Побег в армию и медики без северных надбавок: Архангельская область за 3-4 апреля

Архангельск, 4 апреля 2006, 17:10 — REGNUM  

Приговор дому вынесен... (Архангельск)

Вот уже год, как у жильцов дома N 174, корпуса 1 и 2, на пр. Ломоносова стоят коробки с вещами: они готовятся к переезду. Сидят, так сказать, на чемоданах. Началось все в феврале прошлого года, когда к ним пришли неизвестные люди, назвавшиеся представителями некоей Северо-Западной строительной компании. Они и сообщили жильцам, что их дома подлежат сносу в связи с тем, что рядом будет строиться то ли Дворец правосудия, то ли какие-то элитные здания.

Продайте квартиру

За полгода до этого, как говорят жильцы, на дверях подъездов появилось объявление с предложением купить квартиры. Про строительство или снос дома тогда речи не велось. Лишь позже выяснилось, что скупить квартиры хотела как раз та самая Северо-Западная компания. У жителей тогда возникли сомнения в отношении чистоплотности этих риэлторов. "Сейчас много всяких мошеннических организаций, которые занимаются недвижимостью. И поскольку у нас не было официального уведомления о предстоящем сносе домов, мы стали писать запросы во всевозможные учреждения: мэрию, Октябрьский округ, "Жилкомсервис" и так далее", - сказала Вера Нифанина, проживающая в этом доме. По закону?

Официального уведомления жильцы так и не получили вплоть до сегодняшнего дня, но ответы на письма им прислали. В них сообщалось, что в ноябре был заключен договор между судом, мэрией и Северо-Западной строительной компанией, где говорится, что последняя оказывает содействие в возведении Дворца правосудия и на нее возложена обязанность по расселению жителей дома N 174, корпуса 1 и 2. Переписка длилась с февраля прошлого года. Жильцы просили о том, чтобы их официально уведомили и разъяснили, как будут с ними работать, согласно старому или новому Жилищному кодексу. А это, оказывается, большая разница. Если по новому кодексу, то их обязаны, во-первых, официально предупредить о предстоящем сносе дома, во-вторых, исходя из рыночных отношений, им должна быть предложена не денежная компенсация, а выкупная цена, считают жильцы. Кроме того, они полагают, что имеют приоритетное право на квартиры, которые будут строиться на месте их дома.

Заместитель генерального директора Северо-Западной строительной компании Сергей Галузин считает, что "в соответствии с действующим законодательством мы должны расселить людей в равноценные по площади комнаты или квартиры в пределах города Архангельска, в которых будет необходимый набор жилищных условий. В данном случае это центральное отопление, холодное водоснабжение, канализационные коммуникации и наличие газовых или электроплит".

И началось расселение

В доме N 174 восемь квартир, по четыре в каждом корпусе. Площади, которые занимают семьи, разные. У некоторых она составляет 125 квадратных метров. Около половины семей уже переехали на новое место жительство, а оставшиеся пишут письма в прокуратуру. Оттуда пришло подтверждение о законности действий Северо-Западной строительной компании. Более того, в ответе говорилось, что они, т. е. жители этого дома, вообще находятся в привилегированном положении, по сравнению с теми, кем занимается мэрия. Единственное нарушение, которое обнаружила прокуратура, это пункт договора, запрещающий жильцам претендовать на освобождающиеся площади переселяющихся соседей. Но эту проблему быстро устранили. Была создана комиссия, которая в июне - июле 2005 года признала эти дома непригодными для проживания.

Интерес потерян

С этого момента компания с жильцами не работает. Когда они сами начинают выходить на ее представителей, то им предлагают искать новое жилье исходя из той суммы, в которую оценены их комнаты. "Изначально мне предлагали выкупную стоимость пять или шесть тысяч долларов за две комнаты, но мне на эти деньги просто ничего другого не приобрести. После того как в этот процесс вмешалась прокуратура, они мне предложили 18 тысяч, но и этого не хватает на достойное жилье", - сказала Нифанина.

"Мы сотрудничали с десятком агентств недвижимости, запрашивали у них объективную стоимость жилья. Принимая во внимание материальные и моральные издержки людей, связанные с переездом, на каждое жилое помещение была сделана надбавка от 70 до 100 процентов от рыночной стоимости. С большинством квартиросъемщиков нам удалось договориться довольно быстро, - говорит Сергей Галузин, - с оставшимися надеемся найти общий язык в ближайшее время. Срок расселения закончится в июне этого года. Те жильцы, которые не найдут подходящей замены их комнатам до этого момента, будут переданы для расселения мэрии".

В августе состоялись общественные слушания. Были приглашены все заинтересованные стороны, правда, кроме жильцов. Однако они пришли и без приглашения. "Нам сразу сказали, что на слушаниях не будет решаться вопрос о расселении, - говорят они, - а тема слушаний - экологическая экспертиза участка, на котором будет строиться здание Дворца правосудия. Состоялись эти слушания или нет, мы так и не знаем".

Тем временем:

Зимой, из-за того, что половина квартир пустует, а значит, и не отапливается, жильцы дома на несколько месяцев остались без воды и канализации. Только в марте им восстановили все коммуникации.

А потом началось строительство. Подъезжают машины, вырубают деревья, заколачивают сваи. "Теперь мы боимся только одного: что начнут обваливаться стены, - говорят жильцы, - проведут обследование домов, составят акты, дома признают аварийными. В этом случае нас в течение 24 часов могут выселить куда угодно". На сегодняшний день в доме N 174, корпуса 1 и 2, проживает десять семей. Неделю назад они обратились в прокуратуру - областную и Октябрьского округа по поводу того, что находиться в домах стало небезопасно. Ответа пока нет.

Связаться с директором муниципально-правового департамента мэрии Архангельска Жанной Миндер нам не удалось, но в интервью телеканалу "Поморье" она сказала, что "может, это прозвучит жестоко, но строительство Дворца правосудия вряд ли кто сможет приостановить".

В данной ситуации трудно найти объективного арбитра. Два корпуса дома N 174 рано или поздно все-таки будут снесены. Остается надеяться, что все жильцы в ближайшее время найдут себе подходящее жилье и вся эта история, которая приобрела налет скандальности, мирно уйдет в прошлое.

Бойтесь мошенников, дары приносящих (Коношский курьер)

Это летним деньком, когда тепло, сияет солнышко, бабушек и дедушек тянет погулять на улицу, посидеть на лавочке у подъезда своего дома. Нынешняя же погода отнюдь не напоминает весеннюю, а уж тем более летнюю: за окном промозгло, то ли снег сырой, то ли дождь со снегом... Поэтому старики предпочитают коротать дни и вечера дома - у телевизора или у теплой печки. Коношанка Надежда Ивановна и так-то редко выходит из дома - здоровье вовсю шалит, а уж в непогоду и вовсе нет мочи. Подруги заходят редко - тоже прибаливают. И поэтому, когда раздался звонок в дверь, обрадовалась: кто-то навестить пришел. Поспешила к входной двери. На пороге стояли молодые мужчина и женщина - интеллигентного вида, модно одетые. Лица незнакомые, но на них такие дружеские улыбки, как будто встретились давние знакомые. В руках - объемистый пакет с какими-то коробками. И очень разговорчивые. Надежда Ивановна, растерявшись от неожиданности, пригласила незваных гостей пройти в комнату - ну как им, с такими улыбками, откажешь.

Те представились: от комитета общества "Здоровье", которое возглавляет врач Малышева. Непонятно каким образом, но знали о Надежде Ивановне все: что одинока, что болеет постоянно, что пенсию неплохую получает. Предложили целый набор лечебных препаратов, разумеется, не бесплатно - запросили от 7 до 7,5 тысячи рублей, добавив при этом, что препараты стоят в три раза дороже. Но для ветеранов войны, инвалидов, пенсионеров комитет делает исключение. Надежда Ивановна, еще больше растерявшись от напористости, бойкости молодых людей, от того, с каким вниманием они слушали ее и сопереживали ей, подала им деньги, правда, не ту сумму, которую они просили, а 3 тысячи рублей. Поинтересовалась только, есть ли при них какие-либо документы. Нет, отвечают оба, документы остались в гостиничном номере.

Стариков, как и малых детей, грех обманывать. Прошлым летом аналогичный случай произошел и с одной моей знакомой, живущей в пятиэтажке. Зашли две молоденькие девушки, очень бойкие. Сказали, что ей сильно повезло, она попала в пятерку избранных, для кого совершенно бесплатно предоставляются подарки. Ей остается одно - показать их друзьям и знакомым и тем самым поучаствовать в рекламе. Три кухонных принадлежности появились как из мешка циркового фокусника, который не забывал назвать цену и торжественно при этом добавлять: но эта цена сегодня - не для вас. Жрицы рекламы попросили лишь оплатить расходы на их доставку и налоги.

Разговорчивые правнуки лейтенанта Шмидта не переводятся. Коношанам надо ухо держать востро и не попадаться на удочку мошенников, дары приносящих.

Выдавить Византию (Волна)

Прошедшая неделя ознаменовалась публичными дискуссиями по всем телеканалам о том, есть ли фашизм в России и как бороться с экстремизмом на национальной почве. Обсуждение застарелых проблем едва ли было надуманным: национальный экстремизм в обеих столицах превращается в серьезную социальную проблему. И в Петербурге, и в Москве российский суд не счел возможным применить статью за разжигание национальной розни. В северной столице решение суда присяжных осудить убийц таджикской девочки по статье за хулиганство было признано скандальным. В Москве нападавший с ножом в синагоге был также осужден за хулиганство, а поджигателей национальной розни прокуратура решила искать в каком-то московском интернет­кафе. Сроки заключения виновным в убийстве таджикской девочки - от полутора до пяти лет - вызвали всеобщее возмущение.

Как знак ответа национал­экстремистов расценили многие СМИ нападение на чернокожую девочку в одном из подъездов Санкт­Петербурга. Так что же происходит в России? В чем причина очередного потрясения межнациональных отношений?

Причина не может быть одна, но их не может быть и много. Первая, глубинная причина - это затянувшийся кризис духовного состояния нашего общества. С легкостью невероятной в августе 1991 года мы похоронили идею коммунизма, то есть идею построения во всем мире общества, основанного на всеобщем равенстве, в котором отсутствует эксплуатация человека человеком. Можно долго говорить о несовершенстве этой идеи, но, может быть, пора сказать и другое: замены ей пока что не существует, что особенно печально для стран экономически не очень­то развитых. Благодаря коммунистическим идеалам Советский Союз стал второй по экономической и политической мощи державой и победил в полной драматизма Второй мировой войне.

Духовный кризис в России - это не только заоблачно высокий уровень коррупции. Это, прежде всего, взаимное всеобщее недоверие людей друг к другу. Это политическая апатия и социальное иждивенчество, это отсутствие элементарного уважения общества к власти, а власти к обществу. Впрочем, в условиях такого всеобщего отчуждения общество превращается в население, а власть - в бюрократию, то есть, согласно этимологии слова, во "власть стола". У кого стол шире да кабинет больше, тот и прав.

Вторая причина - экономическая. Это устоявшееся психологическое состояние бедности. Социологи, изучавшие проблему, пришли к выводу, что бедность, как социальное явление во многом связано с отсутствием мотивации к накоплению. Жить одним днем, как перелетные птахи - все это легко примирить с христианским кодексом морали, тем более, что вокруг уж больно много развелось богатеев, коим не попасть на небо, как верблюду не пройти сквозь игольное ушко. Эта христианская или квазихристианская мораль, отнюдь, впрочем, не отрицаемая официальным православным вероучением, крайне негативно влияет на экономическое развитие страны. Когда наши "западники" рассуждают о необходимости смены культурного генетического кода России, то имеют они в виду смену именно этого мироощущения. Однако же, как это сделать? Вот коммунисты, уничтожавшие богатеев и требовавшие от всех трудиться и еще раз трудиться - вот они­то были если не близки, то понятны. А что вместо этого предложил товарищ Гайдар? Заниматься первоначальным накоплением на залоговых аукционах, олигархов разводить?

И вот здесь ­ то и кроется ответ на вопрос, как возможен фашизм или, если угодно, экстремизм на национальной почве в России, стране, победившей чуму ХХ столетия на полях сражений. Он происходит в ситуации, когда старые идеи, духовно поддерживающие государственную машину уже не работают, а новых еще нет. Зачем рушить старое, не построив нового? Это следствие главной беды в России - делать "на авось", абы как, по привычным лекалам "напьемся­разберемся" либо "вскрытие покажет". Фашизм едва ли возможен, например, в Китае, где традиции и руководителей свято чтут. Однако в условиях бесконечных подковерных интриг, даже самые великие ценности могут терять свое значение.

И все-таки, что же делать? Вероятно, есть смысл вспомнить призыв Чехова - выдавливать из себя по капле раба, понимая это, как выдавливание византийского духа интриг из практики деловых и служебных отношений. Быть может, определенный позитивный опыт уже имеется - не этим ли, в частности, объясняется политическое долголетие ЛДПР? По крайней мере, задуматься так меня заставила проходившая в прошедшую субботу конференция регионального отделения партии.

Вероятно, необходимо и нашим судам усомниться в том, что следует доказывать все. Как можно усомниться в очевидном - что таджикскую девочку убивали на почве национальной неприязни? Какие особые доказательства здесь требуются? Пока что российская юстиция все больше предпочитает торжествовать, когда вокруг рушатся миры. Когда без должного наказания остаются убийцы детей, только потому, что им не нравится цвет их кожи или разрез глаз, то это нетерпимо. По крайней мере, Бенедикт Спиноза рекомендовал не жить в странах, в которых отсутствует правый суд - Византия к тому времени уже перестала существовать.

Побег в армию (Правда Севера)

Рассказ матери солдата

"Он позвонил мне со сборного пункта. Сказал: "Поезд завтра, в 8.50, приходи провожать. Только не бери с собой никого". Для меня было большой неожиданностью, что он убежит в армию..."

Попытка номер два

Сын Елены Давыдовой, 25-летний солдат Миша уже год служит под Псковом в войсках спецназа ГРУ. Собственно, это уже вторая попытка Михаила отдать Родине долг. Первый раз "не срослось". Тогда, в восемнадцать лет, он пришел по повестке в военкомат и (благодаря богатырским данным) получил направление в Ставропольскую военно-воздушную академию.

- Третьего августа звоню - говорит, что все нормально. А пятого вернулся домой. Говорил, что там сплошной блат. Он у меня парень прямой и честный, не привык юлить... Пошел учиться в морской лицей имени Орешкова. Осенью я военкому сказала: в такую армию своего сына не отдам. Раз поступил - пусть учится! В прошлом году получил диплом и, поди ж ты, сам ушел служить...

С парнем все что угодно может случиться - хоть "на воле", хоть в военной части, рассуждает Елена Алексеевна. От всех бед не защитишь, да и не нужно это: молодой человек должен уметь справляться с трудностями сам.

- А своих мальчишек я так учила: тебя не трогают, и ты не трогай. Но если тронули, так врежь, чтоб мало не показалось! - показывает кулак невысокая, но очень боевая Елена Алексеевна, вырастившая одна двоих сыновей.

С пометкой "военная корреспонденция"

..."Только в армии я понял, что самое дорогое, что у меня есть - это ты, мама. Люди, которые не отслужили, не понимают, что такое свобода... У меня все хорошо, дедовщины как таковой нет. Ну, бывает, иногда получишь в лоб, а так спокойно. Сейчас я дневальный, и это письмо пишу в 2.40 ночи. Мысли в голову не лезут... Нет, лезут: как бы поспать..."

- Это его второе письмо из армии, - улыбается Елена Алексеевна. - Мне кажется, там у них появляется более ответственное отношение к жизни...

На присягу к Мише мама не поехала. Он сам написал: "Пока не приезжай, тяжело будет расставаться. Я скажу тебе, когда станет можно". А спустя полгода, в конце октября прошлого года, Елена Алексеевна получила благодарственное письмо, подписанное командиром части подполковником Александром Чайкой: "С глубоким удовлетворением сообщаю, что ваш сын Михаил образцово выполняет свой воинский долг... Вы по праву можете гордиться достойным защитником Великой России".

Конечно, командир не корпит по два часа, подбирая слова для каждой матери. Однако сквозит в этом послании, не побоюсь этих слов, офицерское достоинство! Куда до него формальным школьным благодарностям от директора школы "за хорошее воспитание сына (дочери)".

За сыном - к командиру домой

А совсем недавно, в начале марта, Елена Давыдова съездила к Михаилу в гости. Чтобы парня отпустили из части, пошла к подполковнику Чайке отпрашивать сына. Тот удивился, увидев женщину на пороге своей квартиры, но разрешил бойцу несколько дней с девяти утра до девяти вечера быть с мамой.

- Увидела Мишу на КПП - такой здоровый стал, кулак с мою голову размером! - рассказывает Елена Алексеевна. - Кормят, говорит, хорошо. Купила ему носков, новые берцы - поизносились немного. Очень понравились ребята из его роты: приветливые. И видели-то меня раз или два, а всегда здоровались.

Солдаты даже, кстати, скинулись на подарок Мишиной маме: костяную гравюру - на память о Печорах (городке, где располагается часть). У самого Михаила 7 марта был день рождения, и Елена Алексеевна испекла ему сладкий пирог - огромный, чтоб и друзьям хватило. Правда, на праздник пришло полроты, а гостью не пустили - режим.

Он мне сказал как-то: "Мама, я тебя так люблю! И боюсь", - продолжает Давыдова. - Ничего, год остался. Сейчас ему хотят присвоить звание сержанта, будет при делах, время быстрее пойдет. Раньше он в штабе работал, но с бумагами надоело возиться. Говорит, лучше с ребятами буду на лыжах бегать да тренироваться. В Чечню вот хочет. Я ему: может, не стоит? "А чего, - отвечает, - у нас ребята ездят...". Что ж, ему не запретишь, пусть решает сам.

Чем терапевт отличается от терапевта (Архангельск)

В средствах массовой информации постоянно твердят о том, как замечательно по всей стране идет реализация национальных проектов. Однако врачи и медсестры первого звена Северного медицинского центра им. Н. А. Семашко полагающихся им дополнительных выплат до сих пор не получали.

В редакцию обратилась врачи общей практики, терапевты, медсестры амбулаторного звена Северного медицинского центра (СМЦ).

- В конце августа прошлого года стало известно, что все врачи первичного звена будут получать дополнительные выплаты - десять тысяч рублей в месяц. В марте к этим деньгам прибавили 70 процентов, как положено на Севере, - сказали они. - Однако мы не получаем эту прибавку уже три месяца, как нам говорят потому, что являемся федеральным медицинским учреждением. Получается, каждый врач уже потерял около 50 тысяч. Мы таких денег в жизни не видели. Непонятно, почему нас их лишили.

Действительно, участковые терапевты поликлиник СМЦ (в Соломбале и на набережной Северной Двины) ничем не отличаются от врачей первичного звена муниципальных поликлиник: так же обслуживают участки, которые, кстати, в два раза больше, чем у терапевтов, например, той же "семерки".

- Нам сказали, что вопрос решается, и если за январь - февраль доплат мы, вероятнее всего, не получим, то с марта уже будем получать. Но их опять нет, - рассказывают медики. - Никто ничего нормально объяснить не может. Говорят, что проблема на местном уровне, мол, наше руководство не подписало договор с мэрией на обслуживание населения. Но мы ведь его обслуживаем, у нас обычные поликлиники. Поэтому хотим узнать, чем мы так отличаемся от остальных врачей первичного звена и куда подевались наши деньги. Когда-нибудь мы их начнем получать?

В самой поликлинике настроение тоже нерадостное: в очередях пациенты поговаривают, что уже потихоньку стали уходить врачи, якобы на пенсию, но устраиваются в другие поликлиники. Соответственно на оставшихся ложится двойная, а то и тройная нагрузка. Между тем руководство, по словам медиков, с января обещает, что не сегодня завтра все решится. Но до сих пор ничего не сделано.

- Среди врачей уже говорят, что две наши поликлиники собираются передать городу. Да ради бога, только платите врачам деньги! - восклицает наша собеседница.

Мы попытались разобраться в ситуации и для начала связались с департаментом здравоохранения администрации области, специалисты которого, как нам казалось, лучше, чем кто-либо, должны разбираться в системе денежных выплат в рамках реализации национального проекта "Здравоохранение". Увы, каких-либо разъяснений по СМЦ мы не получили, поскольку последний, как федеральная структура, к области отношения не имеет.

Следующий звонок - директору Северного медицинского центра Елене Казакевич. Как выяснилось, Елена Владимировна в командировке. По словам и. о. директора Дмитрия Старцева, Казакевич сейчас находится в Москве, где занимается решением именно этого вопроса. Так что, возможно, положительные сдвиги будут. Пока же проблема в том, что в постановлении правительства N 851, которое, в частности, и определяет, кому какие выплаты положены, федеральные медицинские учреждения не фигурируют.

Мы, со своей стороны, обещаем следить за дальнейшим развитием ситуации и вместе с врачами ждем возвращения из командировки Елены Казакевич.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.