Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС: "В Чернобыле людей не жалели, как во время войны"

Оренбург, 13 апреля 2006, 10:22 — REGNUM  

26 апреля 2006 года исполняется 20 лет со дня аварии на четвертом блоке Чернобыльской АЭС. Последствия катастрофы устраняли более 400 тысяч человек. Один из ликвидаторов аварии, заместитель председателя Оренбургской областной организации "Союз "Чернобыль России" Владимир Колесов рассказал в интервью корреспонденту ИА REGNUM о катастрофе на атомной электростанции в Чернобыли, о проблемах современных и 20-летней давности.

ИА REGNUM: Владимир Михайлович, как Вы узнали о катастрофе на АЭС в Чернобыле и почему решили поехать на ликвидацию такой серьезной аварии?

Я поехал в Чернобыль добровольно. Услышал я об аварии от знакомых, которые приехали с Украины. По их словам, от катастрофы на реакторе серьезно пострадало население в зоне АЭС. Меня поразило, что грудничкам на пеленки рвали незараженные платья, юбки, рубашки. Я вспомнил Северный флот, где проходил службу. Моя дочь Наташа зачерпнула рукой снег и, как все дети, хотела его съесть, а мой начальник Евгений Медведев сделал замечание: "Нельзя здесь кушать снег!" На пирсе, где пришвартовывались атомные лодки и снег тоже атомный. Кстати в 1980 году на атомной подлодке "К-137 Ленинец" была авария. Естественно, она не афишировалась. Командир спешил и приказал, старшине спецтрюма реакторного отсека подавать давление. В результате при подаче давления шланг лопнул, и фильтрат высыпался в отсек. Собирали его пылесосами, руками, вопреки всем правилам безопасности. После смерти старшины командир сказал всем, что погибший перед смертью выпил лишнего. В общем, об атомной энергетике знаю не понаслышке, поэтому решил, что мой опыт пригодится.

ИА REGNUM: Как Вы попали в Чернобыль и на каких работах были заняты?

Как бывший военный, я думал, что в Чернобыль можно попасть через военкомат. Поэтому пошел в комиссариат. Меня отказались отправлять на ликвидацию аварии, объяснив, что я уже пенсионер. Ходил по другим инстанциям, мне отвечали, что ничего об аварии и отправке добровольцев в Чернобыль не знают. Сотрудник "Оренбургэнерго" посоветовал написать письмо в "Союзатомэнерго". Я так и сделал, а в письме указал, что в 1973-1974 годах строил первый блок курской АЭС, работал геодезистом. Кстати, аварийный блок в Чернобыле соответствовал тому курскому блоку. Мне быстро пришел ответ. В телеграмме срочно вызывали в Москву. Попал в группу дозиметрической разведки. Нас было 11человек, все специалисты. Занимались обследованием участков и составлением карт для эвакуации оборудования. На их основе оговаривалось время, в течение которого можно находиться в той или иной зараженной зоне. Правительственная комиссия, к которой мы были прикреплены, не доверяла ни военным, ни работникам АЭС. Поскольку их данные разнились. Мы выступали независимыми экспертами. С 4 июня по 14 июля я работал в Чернобыле.

ИА REGNUM: Каковы последствия работы на АЭС, потерпевшей катастрофу?

Последствия, безусловно, есть. Сейчас я инвалид второй группы. В Оренбурге проживает около 400 ликвидаторов и инвалидов. В Оренбургской области 1900 ликвидаторов, которые призывались на ликвидацию катастрофы. Из них более 400 умерло, 860 - стали инвалидами. Сейчас умирает в год около 40 человек. Я считаю, что этого можно было избежать, если бы по оздоровлению людей во время были приняты меры до 1991 года.

ИА REGNUM: Какие ошибки, с Вашей точки зрения, были допущены на работах по ликвидации чернобыльской катастрофы?

Людей не жалели, как во время войны. Особенно военных. Солдаты и офицеры в чем работали в зоне заражения на АЭС, в той же одежде шли на отдых. По линии борьбы с радиацией военные были подготовлены отлично, но руководство все силы бросило на устранение аварии, а на людей внимания не обращало. С точки зрения безопасности, военнослужащих должны были снабдить сменным бельем. Кроме того, военнослужащие запаса посылались в Чернобыль на 6 месяцев. Когда они получали облучение в 20 рентген, их отправляли за пределы Чернобыля срезать верхний пласт почвы. Та пыль, которую они вдыхали, была более опасна, чем пребывание на аварийном реакторе АЭС. Это первое. А во-вторых, до 1991 года людей не лечили от радиационного воздействия.

ИА REGNUM: Насколько власти сейчас занимаются проблемами чернобыльцев?

122-й закон отменил все льготы и заменил их деньгами. По сути, он лишил людей льгот, то есть с его реализацией стало хуже. Кстати все новшества, которые вносятся в последнее время только во вред для людей, пострадавших во время аварии. Мне нравится пословица "Здоровье не купишь ни за какие деньги". Сейчас в основном страдают ликвидаторы, не имеющие инвалидности и дети, рожденные после ликвидации аварии. Ранее ликвидатор или ребенок имел право на бесплатное обеспечение лекарствами, санаторно-курортное лечение, ежегодное оздоровление. Сейчас, согласно закону о монетизации, детям ежемесячно выдают 500 рублей, а ликвидаторам - 1 тысячу. Соцпакет есть, но я считаю, что его надо покупать. Ликвидатор должен написать в Пенсионный фонд заявление с просьбой выдать соцпакет. В фонде оформляют право на санаторно-курортное лечение, обеспечение лекарствами, проезд в санаторий и обратно. По аналогу выглядит ситуация и для детей. После оформления соцпакета ликвидатор будет получать уже не 1 тысячу рублей, а 550, ребенок - всего 50 рублей. Разве это деньги, если учесть, что при принятии на какую-либо работу ликвидаторов аварии на чернобыльской АЭС не жалуют.

ИА REGNUM: Чем лучше ситуация была 20 или 10 лет назад?

До 1991 года проблемой здоровья людей, побывавших в зоне заражения, вообще не занимались. Более того, заболевания чернобыльцев были под секретом. А вот в начале 90-х годов в поликлиниках появился специалист, за которым были закреплены чернобыльцы. Дважды в год мы проходили обследование.

ИА REGNUM: Владимир Михайлович, как Вы считаете, вынесены ли Россией уроки после аварии в Чернобыле?

Может быть и да. Но я этого не чувствую. Такое впечатление, что Правительство забыло о нас. В этом году исполняется 20 лет со дня трагедии, а в свет не вышло никакого Постановления о памяти этой даты. Со стороны местной власти внимание, безусловно, есть. С 24 по 26 апреля соцзащита области организует мероприятия для ликвидаторов, их детей и вдов ликвидаторов. Предусмотрены и денежные выплаты в честь даты.

ИА REGNUM: Каково Ваше отношение к перспективам развития атомной энергетики. В частности к строительству новых АЭС?

Прежде чем строить АЭС, надо подготовить основательно службу безопасности и людей, которые будут ликвидировать аварию в случае катастрофы. Это главное.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.