Ликвидатор аварии на ЧАЭС из Башкирии: 20 лет назад мы мир спасли

Уфа, 26 апреля 2006, 02:10 — REGNUM  

Сегодня, 26 апреля, во всем мире скорбят о жертвах аварии на Чернобыльской АЭС. Как изменилось за это время отношение государства к героям противостояния человека и атома, усвоен ли урок за эти годы, и что думают сегодня о трагедии ликвидаторы последствий аварии - на эти вопросы в интервью корреспонденту ИА REGNUM отвечает один из них - житель Башкирии Масаф Каримов.

"В то время был военнослужащим, - рассказывает он. - Нас направили в Чернобыль и разместили в 20 км от станции. Мне не довелось жить в бункере на самом атомном объекте, но каждый день из воинской части мы выезжали на место аварии. Причем сначала ехали на "чистых" машинах, а за 5-7 км от АЭС - пересаживались на так называемые "грязные" в плане радиационного поражения грузовики. На месте по карте определяли время максимального пребывания в той или иной зоне. Правда, вначале максимальная ограничивающая доза облучения была 25 рентген, а потом ее снизили до 10 рентген. Но 25 рентген почти никому не ставили. У меня лично 23,9 рентген".

ИА REGNUM: Какие места на станции считались самыми опасными?

Верх предела радиации наблюдался на крыше. Туда направляли в основном солдат. За две минуты пребывания здесь можно было набрать сверхвысокую дозу облучения и ждать только отправки домой. Другим страшным объектом считался хвойный лес, который от поглощенного облучения стал рыжим. Так же сильно отдавала радиацию зеленая трава, флорофиллы которой сильно поглощают радионуклеиды.

ИА REGNUM: В чем заключалась ваша работа на зараженной АЭС?

Кроме нас на станции работали также гражданские специалисты, которые занимались своим сугубо конкретным делом, а мы убирали грязь. Вытаскивали из помещений все, что там находится, отвозили это в "могильник", а после этого мыли все стены, потолок и пол водой с щелочью, которая подавалась из шланга как у пожарных. После смыва грязи - измеряли, насколько сбился фон облучения.

ИА REGNUM: Как защищались от радиационной пыли?

Гражданские лица, сделав свою работу, тут же удалялись. Причем им каждый день одежду выдавали новую. А мы всегда были в своем обмундировании. Во имя своего здоровья - только вытряхивали свою одежду на ветру и тут же снова надевали ее на себя. Кроме этого, тщательно мылись в душе, после которого проходили через датчики, измеряющие радиацию. Они и показывали, насколько хорошо человек помылся.

ИА REGNUM: Чувствуете ли вы на себе отдачу государства за тот героический подвиг, который вы совершили как ликвидатор?

Когда это было более актуально в 90-х годах, внимания к нам было больше. Правда, тогда мы и друг друга знали плохо. Сейчас связи между нами наладились, но внимание со стороны государства все меньше и меньше. Время лечит, то, что случилось, забывается.

ИА REGNUM: В чем это выражается?

Вот пример из моей жизни. В прежние годы я ежегодно ездил в санаторий "Янгантау" и проживал в люксе, а теперь предлагают только пансион. До принятия 122-го закона таких проблем у нас не было. Я считаю, что любые изменения, которые происходят в законодательстве, не должны идти в сторону ухудшения условий жизни.

Другая проблема - жилищное обеспечение. По закону инвалиды Чернобыля через три месяца после подачи заявления должны обеспечиваться жильем. Но на деле об этом нет и речи, жилищную проблему для ликвидаторов обещали снять только к 2010 году. По Башкирии в очереди за квартирами стоят сегодня более 300 человек, таких как я.

ИА REGNUM: Как вы относитесь к радужным горизонтам развития атомной энергетики, которые нам постоянно рисуют?

В целом атомные электростанции я считаю перспективными. Они менее затратные и более доходные, хотя их строительство и обходится очень дорого. Другой вопрос - каковы технологии, которые будут применяться на АЭС, и гарантии безопасности, которую на них дают. Если они дают 99% гарантии, почему бы их ни использовать. К тому же они экологически чистые и позволяют получить дешевую энергию.

Я думаю, что в перспективе весь мир перейдет на термоядерные станции. Но во главу угла должны ставить вопрос безопасности. Если она обеспечена на достаточном уровне, почему бы ни строить АЭС. Гидроэлектростанции ведь тоже эксплуатировать проблематично, ведь при их строительстве огромные территории затапливаются.

ИА REGNUM: Как вы считаете, усвоен ли урок Чернобыля за 20 лет?

Трагедия, которая произошла в Чернобыле, - это был урок для всего мира, а не только для нашей страны. В ликвидации аварии принимала участие практически весь Советский Союз. С течением времени все это забывается. Но горе, которое постигло семьи, навсегда останется в народной памяти.

Многих из нас уже нет в живых, у многих разрушились семьи. Хотелось бы, чтобы молодое поколение хранило память о нашем подвиге. Мы ведь мир спасли, не говоря уже о стране. Промедление было смерти подобно, и каждый упущенный день мог бы пагубно отразиться на радиационном фоне всего земного шара.

Мы живем в эру ядерных технологий, и где гарантия, что подобная трагедия не повторится. Поэтому забывать о ней нельзя. Это и будет свидетельством усвоенного урока.

Справка ИА REGNUM. В настоящее время в Башкирии проживает 2023 ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-87 годы и 420 - в 1988-90 годы. Сразу после аварии - 20 лет назад - их насчитывалось более 3000 человек. Разница обеспечена за счет миграции и смертности. Кроме этого, в республике живут переселенцы из зараженной зоны. Всего пострадавших от действия радиации в регионе 3911 человек..

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.