Выступление Елены Гуськовой на международной конференции "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе"

Весь мир, 4 апреля 2006, 13:30 — REGNUM  Как уже сообщало ИА REGNUM, 23-24 марта в Сочи прошла международная конференция "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе". Конференция была организована Фондом "Свободная Европа".

ИА REGNUM продолжает публиковать доклады участников конференции. Ниже мы приводим полный текст доклада руководителя Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения Российской Академии Наук Елены Гуськовой:

Варианты решения территориальных вопросов и проблем независимости в многонациональных государствах (на примере Югославии).

Югославия представляла собой многонациональное государство, состоявшее из 6 республик и двух автономных краёв в составе Сербии. Единство страны обеспечивалось продуманной национальной политикой, преувеличенным вниманием к народам и народностям, населявшим федерацию, властью и силой её лидера Иосифа Броз Тито, однопартийной системой и многоуровневой системой самоуправления. Однако после смерти Тито в 1980 г., страну охватил глубокий и всесторонний кризис. Обозначились серьезные проблемы в экономике, когда экономическая стагнация грозила перерасти в затяжной экономический кризис. С середины восьмидесятых очевидным стал кризис политической системы, росла напряженность в межнациональных отношениях. На рубеже десятилетий страна искала пути выхода из создавшейся ситуации и пыталась начать комплексную реформу: в хозяйственной сфере намечался переход на рельсы рыночной экономики, в политической - к многопартийности, во внешней политике рассматривалась возможность новых приоритетов.

Главными внутренними факторами ослабления югославского государства в конце 80-х гг. стали: отсутствие единого экономического пространства, интегрированного рынка, а следовательно, экономический изоляционизм республик; федерализация СКЮ, а затем распад партии и крах коммунистической самоуправленческой идеологии как цементирующих единство федерации элементов; крах идеи югославизма и замена ее национализмом; кризис политической системы, ослабление вертикали власти и перенос центра тяжести власти с уровня федерации на уровень республик; паралич центральных органов власти, отсутствие политической воли и ограниченность средств у руководства страны для преодоления центробежных тенденций; противостояние двух концепций дальнейшей судьбы Югославии, одну из которых (дезинтеграцию) поддержало мировое сообщество; осложнение межнациональных противоречий, историческая память о сербско-хорватских конфликтах; незапрограммированность на "компромисс" руководства Сербии и Черногории, твердолобость руководства этих республик в отстаивании идеи югославизма, иллюзорность надежд на объединение всех сербских земель, отсутствие опыта политического прогноза, неподготовленность к политическому противостоянию идеям (и конкретным шагам) сепаратизма. Линия усиления противоречий шла по вертикальной оси "центр - республики", затем переместилась на горизонтальное направление: "республика - республика", "республика - край" и "народ - народ". Эта усиливающаяся тенденция встречала слишком слабое сопротивление на своем пути, а на вертикальной оси поддерживалась всей законодательной системой и практикой югославского федерализма и самоуправления.

В этих условиях Словения и Хорватия делали всё возможное, чтобы начать процесс отделения от СФРЮ. Руководство страны (кстати, коллективное, представлявшее все республики) тогда не ставило под сомнение единство страны, т.к. в 1990 - первой половине 1991 г. не было ни одного государства или международной организации, включая и НАТО, которые на официальном уровне поддержали бы тенденции к дезинтеграции Югославии. Поэтому Югославия была спокойна в отношении сохранения федерации. На заседании Совета министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе в декабре 1990 г. была принята Декларация об отношениях с Югославией, где подчеркивалось, что сохранение целостности СФРЮ является непременным условием начала переговоров о предоставлении ей статуса ассоциированного члена ЕС. Еще в марте 1991 г., по мнению двенадцати стран, "объединенная и демократическая Югославия имеет самые большие шансы на интеграцию в новую Европу". В июне 1991 г. на берлинской конференции СБСЕ была единогласно принята Резолюция (ее автор - Ганс-Дитрих Геншер) о сохранении Югославии. Таким образом, в первой половине 1991 г. ЕС считала, что только "объединенная и демократическая Югославия имеет шанс интегрировать в новую Европу", и поэтому первые варианты урегулирования и государственного устройства всей Югославии, предложенные ЕС осенью 1991 г., основывались на необходимости сохранить Югославию.

Тем не менее, в июне 1991 г., заявив о своём отделении от федерации, Словения и Хорватия положили начало распаду федерации. Распадалась страна трудно, с конфликтами, войнами, жертвами и беженцами. Но без поддержки мирового сообщества этого никогда бы не произошло.

Единство западных стран и международных организаций по поводу сохранения Югославии не продлилось долго. В начале 1991 г. Ф. Туджман направил обращение президенту США Бушу с призывом защитить демократию в Хорватии, Словении, БиГ от "коммунистического диктата" Сербии и Югославской народной армии. Оппозиция в американском конгрессе призвала оказать помощь "некоммунистическим" республикам Югославии. Америка как всегда сначала ввела в действие экономические орудия. В мае 1991 г. Конгресс США принял решение приостановить американскую помощь Югославии по причине попрания демократии - блокирования руководством Сербии выбора представителя Хорватии (Стипе Месича) на пост председателя Президиума СФРЮ. Деятельность мирового сообщества выглядела как ряд спонтанных мер, проводимых под влиянием изменяющихся обстоятельств, хотя скорее всего она носила продуманный и концептуальный характер.

Первоначально ЕС координировало свои усилия с СБСЕ. В конце июня 1991 г. по предложению Германии в рамках СБСЕ был создан Консультативный комитет Центра по превентивному предотвращению конфликтов с местом прописки в Вене. И уже 1 июля Комитет принял Декларацию о выводе войск ЮНА из Словении и Хорватии вместо того, чтобы запретить нерегулярные формирования в этих республиках и деятельность, направленную на раскол федерации. Аргументами было то, что офицеры ЮНА в большинстве своем были коммунистами, а руководство "антизападно и антилиберально" настроено. Заслуга в переориентации западных стран принадлежит, по мнению многих участников тех событий, Германии. С. Месич писал, что во время войны в Словении активная деятельность Ганса-Дитриха Геншера способствовала тому, чтобы убедить европейских партнеров отказаться от идеи интегральной Югославии и поддержать независимость Словении и Хорватии.

С самого начала вооруженного столкновения в Хорватии отчетливо было видно неадекватное отношение международных организаций к основным субъектам конфликта - сербам, хорватам, Сербии и Хорватии. Сербия, отстаивающая концепцию сохранения Югославии, уважения международного права и законов еще существующего государства, постоянно ощущала на себе давление, видела себя неравноправной в переговорном процессе.

В конце лета 1991 г. начинают формироваться специальные структуры международных организаций, призванные заниматься урегулированием ситуации в Югославии. Югославия не соглашалась с узаконением факта распада государства без предварительного согласования и соблюдения всеми сторонами правовых норм. Уже тогда появились первые признаки необъективного отношения представителей международных организаций к существующей центральной власти в федерации в отличие от ее субъектов, а также Сербии и сербам в Хорватии, стремление ускорить переговоры, ввести их в нужное русло, не заботясь о последствиях такой позиции. Более откровенным стала склонность Запада сделать все, чтобы поддержать распад Югославии. Впервые мировое сообщество свою позицию стало подкреплять угрозами и строгими мерами воздействия. Начало оно с экономического давления.

7-8 ноября 1991 г. министры 12-ти стран ЕС приняли решение об экономических санкциях против Югославии. Президент США Джордж Буш поддержал инициативы ЕС на введение полного эмбарго на поставки нефти в Югославию. Такие чисто экономические меры подкреплялись первыми предупредительными мерами военного характера. 19 ноября Совет министров Западноевропейской унии решил направить корабли Франции, Великобритании и Италии в Адриатическое море. 2 декабря Совет министров ЕС корректирует свое решение и ограничивает санкции только территорией Сербии и Черногории. Уже 4 декабря Германия прерывает все транспортные связи с Сербией и Черногорией.

По мнению многих участников тех событий, именно Германия, традиционно настроенная прохорватски, настойчиво убеждала другие страны признать Хорватию. Г.-Д. Геншер предупредил, что Германия в любом случае признает Хорватию, даже если ЕС ее не поддержит. Германию активно поддерживал и Ватикан.

Так начинался процесс распада Югославии при поддержке международных организаций. Сегодня, по прошествии уже 15 лет после описанных событий, можно сделать некоторые выводы относительно того, как принимались решения о предоставлении независимости отдельным территориям (народам, нациям, республикам), как решались территориальные споры в многонациональном государстве.

I. Уровень федерации.

СФРЮ - все республики (Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония) легко с помощью международных организаций получили независимость в 1991 г. При этом важно понимать, что Белград пытался отстоять целостность федерации, надеялся на сложившуюся систему международного права, на принятые хартии о неприкосновенности границ.

Но балканский конфликт преподносит нам серьёзные уроки, связанные с распадом многонациональных государств, особенно если центр противостоит тенденциям сепаратизма. Извлекая уроки из кризиса на территории бывшей Югославии, рассматривая вопрос о взаимодействии международных организаций и участников конфликта, следует обратить внимание на применявшуюся методику для управляемости процессами в нужном направлении, в зависимости от поставленных целей.

Для придания процессу сецессинизма правовой видимости, вне системы международного права создавались международные организации специально для СФРЮ для проведения неправовых решений - Бадентерова комиссия, Международная конференция по бывшей Югославии, Контактная Группа, МТБЮ.

Когда это не помогло до конца, то применялась система провокаций:

- надо ввести санкции против Югославии - надо, чтобы весь мир содрогнулся от зверств, чинимых сербами. Как пример - взрыв на улице Васе Мискина в Сараеве;

- если надо начать применять военную силу НАТО на Балканах (февр. 1994), то звучат взрывы на сараевском рынке Маркале, в котором обвинили сербов;

- надо найти повод для начала бомбёжек в 1999 г. - сфабриковано убийство якобы мирных албанских жителей в селе Рачак.

В переговорном процессе (Дейтон, Рамбуйе) применялась система ультиматумов.

Белград оказался несговорчивой стороной конфликта. Поэтому для дальнейшего давления на Сербию и Черногорию применялась силовая система принуждения к принятию решения: введение тотальных санкций (1992 г.), бомбёжки (май, август 1994 г., 1999 г.).

Все эти действия международных организаций сопровождала информационная война или блокада, которую Сербия, со своей стороны, проиграла.

II. Уровень республик. В период вооружённого конфликта.

Сербы в Хорватии просили культурную автономию. Им не дало сначала руководство Хорватии в лице лидера партии Хорватское Демократическое Содружество Фране Туджмана, пришедшей к власти в 1990 г. Сербы попробовали защитить земли с большинством сербского населения. Тогда международные организации сделали всё для поддержки объединения всех земель Хорватии. Закрыли глаза на то, что хорваты это делали с помощью оружия и самым жестоким способом - с помощью этнических чисток сербов и создания мононационального состава населения. У сербов не было международной поддержки, но она была у хорватов.

Хорваты в БиГ стремились в 1992 г. создать своё "хорватское" государство на территории Герцеговины, но международной поддержки не получили. Поэтому в Дейтоне интересы хорватов учтены не были.

Мусульмане Западной Боснии хотели показать мировому сообществу другой, мирный путь решения межнациональных отношений в условиях существования национальных и религиозных конфликтов. Для этого они создали автономную область на крайнем западе БиГ. Однако и этот вариант автономии не получил международной поддержки.

Сербы в БиГ военным путём завоевали неопределённый государственный статус (образование) в государственной системе БиГ, предложенной мировым сообществом в Дейтоне.

III. Уровень республик. В период после вооружённого конфликта.

В постдейтонский период международные организации продолжали осуществлять план, который не удалось решить в ходе военных действий в БиГ и других республиках: просматривается стремление международных организаций ликвидировать самостоятельность Республики Сербской в БиГ и создать унитарное мусульманское государство. Поддерживается независимость Косова и Метохии, сепаратистские тенденции албанцев в Македонии, черногорцев в Черногории.

Классическим примером разрушения неугодных и создания на их основе новых государств по воле международных организаций является СР Югославия, когда Хавьер Солана, прибыв в Белград в феврале 2003 г., предложил в узком кругу руководству Сербии и Черногории признать факт прекращения существования такого государства, как СРЮ и принять Конституционную хартию, написанную где-то в Европе, означающую рождение в одночасье новой страны. Сопротивления он не встретил. На обломках Югославии возникло не имеющее аналогов в современной системе международного права "государственное образование" Сербия и Черногория (СиЧ). И сделал это Хавьер Солана, который для сербов являлся военным преступником, бросавшим бомбы на их страну в 1999-ом. Для чего было это сделано? Чтобы будущее отделение Черногории от Сербии прошло спокойнее.

IV. Выводы.

1. В деятельности международных организаций прослеживаются следующие тенденции:

- не дать объединиться в едином государстве православному сербскому народу, отсечь все возможности его усиления. Ослабить его за счёт уменьшения территории, через предоставление самостоятельности мусульманским территориям;

- поддержка сепаратистских устремлений в стане славянских и православных народов (Черногория, Македония);

- поддержка сепаратистского движения албанцев (Сербия, Македония), а затем их объединения в едином государстве.

В знаменателе многих действий международных организаций прослеживается антисербская, антиправославная, антирусская позиция.

2. Опыт балканских стран, прошедших через кризис и войны, показывает, что для обеспечения процедуры международного признания наций необходимо:

- поддержка международных организаций;

- поддержка отдельных стран, имеющих серьёзное политическое влияние на международной арене;

- возможность привлечь международные организации чем-то, например, антироссийской позицией (самый эффективный вариант).

Сегодня разгораются споры о гибкости международного права, о создании новых прецедентов, которые могут применяться и для других случаев. Так, многие самопровозглашённые страны мечтают о том, что предоставление Косову независимости позволит надеяться Приднестровью, Абхазии или другим также ставить вопрос о своей самостоятельности. Опыт Балкан говорит об обратном. Балканский кризис показал неоднозначное отношение международных организаций к разным субъектам конфликта. Например, если Косову можно создавать своё государство, то сербам в Хорватии нельзя было даже заикаться о культурной автономии. Албанцам в Македонии можно расширять права в направлении автономии, а сербам в Боснии и Герцеговине предлагают создать единую Боснию. Это - политика двойных стандартов на деле. Самопровозглашённым республикам необходимо заручаться серьёзной поддержкой тех государств или организаций, которые имеют вес и влияние в международных отношениях, а также использовать опыт последнего десятилетия балканских народов, которые всё-таки добились независимости.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.02.17
Госдеп США удалил свое поздравление с «Оскаром» иранцу Асгару Фархади
NB!
28.02.17
«Мы видим начало конца Украины»
NB!
28.02.17
Global Times: Индия и КНР должны вместе выстраивать «постамериканский мир»
NB!
28.02.17
Полиция Сальвадора расследует убийство бегемота
NB!
28.02.17
«Лестер» одержал первую победу при новом тренере
NB!
28.02.17
Наводнение в Чили: 1,4 млн домов остаются без водоснабжения
NB!
27.02.17
The Times: «Путин не пойдет на досрочные выборы»
NB!
27.02.17
Цивилизационный кризис Запада и глобальные соседи США
NB!
27.02.17
Тайна «Тукана»: загадочное кораблекрушение не разгадано и через 50 лет
NB!
27.02.17
СБУ вербует жителей Донбасса. Спецназ ДНР обучают ловить ДРГ
NB!
27.02.17
Битвы роботов, ретро-компьютеры и дети: фестиваль «Робоарт-2017» в Воронеже
NB!
27.02.17
США и Россия: кто рассекретит катастрофу Boeing MH17 над Украиной? / 5
NB!
27.02.17
Новый конфликт: Украина размещает силовиков Молдавии на границе с ПМР
NB!
27.02.17
Небо Крыма прикроют «Буки»
NB!
27.02.17
«В Европе больше любят Путина, чем Трампа»
NB!
27.02.17
Выживут ли Турция и Азербайджан в «большой игре»
NB!
27.02.17
«Непотопляемый авианосец» Турции: Северный Кипр отступает или побеждает?
NB!
27.02.17
Скандал вокруг патриархии Грузии продолжает разрастаться
NB!
27.02.17
«Книжная дипломатия» Ватикана прокладывает новые пути в Россию
NB!
27.02.17
В России механизм изъятия ребенка из семьи сделают более гибким
NB!
27.02.17
Дорога к власти на Украине лежит через Вашингтон — The Foreign Policy
NB!
27.02.17
МИД Венгрии — о санкциях против РФ: Будто мы сами себе ногу прострелили