"Музей и структуры епархии прекрасно могут сосуществовать в Рязанском кремле": интервью федерального архитектора Министерства культуры по Рязанской области Елены Одинец

Москва, 20 Апреля 2006, 09:46 — REGNUM  

Как ранее сообщалось, в правительстве РФ готовится решение о передаче основной территории историко-архитектурного музея-заповедника "Рязанский кремль" в ведение Рязанской епархии.

22 февраля Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II обратился к президенту России Владимиру Путину с письмом, в котором, в частности, говорилось, что большая часть площадей используется музеем нерационально. "В частности, практически пустуют Успенский собор, Колокольня Рязанского кремля. Архиерейский дом, церковь Богоявления и Спасо-Преображенский собор находятся в аварийном состоянии и сданы в аренду музеем Управлению записи актов гражданского состояния администрации Рязанской области. В церкви Святого Духа расположена библиотека музея, а в Архангельском соборе - выставка портретов, рукоделия и икон. Однако на протяжении долгого времени Русской Православной Церкви отказывается в передаче этих главных святынь Рязанской земли, хотя основная цель сохранения музея в этом уникальном комплексе - получение доходов от туризма. Пришло время восстановить историческую справедливость и передать весь комплекс бывших церковных зданий их исконному владельцу - Рязанской епархии Русской Православной Церкви в безвозмездное пользование", - писал Патриарх.

6 марта на это обращение последовала резолюция Владимира Путина: "Фрадкову М.Е., Грефу Г.О. Прошу рассмотреть и предложить вариант положительного решения", а 21 марта коллектив музея-заповедника, в свою очередь, обратился с письмом к президенту. В этом обращении, в частности, говорилось: "Почему активно действующий, стабильно развивающийся музей-заповедник должен быть уничтожен? Мы надеемся, что, при всей сложности ситуации, может быть найдено решение, позволяющее избежать необратимых последствий". При этом сотрудники музея утверждали, что руководство Рязанской епархии ввело в заблуждение Патриарха, убедив его в том, что музей своей деятельностью наносит ущерб рязанским святыням.

В Рязани начался сбор подписей за сохранение музея-заповедника. По данным на 6 апреля, было собрано свыше 13 тыс подписей. В частности, музей поддержали: Государственный Институт искусствознания, кафедра археологии исторического факультета МГУ им. Ломоносова, Ассоциация музеев России (37 подписей представителей 34 музеев и музейных объединений из 20 регионов России), представители целого ряда музеев-заповедников и др.

По информации ИА REGNUM, в настоящее время ведется интенсивный поиск компромиссного правового варианта, который позволил бы разрешить конфликт и не нанес ущерба культурному наследию. Свой взгляд на проблему в беседе с корреспондентом агентства высказала федеральный архитектор Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ по Рязанской области Елена Одинец.

REGNUM: Елена Григорьевна, сколько лет вы имеете дело с Рязанским кремлем?

Впервые я приехала в Рязань в 1974 году чтобы производить обмеры Архангельского собора по заданию архитектора Ирины Валентиновны Ильенко, которая тогда руководила реставрацией кремля. А в качестве главного архитектора проектов я начала работать там с 1993-94 гг.

REGNUM: То есть вы являетесь свидетельницей и непосредственной участницей того, что происходило с памятниками Рязанского кремля, более двадцати лет. Какие наиболее важные работы были выполнены за это время?

К 950-летию Рязани, которое отмечалось в 1995 г., на южном фасаде Архиерейского дома ("Дворца Олега") были восстановлены одиннадцать великолепных оконных наличников и проведены консервационные работы по фундаментам центрального крыльца. В 1996 году Рязанской епархии было передано здание "Гостиницы знати" (бывшие братские кельи) с домовой церковью Иоанна Богослова, и наша организация - Центральные научно-реставрационные проектные мастерские Министерства культуры РФ уже по заказу епархии проводила проектные и исследовательские работы. В 2002 году мы занимались подготовкой Христорождественского собора к освящению после того, как из него выехал Государственный архив Рязанской области. После этого мы целый сезон занимались церковью Богоявления - выводили из аварийного состояния подклет и предотвратили угрозу обрушения его свода. Но на следующий год работы пришлось прекратить, потому что, как выяснилось, музей не имел права их финансировать; это должен был делать архив городского ЗАГСа, арендующий у музея церковь Богоявления.

За последние тридцать лет не раз реставрировалась и Соборная колокольня. Мы подняли туда колокола, поменяли старую обшивку шпиля на новую медную и позолотили его, восстановили гипсовые фигуры трубящих ангелов на третьем ярусе, перевели колокольню с традиционной покраски известковыми красителями на более современные, стойкие краски. Подобрать рецептуру было очень непросто, учитывая, что верхний ярус колокольни не кирпичный, а металлический, но вот прошло уже несколько лет, а колокольня по-прежнему выглядит хорошо. Правда, нынешняя суровая зима отрицательно сказалась на позолоте. На своде под шпилем появились большие ржавые пятна из-под облетевшей позолоты. Ну что ж! Она простояла почти двадцать лет, и это очень хороший срок. В Московском Кремле главы перезолачивают уже через 10 лет.

Главным храмом кремля - Успенским собором - мы очень серьезно занимались несколько сезонов. По технологии, разработанной нашими реставраторами, каждый кирпичик собора был покрыт особой краской, предохраняющей от выветривания. Несколько лет назад по Рязанской области прокатился ураган, который повредил кресты, а главы собора и до этого были в достаточно плохом состоянии. Мы сняли всю старую покраску до медного основания, отреставрировали и заново позолотили звезды, заново покрасили главы в цвет ультрамарина. Наши химики-технологи разработали для этого специальную технологию. Надо сказать, что в 1985 году, когда золотили центральную главу, кресты и растяжки, на это ушло 2 килограмма сусального золота.

Кроме того, галерея, окружающая собор, была в очень плохом техническом состоянии. Медная гидроизоляция под белокаменными плитами прохудилась, в подклете собора начались протечки. Пришлось снимать плиты, запаивать все швы, класть дополнительную гидроизоляцию. Мы восстановили и чугунную ограду галереи, и ступени центральной лестницы, и парадные двери собора с трех сторон. Двери в Успенском соборе уникальные - они украшены орнаментом из луженого прорезного железа, под которое подложена слюда. Чтобы отреставрировать их, потребовалось восстанавливать утраченную технологию, подбирать куски слюды нужного размера и цвета... В денежном выражении эти двери стоили очень дорого.

Сейчас мы заканчиваем реставрацию Глебовского моста, по которому посетители попадают на территорию кремля, и продолжаем работу над Архиерейским домом - занимаемся восстановлением центрального крыльца. Проведены археологические исследования фундаментов утраченной крупной хозяйственной постройки - Солодёжни, и проектируется ее восстановление. В более отдаленных планах у нас была музеефикация подклета Успенского собора, где археологами найдены остатки стен его недостроенного предшественника, рухнувшего в 1692 году, и расположенной рядом Зелейной палаты. Но, учитывая возможную передачу объектов кремля епархии, я не уверена, что эти планы осуществятся. Боюсь, что епархии будет неинтересно заниматься этим.

REGNUM: Как бы вы охарактеризовали в целом нынешнее состояние комплекса Рязанского кремля?

Я бы сказала, что он в целом находится в хорошем техническом состоянии. Осталось выполнить совсем немного работ. Очень обидно, что мы не можем заняться аварийной Богоявленской церковью. Пока там по-прежнему находится архив, и город, несмотря на все наши просьбы, никак не может найти другое помещение для него. Что касается остальных объектов музея-заповедника, то они как всякий крупный архитектурный комплекс нуждаются в основном в постоянных поддерживающих работах.

Но в последние годы довольно тревожные явления наблюдаются в Успенском соборе. В интерьере появились трещины, связанные с просадкой фундаментов северной стороны. В 50-е годы, когда были проведены большие работы по укреплению южных фундаментов, северные были в хорошем состоянии. Теперь, очевидно, пришла их очередь. Ситуация может стать потенциально угрожающей, поэтому мы с руководством музея-заповедника как раз планировали включить укрепление северных фундаментов Успенского собора в план работы на лето 2007 года. Эти работы крайне сложные и дорогостоящие.

REGNUM: Из вашего рассказа вырисовывается картина, противоречащая той позиции, которую занимает епархия, когда она выступает против музея, который, по ее мнению, не обеспечивает должную сохранность памятников.

Да, это так.

REGNUM: Если музей уйдет из занимаемых им сейчас строений и его место займут различные структуры Рязанской епархии, как это может отразиться на сохранности памятников кремля?

Нам как архитекторам и реставраторам будет очень обидно увидеть, как кремль после того, как он достиг такого расцвета, начнет на глазах ветшать. Меня очень тревожит то, что епархия не обладает достаточными денежными средствами, чтобы поддерживать эти памятники. Каждый год государство выделяет на это из федерального бюджета порядка 15-18 млн рублей, из которых 500-600 тыс. идет на проектные работы, а остальное на реставрационные работы. Боюсь, что епархиальные власти сейчас не вполне представляют себе, во что для них может вылиться передача всего этого огромного комплекса.

К сожалению, есть уже прецедент, показывающий, что епархия не может в полной мере решить и куда более скромную задачу. Когда ей была передана в бессрочное пользование бывшая "Гостиница знати", епархии удалось очень небольшими средствами провести косметические работы в этом здании и приспособить его для размещения Духовного училища. Была перекрыта крыша, восстановлен деревянный восьмерик с главкой, венчающий домовый храм, интерьеры были оштукатурены и покрашены, оборудована кухня - короче говоря, были выполнены работы, необходимые для того, чтобы разместить там классы и жилые помещения для учащихся. Нами был сделан и передан руководству Духовного училища полный проект реставрации, но он так и остался не выполненным до конца. Уже лет пять, как нужно покрасить крышу, она уже начала ржаветь, но у епархии нет средств ни на это, ни на то, чтобы подвести фундамент под южную часть корпуса, где идет постоянная просадка. Не восстановлены окна в формах XVIII века, следы которых мы обнаружили, не восстановлена предусмотренная проектом реставрации покраска фасада в бледно-голубой цвет по состоянию на время постройки домового храма, то есть на 1903 год. Мы передали епархии технологию того, как нужно покрасить главу и позолотить крест и звезды, но средств на это тоже не оказалось. К сожалению, вместо профессиональных реставраторов была нанята бригада малоквалифицированных рабочих с Украины, и вместо позолоты крест был покрашен обычной краской-бронзянкой на лаке. Сейчас эта краска потемнела, крест и звезды совершенно не блестят и выглядят непрезентабельно.

Несмотря на то, что Духовное училище принадлежит епархии и имеет собственную территорию, его состояние нас не может не волновать. Это здание все равно остается частью комплекса Рязанского кремля, который рассматривается как единое целое и имеет статус особо ценного объекта культурного наследия народов Российской Федерации.

Помимо финансовых проблем, надо отметить и то, что содержание комплекса кремля представляет собой очень сложную инженерную задачу, требующую профессионального подхода. Дело в том, что кремлевский холм очень сложен в геологическом отношении, там имеются блуждающие водные линзы, которые живут своей жизнью вне зависимости от производимых на территории работ и иногда угрожают фундаментам тех или иных строений. Поэтому кремлю необходим постоянный мониторинг состояния грунтов, который сейчас по заказу музея-заповедника осуществляет группа ученых из Московского геологоразведочного института. Естественно, ведется постоянное наблюдение и за всеми постройками. Скажем, Архиерейский дом - очень длинное здание, часть которого стоит на твердых грунтах, а часть - на насыпных. Из-за разности в осадке фундаментов периодически возникает температурная трещина. Она не угрожает прочности здания, но мы, естественно, очень тщательно контролируем ситуацию.

REGNUM: С начала 2000-х годов ряд объектов Рязанского кремля находятся в совместном использовании музея и епархии. Поясните, пожалуйста, что это значит?

Использование памятников совместно со светским музеем, на мой взгляд, представляет собой форму, очень удобную для церкви. Скажем, находящийся в совместном использовании Христорождественский собор является кафедральным храмом Рязани. Богослужения в нем проходят ежедневно, при этом Министерство культуры России ежегодно выделяет деньги на то, чтобы музей и рязанская реставрационная мастерская поддерживали собор в порядке и реставрировали его фасады, а интерьер является зоной ответственности епархии. Все это зафиксировано в документах, выработанных совместно Министерством культуры, музеем и представителями епархии. Отдельно оговорено, что допускается посещение интерьера собора экскурсионными группами в то время, когда там не проходит богослужение. В основном это бывает в летнее время, когда туристы, прибывающие в Рязань на теплоходах по Оке, могут заходить в собор. Обычно они ставят свечи, так что экскурсанты даже приносят храму дополнительный доход.

Епархия постоянно упрекает нас в том, что мы не хотим провести в Христорождественский собор центральное отопление, и он продолжает отапливаться дровами. Должна сказать, что нашей проектной организацией был выполнен проект по отоплению собора, однако существующая котельная, принадлежащая музею, не имеет достаточно мощности, чтобы отапливать еще один объект. Такая же история с Преображенским собором. Мы сделали расчеты необходимой мощности котлов, и два или три года музей обивал пороги Министерства культуры, чтобы получить необходимые средства, потому что город Рязань не в силах сделать для своего кремля новую котельную. Наконец-то недавно дело сдвинулось с мертвой точки, министерство нашло только 5 миллионов из необходимых 10-ти. На полученные деньги закуплена модульная котельная, но на завершение работ и проект подводки денег по-прежнему нет.

REGNUM: Успенский собор тоже находится в совместном использовании, но там ситуация, видимо, более сложная, потому что там имеются особо ценные элементы интерьера?

Да, прежде всего это касается шестиярусного иконостаса, который уникален не только для Рязани, но и для всей России. Много лет велась реставрация великолепной барочной резьбы и икон, и для их сохранения в помещении собора должен постоянно соблюдаться определенный температурно-влажностный режим, разработанный нашими специалистами - химиками-технологами и микологами. Конечно, это налагает определенные ограничения на богослужебное использование собора, однако богослужения по праздникам в Успенском соборе все-таки проходят при соблюдении определенного режима проветривания. По особо торжественным дням там проходит архиерейская служба. Потребности в повседневном использовании его просто нет - в городе достаточно много действующих храмов, кроме того, кремль находится в стороне от основной жилой застройки, посещать его храмы для горожан не очень удобно, так что даже значительно меньший по вместимости Христорождественский собор отнюдь не всегда бывает полон молящихся.

Успенский собор был построен как летний храм, он никогда не отапливался, поэтому сейчас доступ в него есть только в теплое время года. Владыка Павел (епископ Рязанский и Касимовский - прим. ИА REGNUM) настаивает на том, чтобы провести отопление и в этот собор, но этот вопрос рассматривали несколько серьезных комиссий из Министерства культуры, которые в один голос заявили, что этого делать нельзя, иначе мы сразу же полностью потеряем иконостас. Это громадное помещение очень большой высоты, которое не рассчитано на отопление. Попытки согреть его снизу приведут к тому, что наверху начнет усиленно конденсироваться влага, и это абсолютно губительно.

REGNUM: Кто сейчас отвечает за сохранность Успенского собора и его иконостаса?

В отличие от Христорождественского собора, для того, чтобы поддерживать и реставрировать иконостас Успенского собора требуются очень большие деньги, епархии это не под силу, поэтому ответственность за все лежит на музее. В помещении установлены измерительные приборы, специальная сотрудница музея постоянно контролирует влажность и по мере необходимости производит проветривание. Однако даже самый тщательный контроль не гарантирует от возникновения проблем. Скажем, в позапрошлом году были очень неблагоприятные погодные условия, лето было очень влажным, и это отрицательно сказалось на состоянии икон - на них появилась плесень. Была срочно вызвана комиссия Министерства культуры по живописи. Несколько больших икон пришлось снять и "лечить" прямо на месте. Художник-реставратор работал в Успенском соборе целое лето. Все это лишний раз подтверждает, как хрупко наследие, которым мы обладаем, и какого бережного и профессионального подхода к себе оно требует.

На мой взгляд, противопоставлять церковное и светское использование таких объектов как Успенский собор, это ошибка. Он настолько уникален как художественное произведение, что посещать его и любоваться им должны и верующие, и совершенно невоцерковленные люди. Сам по себе режим совместного использования дает такую возможность и позволяет вполне гармонично сочетать интересы музея и епархии.

REGNUM: Очевидно, что изъятие у Рязанского государственного историко-архитектурного музея-заповедника "Рязанский кремль" собственно построек Рязанского кремля нанесет по музею тяжелейший удар. Возможно, смертельный. Остановятся научные проекты, часть сотрудников потеряют работу. Но будет ли эта потеря ощутимой в более широком масштабе?

Безусловно. Музей-заповедник очень важен для Рязани, это один из самых значимых культурных объектов. Он известен как научный центр - регулярно проводит конференции и научные чтения, издает сборники, музей представляет собой базу развития рязанского краеведения, на его территории работает лекторий и кружки для школьников. Я не говорю уже о сотнях экскурсий, которые проводятся ежегодно.

То, что сейчас между музеем и епархией возник такой острый конфликт, в ходе которого обе стороны, потеряв надежду договориться друг с другом, взывают к президенту, это чрезвычайно прискорбно. Среди сотрудников музея много людей православных, которые сами являются прихожанами храмов Рязанского кремля, и они не видят никакого противоречия между тем, что они делают, и духовной миссией церкви. Опыт показывает, что и музей готов идти навстречу епархии, и мы, архитекторы, всегда спешим на помощь, если что-то случается не только собственно в Рязанском кремле, а и в других местах города и области.

В предыдущие годы при владыке Симоне нам всегда удавалось находить общий язык с епархией. Директор музея Людмила Дмитриевна Максимова после освящения Христорождественского собора в 2002 году даже была награждена церковным орденом. Но те амбиции, которые сейчас возникли при нынешнем владыке Павле, очень нас тревожат.

Можно только приветствовать, когда с территории монастырей выводятся какие-то чудовищные организации типа колоний, или заводы, которые их разрушали. Но когда с таким ожесточением изгоняются те, кто более семидесяти лет возрождал Рязанский кремль, украшал его, относился к нему с любовью, вкладывал в него все силы душевные и материальные, то есть люди, чьи заслуги по сохранению этих памятников не подлежат никакому сомнению, это, честно говоря, непонятно.

REGNUM: Видите ли вы какой-то выход из сложившейся ситуации?

Да, на мой взгляд, выход есть. Территория кремля большая, музей и структуры епархии прекрасно могут на ней сосуществовать. Я понимаю, что владыке Рязанскому более престижно было бы иметь свою резиденцию в кремле, чем в том здании в городе, которое он сейчас занимает. Но эту проблему вполне можно решить с участием города, если освободить бывшее здание духовной семинарии на Соборной улице и вывести туда Духовное училище, а его нынешнее здание в кремле превратить в резиденцию. В то же время выведение городского архива ЗАГС из Богоявленской церкви и оставшейся части областного архива из Преображенского собора позволило бы выделить территорию Спасского монастыря, примыкающую к территории Духовного училища, и полностью передать ее епархии. Конечно, для реставрации Богоявленской церкви и Преображенского собора потребуются большие деньги, но это компромиссный вариант, который, как мне кажется, может устроить как музей, так и епархию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Михалков: деятельность «Ельцин-центра» — это яд для наших детей
NB!
09.12.16
Авторитет власти или мнение народа: нужны ли воронежцам выборы мэра?
NB!
09.12.16
«Задержание корреспондента REGNUM в Белоруссии — политически мотивировано»
NB!
09.12.16
Заместитель владимирского губернатора стал фигурантом еще одного дела
NB!
09.12.16
Заявление ИА REGNUM в связи с репрессиями против журналистов в Белоруссии
NB!
09.12.16
Тост Путина: «За героев нашего Отечества! За Россию!»
NB!
09.12.16
Единороссы не помогли: рабочий выплатит комбинату олигарха 3 млн рублей
NB!
09.12.16
Лавров: НАТО пытается втянуть Черногорию до ухода Обамы
NB!
09.12.16
Лукашенко об ЕАЭС: «Зачем нам такой союз?»
NB!
09.12.16
Лишь 8% жителей России уверены, что их пенсии хватит на жизнь: опрос
NB!
09.12.16
Курс евро просел ниже отметки в 67 рублей впервые за полтора года
NB!
09.12.16
В центральном офисе «Почты России» прошел обыск
NB!
09.12.16
Без России никак: продажа крупнейшего химзавода Украины снова не состоялась
NB!
09.12.16
Дороги еще есть, а возить по ним уже нечего: обзор инфраструктуры Украины
NB!
09.12.16
Мотоспортсмены из России презрели память жертв концлагерей в Эстонии
NB!
09.12.16
Ярославская область забирает у муниципальных властей водоканалы
NB!
09.12.16
«Генерал Мороз» по-прежнему воюет в России
NB!
09.12.16
Кремль: Оружие США может попасть в руки террористов
NB!
09.12.16
«Бюджет-2017 — бюджет консервации»
NB!
09.12.16
«Политика Трампа может бросить страны Азии в объятия Китая»
NB!
09.12.16
В Новосибирске дорожают завещания и чеснок
NB!
09.12.16
Госдума приняла федеральный бюджет на 2017-2019 годы