В Чернобыль человек приезжал, как в рентген-кабинет: интервью руководителя организации "Инвалиды Чернобыля" Кузбасса

Кемерово, 24 апреля 2006, 18:38 — REGNUM  По данным администрации Кемеровской области, более 3 тысяч кузбассовцев принимали участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции: военнослужащие и люди гражданских профессий: строители, медицинские работники, шахтеры. Сегодня в регионе проживает около 2 тыс. чернобыльцев, более 350 из них - жители Кемерова. В Кузбассе действуют две организации - областной "Союз "Чернобыль" России" и "Инвалиды Чернобыля". Накануне 20-летия трагедии и Дня памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах, который отмечается 26 апреля, корреспондент ИА REGNUM побеседовал с председателем Кемеровской региональной общественной организации "Инвалиды Чернобыля" Игорем Бирюковым.

ИА REGNUM: Игорь Викторович, в какое время вы приехали в Чернобыль? Добровольно поехали на ликвидацию последствий аварии?

Когда предложили туда поехать, я спросил, что будет с детьми: у меня было двое ребятишек, младший родился в 1983 году. Мне обещали, что их не оставят. В то время я был бригадиром автоколонны, кандидатом в КПСС. Разговор был короткий: если не мы, то кто? Вернувшись из армии, я уже был тем человеком, который готов был ехать в командировку, что-то подобное делать. Нас отправили туда 28 декабря 1986 года.

11 января 1987 года я прибыл в Сибирский полк, который был рассортирован в поселке Черемошня. Находился там до 18 марта. На моем счету 22 выезда на станцию. Официально полученная доза радиации - 13,8 рентген. Неофициально - только внуки узнают, наверное: даже архивы не обладают такой информацией: многие документы, которые получили в период работы там, были уничтожены, так как подверглись радиационному воздействию.

ИА REGNUM: Что вам там запомнилось? Какие воспоминания возникают при упоминании Чернобыля?

Честно говоря, ничего интересного не было, красивые места жаль было. Когда мы только приехали, там была замечательная природа, искусственные насаждения. Дороги удивительные, их прокладывали еще пленные немцы: булыжные дороги, а сверху проложен асфальт. Причем асфальт позволял на грузовике проезжать со скоростью 140-150 км в час. После очистных станций, которые мыли и проверяли машины на радиационную загрязненность, стояли знаки, призывающие проезжать зоны радиоактивного загрязнения на предельной скорости.

Человек приезжал туда как в рентген-кабинет, не зависимо о того, что он там делал, таскал мусор или копал, или еще что-то. Все уже были под колпаком, и он мог увеличивать дозировку там, где был открытый грунт. Мы проводили разведку, и в некоторых местах было до 200 рентген. Мониторинг проводился ежесуточно. У каждого солдатика, партизан так называемых, призванных на сборы, должен был быть дозиметр, но понимаете, как это было в советское время: ими были обеспечены только дозиметристы, которые замеряли общий фон, делили на количество людей и получали средний результат.

Были экскаваторщики, которые работали на "грязных" машинах. Только говорят, что технику доставляли новую. Ту, что мы успели привезти с полком, использовали пока она не "зазвенела": металл набирает радиоактивные частицы, а потом начинает излучать их. Машины, конечно, мыли, но в Киев уже не пускали: за 100 км от города заворачивали обратно. А мы сидели в этих машинах большую часть времени: от Черемошни до самой станции было порядка 44 км. Зимой садили ребят в "БелАЗ", крытый фанерой, ставили печку-буржуйку и везли на работу. У нас не было такого, как говорят, 45 минут в день работали, мы по 4-5 часов были именно там. Возвращались и сидели в той же машине, курили.

Был такой казус: ребята курили около станции, где было заасфальтировано, бетон с полметра сверху, но оставили грунт для цветов. Мимо проходит дозиметрист, померил фон от земли - 6 рентген в час. Всех как ветром сдуло. И таких ситуаций было очень много. В подвале оперативного штаба в самом городе Чернобыле замеряли фон - порядка 1,5 рентген в час. Сколько это за сутки? А за несколько месяцев? Раз в неделю замеряли одеяла на фон, так и они "звенеть" начинали.

Телевидение как-то показывало, что форму снимали, часто меняли. Этого не было. Неделю человек ходил в одной форме, одних кальсонах. Правда, если выполняли крутые задания, то сразу баню делали. В каждом полку они были, но построены-то из того же леса. Полк находился в 30 км, как считалось "чистой зоне" - 0,002 рентгена в час - допустимая доза. Но за месяц мы получали, никуда не выезжая, 2 рентгена облучения. Люди, которые там находились по шесть месяцев - повара, например, - до сих пор не могут доказать свою причастность к участникам аварии.

ИА REGNUM: Вам не было страшно? Не пугали последствия пребывания там?

Но тогда мы об этом не думали. Это было нашим делом. И сейчас, если что-то случится, народ встанет и пойдет, мало, кто откажется, скажет. У нас в крови привычка, российский менталитет объединяться, когда беда пришла. Когда хорошо, все грызутся, спорят, а горе объединяет.

ИА REGNUM: На уровне области существуют льготы для чернобыльцев? Как вообще сегодня помогают?

В принципе, достаточно федеральных льгот, если бы они все реализовывались в полном объеме. Область всегда оказывает материальную поддержку к 26 апреля, сохранен бесплатный проезд на городском транспорте и пригородных маршрутах, который в соответствии с законом №122 был отменен. Тут несколько иная ситуация: у нас есть отдельный федеральный закон, и федеральный бюджет худо-бедно финансирует суммы в возмещение вреда, продукты питания, пенсионное обеспечение. Если бы нужны были дополнительные льготы, мы бы об этом заявляли.

После 2002 года наш регион закрывается по выше названным вопросам без проблем, остались только не всем выплаченные единовременные суммы - выплаты возмещения вреда здоровью инвалидам-ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС по решению судов. Там большие деньги. (По данным областной администрации, в 2005 году - 11,5 млн. рублей по всему Кузбассу. - прим. ИА REGNUM). Хотя есть Указ президента закрыть все суммы по возмещению вреда до 26 апреля. Посмотрим.

Главное, что это проблемы не сегодняшнего дня и не областного уровня. Пока не будет кто-то конкретно отвечать за обеспечение чернобыльцев, процесс будет долгим. На торжественном приеме 21 апреля губернатор Аман Тулеев предложил создать единую структуру, единый Центр для оперативного и своевременного оказания помощи чернобыльцам. Посмотрим, как скоро и в какой форме это реализуется.

ИА REGNUM: По информации областного департамента строительства, в Кузбассе 234 участника ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС стоят в очереди на жилье. Что вы знаете об этом? Как решается вопрос обеспечения чернобыльцев жильем?

Многие уже получили квартиры, но не все. Ежегодно выделяется несколько государственных жилищных сертификатов, но их дают очень мало и по ним причитается в среднем 500 тыс. рублей, даже комнаты гостиничного типа столько не стоят (по сертификату расчетная стоимость 1 квадратного метра жилья - 12,6 тыс. рублей, тогда как средняя цена на вторичном рынке - 18-20 тыс., в новых домах - до 30 тыс. рублей. - прим. ИА REGNUM).

Мы привозили сертификаты из Москвы, и мэр Кемерова выделял нам квартиры в новом доме. В этом вопросе помогают и в целом по области: можно взять беспроцентный кредит на 15 лет на разницу между суммой сертификата и стоимостью квартиры, в новых домах пару квартир всегда выделяют чернобыльцам.

ИА REGNUM: А как насчет лекарств и медпомощи?

С обеспечением лекарствами и путевками, к сожалению, есть трудности. На местном уровне как-то пытаются это решать, на деле только 50% реализуется. То запаздывает финансирование, то нет нужных лекарств, то еще что-нибудь. В прошлом году, например, не было путевок в санатории. Ребята сейчас вынуждены обращаться в суды за выплатами компенсаций за не предоставленные путевки. А это порядка 40 тыс. рублей каждому.

В Кузбассе бесплатно проводится лечение ликвидаторов, но, конечно, это не может охватывать всех. Финансово помогают получить дорогостоящее лечение в специализированных клиниках (как ранее сообщало ИА REGNUM, по данным областной администрации, за 2 последних года такую помощь получили 74 человека, ежегодно на эти цели направляется 1,5 млн. рублей).

Справка ИА REGNUM:

Игорь Бирюков родился в 1958 году. Образование высшее. В 1998 году указом президента России был представлен к государственной награде "Орден мужества". Российский "Союз "Чернобыль" занес его в Книгу Почета лиц, принимавших участие в ликвидации аварии, с вручением серебряного "Знака почета". Председатель Кемеровской региональной общественной организации "Инвалиды Чернобыля". Заканчивает юридический факультет Кузбасского института экономики и права. Женат, имеет двоих детей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail