Правозащитники потребовали незамедлительно выдать тела погибших в ходе октябрьского мятежа в Нальчике - суд ответил отказом

Нальчик, 5 мая 2006, 18:28 — REGNUM  Общероссийское движение "За права человека" распространило сообщение о том, что 4 мая 2006 года сотруднику движения Евгению Ихлову, пришло по почте Постановление Нальчикского городского суда от 14 апреля 2006 года, которым была отклонена его жалоба на отказ в выдаче тел погибших, вина в совершении терроризма которых не установлена. Жалоба была подана (в порядке ст. 125 УПК РФ) на действия заместителя начальника Главного Управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО Кравченко В.П. в интересах родных погибших в ходе событий 13-14 октября 2005 г. в Нальчике.

В своей жалобе Евгений Ихлов просил Нальчикский городской суд "признать ответ Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО государственного советника юстиции 2 класса В.П. Кравченко незаконным и необоснованным; обязать Генеральную прокуратуру РФ предпринять меры прокурорского реагирования по пресечению незаконных отказов в незамедлительной выдаче для погребения на основании Федерального закона "О погребении и похоронном деле" тел граждан, погибших в ходе событий 13 октября 2005 г. в г. Нальчик, чья вина в совершении преступления терроризм не доказана судом".

Суд счел, что "доводы жалобы о том, что погибших в результате событий 13 октября 2005 г. нельзя считать виновными, т.к. вынесение в отношении них обвинительного приговора невозможно, следует признать преждевременными и не вполне точными. Несмотря на наступление смерти лица, органы предварительного следствия должны установить его причастность к преступлению и принять после этого процессуальное решение. Поэтому до окончания предварительного следствия говорить об ущемлении конституционных прав родственников и затруднении их доступа к правосудию невозможно". Таким образом, суд не отменил отказ следствия в выдаче тел погибших, и тем самым, упустил шанс для национального примирения в Кабардино-Балкарии, считают сотрудники движения "За права человека".

Евгений Ихлов обратился в Генеральную прокуратуру РФ 25 декабря 2005 года в интересах прав и свобод 7 жителей Нальчика, напоминает корреспондент ИА REGNUM. Обращение в Генеральную прокуратуру РФ было связано с тем, что представители Главного управления Генеральной прокуратуры РФ по Южному федеральному округу отказали доверителям Ихлова в выдаче для погребения в соответствии с их религиозными и национальными обычаями идентифицированные тела их детей, погибших в ходе событий 13 октября 2005 г. в г. Нальчик, КБР. Отказы обжаловались в порядке ст. 123, 124 УПК РФ и ст. 10 Федерального Закона "О прокуратуре РФ", поскольку они мотивировались исключительно поиском доказательств со стороны следствия причастности погибших к совершению преступления "терроризм" (ст. 205 УК РФ), что по мнению правозащитников подтверждает нарушение в данном случае принципа презумпции невиновности. Е.В. Ихлов обратил внимание Генеральной прокуратуры РФ на то, что отказы работников прокуратуры нарушают нематериальные права его доверителей и их погибших сыновей, которые они защищают на основании ст. 150 ГК РФ, а также их непосредственные конституционные права. Доверители являются мусульманами, исповедуют исламскую религию. Право быть погребенным с соблюдением своих религиозных и национальных обычаев (ритуалов) прямо вытекает из совокупного смысла статей 8 и 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и части 1 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Эти международно-правовые нормы гарантированы или повторены Конституцией РФ: ч. 4 ст. 15; ч.ч.1-2 ст. 17; ст. 28. Право на свободу религии включает в себя право хоронить родных и близких в соответствии с религиозными канонами. "Отказ в выдаче родным тела для погребения с соблюдением своих религиозных и национальных обычаев (ритуалов) - это серьезное ограничение неотчуждаемых нематериальных прав гражданина... такой отказ носит характер санкции, налагаемой на преступника", - говорится в жалобе Евгения Ихлова.

Кроме того Е.В. Ихлов указал в своей жалобе, что норма Закона ("Погребение террористов, умерших в результате пресечения террористической акции, осуществляется в порядке, устанавливаемом правительством Российской Федерации. При этом, их тела для захоронения не выдаются и о месте их захоронения не сообщается") применима только к преступникам, однако, причастность к преступлению терроризм в отношении сыновей его доверителей ни судом, ни следственными органами не установлены, и таким образом, нарушается "краеугольный камень" правосудия - принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ).

В январе 2006 г. Е.В. Ихлов получил ответ из Генеральной прокуратуры РФ от заместителя начальника Главного управления в ЮФО государственного советника юстиции 2 класса В.П. Кравченко. В этом ответе сообщалось, что жалоба от 28.12.2005 г. рассмотрена и оснований для прокурорского реагирования не усмотрено. "Из ответа следует, что вопрос о выдаче моим доверителям тел их погибших родственников (детей) поставлен в зависимость только от дальнейшего установления в ходе расследования уголовного дела № 25/78-05 факта причастности их родственников к совершению вооруженного нападения", - считает Ихлов и приводит ряд обоснований своего несогласия с ответом Генпрокуратуры. Во-первых, - указывает Ихлов, - расследование уголовного дела №25/78-05 ведется не только по признакам ст. 205 (терроризм), но и ст.ст. 105, 209, 317 УК РФ, и в ответе речь идет об установлении вины за "вооруженное нападение", а не за преступление "терроризм". Таким образом, нет оснований для применения к погибшим ст. 16-1 Федерального Закона "О борьбе с терроризмом". Во-вторых, по мнению Евгения Ихлова, - в ответе из Генеральной прокуратуры РФ и в иных ответах из органов прокуратуры проигнорированы следующие нормы: ст. 14 УПК РФ, ст. 49 Конституции РФ, ч. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ст. 11 Всеобщей Декларации прав человека, а именно - к погибшим применяется норма, распространяемая только на преступников, и, таким образом, нарушается презумпция невиновности. В результате, конституционные права граждан на выполнение религиозных обрядов и на неприкосновенность частной и семейной жизни грубо нарушены в результате незаконного наложения внесудебной санкции, чем им причинены тяжкие моральные страдания. В-третьих. Федеральный закон "О погребении и похоронном деле" (Статья 3. Погребение): "определяет погребение как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации). Статья 1. (Задачи настоящего Федерального закона): "Задачи настоящего Федерального закона регулирует отношения, связанные с погребением умерших, и устанавливает: 1) гарантии погребения умершего с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожелания родственников.". Статья 8. (Гарантии при осуществлении погребения умершего): "Супругу, близким родственникам, иным родственникам, законному представителю умершего или иному лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего, гарантируются: 1) выдача документов, необходимых для погребения умершего, в течение суток с момента установления причины смерти; в случаях, если для установления причины смерти возникли основания для помещения тела умершего в морг, выдача тела умершего по требованию супруга, близких родственников, иных родственников, законного представителя умершего или иного лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего, не может быть задержана на срок более двух суток с момента установления причины смерти". "Поэтому действия прокуратуры, препятствующей реализации гражданами вышеуказанных норм закона "О погребении и похоронном деле" незаконны", - говорится в жалобе сотрудника общероссийского движения "За права человека".

В постановлении Нальчикского городского суда сообщается о том, что оно может быть обжаловано в Верховный суд Кабардино-Балкарии в десятидневный срок с момента его вынесения. Однако копию постановления заявитель получил лишь спустя 20 дней после его вынесения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.