинской области, граничащем с китайским городом Маньчжурия, федеральное законодательство оставляет в муниципальной казне 7 копеек. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, 18 мая на консультативном совете глав муниципальных образований Читинской области, проходившем в поселке Забайкальск, об этом заявил глава Забайкальского района Сергей Васильев.

По информации Васильева, в 2004 году доходы консолидированного бюджета РФ в Забайкальском районе составили 1 198 200 000 рублей. Из этих денег 1 014 500 000 рублей прошло по линии Забайкальской таможни. При этом доходы местного бюджета составили 87 млн рублей или 7,3% от общих доходов на территории муниципалитета. В этой связи Васильев назвал Забайкалье зоной однобокого экономического развития, ориентированного на военные нужды страны, и на эксплуатацию природных ресурсов региона колониальными средствами и методами.

Васильев подчеркнул, что отдаленность забайкальских владений России от европейской части страны сформировали отношение к этой территории не как к экономическому пространству, а как к военно-политическому и стратегическому рубежу: "Складывается ощущение, что в подсознании большинства российских деятелей, планирующих и проводящих китайскую политику России, всегда лежали и сегодня присутствуют опасение утраты этих территорий, готовность пожертвовать ими в интересах и нуждах европейской метрополии. За 2 столетия обладания этим краем в менталитете россиян так и не сложилось его восприятие, как части своего дома, который необходимо обустроить и сделать удобным для жизни. Всего за 2 с небольшим года доля местных бюджетов в перераспределении налоговых доходов сократилась более чем на треть с 33% в 2004 году до 20,9% в I квартале 2006 года. Забайкальская окраина была и по сегодняшний день остаётся для России не воротами в Азию, а естественным географическим рубежом, который предстоит преодолеть и в психологическом, и в политическом, и в экономическом плане. Интеграция России в азиатский регион, о которой так много и красиво говорят, в современной интерпретации большинства российских политиков и крупного российского бизнеса не более чем закамуфлированная продажа природных богатств Забайкалья за рубеж. В начале XXI века у российского правительства нет цельно и эффективной стратегии включения России и ее забайкальских регионов в интеграционные процессы Северо-Восточной Азии".

Васильев считает, что понимание важности китайского фактора для Забайкалья присутствует в политическом руководстве России, но между пониманием вызова и способностью на него реагировать по-прежнему лежит большая дистанция: "Какова стратегия социально-экономического и технологического развития региона на ближайшее десятилетие? Такой стратегии нет. Все федеральные и региональные программы последнего десятилетия по сути существуют лишь на бумаге и всерьез никем не воспринимаются".

По мнению главы муниципалитета, важнейшей причиной в целом слабо упорядоченного и малоэффективного для российской стороны развития российско-китайских приграничных связей остается несовпадение интересов федерального центра и приграничных регионов: "Москва, формально отдавая эту форму взаимодействия местным властям, принимает в нем, тем не менее, самое деятельное участие. Именно она формирует политическую и правовую основы приграничного взаимодействия, посредством различных финансово-экономических рычагов влияет на выбор его форм и направлений, инициирует или тормозит процесс реализации крупных межгосударственных проектов, куда вовлекаются приграничные регионы 2-х стран". В качестве примера, доказывающего правоту своих слов, Васильев привел российскую часть приграничного торгового комплекса Забайкальск-Маньчжурия: "Здесь существуют 2 межправительственных соглашения, множество поручений правительства. Несмотря на это, российскую часть комплекса не могут построить в течение 13 лет, несмотря на то, что китайская сторона отстроила свою 10 лет назад".

Глава Забайкальского района попытался ответить на вопрос о том, зачем Китаю Забайкалье. В числе основных интересов Китая Васильев ожидаемо назвал доступ к российской ресурсной базе и рынку сбыта для развития китайской экономики: "В этой связи Китаю нужны добрососедские отношения с районами Забайкалья, главным образом, исходя из интересов экономического развития своей страны, которые сосредоточены в возможности доступа к природным ресурсам, транспортной инфраструктуре и рынкам сбыта Сибири".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.