Выступление Давида Бабаяна на международной конференции "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе"

Баку, 29 Марта 2006, 17:00 — REGNUM  Как уже сообщало ИА REGNUM, 23-24 марта в Сочи прошла международная конференция "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе". Конференция была организована Фондом "Свободная Европа".

ИА REGNUM продолжает публиковать доклады участников конференции. Ниже мы приводим полный текст доклада помощника президента Нагорного Карабаха Давида Бабаяна:

"Нагорно-Карабахский конфликт: основные препятствия на пути урегулирования".

В конце 2005 года стали много говорить о том, что 2006 год будет годом урегулирования нагорно-карабахского конфликта. При этом данный оптимизм больше высказывался посредниками, нежели самими сторонами конфликта. В какой-то степени этот "пыл" оптимизма охладила встреча между президентами Армении и Азербайджана в Рамбуйе в феврале 2006 года. После этого оптимизм стал более сдержанным. В чем же причина этого и действительно ли можно разрешить в течение 2006 года такую сложную проблему, как нагорно-карабахский конфликт? Для ответа на данные вопросы представляется целесообразным рассмотреть основные препятствия на пути урегулирования и на основе этого сделать вывод о возможности или невозможности урегулирования нагорно-карабахского конфликта в течение столь короткого периода времени. Основные препятствия на пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта можно обобщить в несколько групп. Некоторые из этих групп имеют универсальный характер, т.е. являются непосредственным результатом глобальных тенденций, некоторые - специфический, т.е. проявляются только в нагорно-карабахском конфликте.

Отсутствие универсальных подходов к урегулированию конфликтов.

Первая группа препятствий, являющаяся универсальной по своему характеру - это отсутствие универсальных международных подходов к разрешению межнациональных конфликтов и признанию сецессий. Если трудности для признания де-юре в какой-то степени и понятны, то совершенно непонятно отсутствие де-факто и ad-hoc признания, хотя непризнанные государства имеют соответствующие контакты, как с определенными странами, так и с международными структурами. Казалось бы, на примере Косово намечается выработка механизма решения вопроса признания непризнанных государств, когда была озвучена формула "стандарты определяют статус". Под стандартами, естественно, понимается построение демократического и гражданского общества. Подобный подход действительно мог бы стать прорывом в процессе решения вопроса непризнанных государств.

Практическое осуществление этого подхода к определению будущего непризнанных государств содержит в себе один из самых ключевых компонентов урегулирования - справедливость. И действительно, если новообразованное не может создать нормальное демократическое государство и гражданское общество, которые предстают главнейшими условиями единения общества непризнанного государства и важными факторами отсутствия у избравшего путь независимости народа чувства сожаления относительно выбранного пути. Люди могут терпеть социально-экономические невзгоды, не имея ни малейшего сожаления относительно избранного пути, но если ущемляются их гражданские и политические права, выражаясь простым языком, если их ни во что не ставят, то будет поставлен под вопрос сам смысл сецессии. Такое государство представляет угрозу не только собственному обществу, но и соседям. Таким образом, формула "стандарты определяют статус" является своего рода фильтром, препятствующим признанию и, следовательно, появлению новых недемократических государств, которых так опасается международное сообщество.

Однако вскоре данный многообещающий подход подвергся ревизии после того, как специальный представитель генерального секретаря ООН Кай Эйде обнародовал обширный доклад о положении в Косово и здесь был сделан вывод о целесообразности проведения переговоров о статусе края, т.е. фактически был признан отход от формулы "сначала стандарты, а затем статус" - к формуле "стандарты и статус", то есть параллельного установления статуса края и соблюдения указанных стандартов. Хотя с геополитической и гуманитарных точек зрения новая формула намного уступает первой, но все же если взять ее за основу решения вопросов признания непризнанных государств, то можно будет добиться ощутимых результатов. Но и здесь международное сообщество, особенно ключевые посредники, не имеют идентичного подхода, т.е. и данная формула не рассматривается универсальной. США, например, считают, что к урегулированию конфликтов, в том числе на постсоветском пространстве, нужно подходить с учетом их особой специфики. Об этом заявил официальный представитель Госдепартамента США Шон Маккормак, при этом дав ясно понять, что США выступают против универсального подхода к урегулированию региональных конфликтов. Противоположного подхода придерживается в данном вопросе Российская Федерация. На совещании с членами российского правительства 30 января 2006 года президент РФ Владимир Путин заявил, что урегулирование межнациональных конфликтов должно носить универсальный характер. "...Мы не можем идти по пути, согласно которому в одном месте будем применять одни принципы, а в другом - другие".

Столкновение геополитических и гуманитарных аспектов.

Вторая группа препятствий - столкновение геополитических и гуманитарных аспектов. Геополитические аспекты - это стратегическое положение того или иного государства. Гуманитарный - построение демократического и гражданского общества в странах-участницах конфликта. Конфликт решается относительно в более короткие сроки, если какая-либо из сторон имеет явное превосходство в обоих аспектах. Решение конфликта затягивается, если ни одна из сторон не имеет явно выраженного превосходства каком-либо аспекте или когда одна из сторон имеет превосходство в одном, а другая - в другом аспекте. Затягивание разрешения конфликта не всегда подразумевает продолжение боевых действий. Конфликт может быть заморожен и каждая из сторон в это время продолжает относительно мирную жизнь. Данная ситуация часто классифицируется как ситуация ни мира, ни войны. Фактически именно эта ситуация сложилась в зоне нагорно-карабахского конфликта начиная с мая 1994 года.

Специфика нагорно-карабахского конфликта заключается в том, что стороны конфликта имеют совершенно разные и в то же самое время взаимобалансирующие компоненты. Азербайджан по сравнению с Нагорным Карабахом имеет более привлекательное географическое положение (он расположен между Ираном и Россией, является мостом в Центральную Азию и т.д.), полезные ископаемые (нефть и газ и т.д.). Нагорный Карабах имеет более выгодное идеологическое положение, основным олицетворением которого предстает опережение НКР Азербайджана в развитии демократии и гражданского общества. И это компенсирует более привлекательное географическое положение Азербайджана.

Те вызовы и угрозы, с которыми сталкивается на сегодня международное сообщество сегодня, лишний раз доказывают, что единственным механизмом достижения стабильности является именно демократизация обществ. При этом геостратегические составляющие не могут подменить собой гуманитарный компонент. Более того, наибольшую опасность дестабилизации на сегодня представляет развитие тоталитаризма и вырождение демократии в имеющих стратегически важное положение регионах мира.

Процесс построения демократического государства в Нагорном Карабахе качественно отличается от того, что происходит в соседнем государстве. Выборы в Нагорно-Карабахской Республике проводятся без каких-либо серьезных нарушений, свободно и прозрачно, что, кстати, констатируются международными наблюдателями. За последние несколько лет существенные изменения в сторону дальнейшей демократизации произошли в законодательной базе НКР. Но, конечно, одна лишь законодательная база сама по себе не может быть единственной основой демократии. Можно иметь идеальную демократическую законодательную базу, но тоталитарное общество. К тому же непризнанность является весьма соблазнительным фактором для построения авторитарного общества, особенно учитывая то, что мировое сообщество всячески уклоняется не только от налаживания отношений с данной категорией государств, но и практически не оказывает сколь-нибудь значимого содействия в построении демократического общество и постконфликтной реабилитации. Логически, для властей непризнанных государств намного выгоднее иметь тоталитарное или как минимум авторитарное общество для того, чтобы их положению не угрожало бы ничего, тем более какие-то выборы, в результате которых правящая элита могла бы потерять власть. Естественно, что в данных условиях создается соблазн удержания власти любой ценой и устранения любой угрозы данной власти. Наибольшей угрозой, естественно, предстает гражданское общество. Однако в данной ситуации власти НКР заявили приверженность демократическим принципам и идеям гражданского общества. При этом эта приверженность не носит декларативный характер. НКР своим сознательным выбором и собственными силами развивает демократию и гражданское общество.

Как ни парадоксально, но конфликт с Азербайджаном придал дополнительный импульс развитию демократии в Карабахе. Для того чтобы выстоять в противостоянии с таким противником, который превосходит нас в ряде ключевых количественных параметрах (территория, население, ВВП и т.д.) необходимо иметь качественные параметры, способные компенсировать имеющееся отставание в вышеуказанных количественных параметрах. Такими качественными параметрами является уже упомянутые - свободное и сплоченное общество. А свобода и единение не могут быть достигнуты вне демократического и гражданского общества. Естественно, что существование такого избравшего демократический путь развития субъекта, даже непризнанного, в таком стратегически важном регионе, как Южный Кавказ выгодно всему демократическому сообществу. Это не менее, а может быть и более важно, чем иметь дело с государством, пусть даже имеющим выгодное географическое положение, но не вписывающимся в ту же идеологию, что и основные центры силы.

В Азербайджане, между тем, из года в год происходят все большие нарушения прав человека, и наблюдается явное укоренение авторитаризма под декларируемыми демократическими лозунгами. То, что в Азербайджанской Республике приверженность демократии носит декларативный и фиктивный характер, подтверждается как на практике, так и заявлениями международных наблюдателей. Наиболее ярко проявляется это во время выборов. Во всяких выборах, будь то президентские, парламентские, или выборы в органы местного самоуправления, происходят грубые нарушения и подтасовки, что фиксируется международными наблюдателями. Последние парламентские выборы в данной республике являются лишним тому подтверждением. Несмотря на многочисленные заявление и рекомендации международного сообщества, азербайджанские власти продолжают нарушения фундаментальных прав и свобод.

Проблемы идентичности.

Следующим препятствием на пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта является то обстоятельство, что данный конфликт непосредственно затрагивает такой важнейший компонент, как этнополитическая идентичность. Для Азербайджана конфликт лежит в плоскости этнонациональной идентичности. Данное обстоятельство является, возможно, самым главным, препятствием на пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта является процесс формирования азербайджанской национальной идентичности, вернее незавершенность данного процесса. В Азербайджане сложилась ситуация, при которой самоопределение одного народа воспринимается как угроза самоопределению другого народа. Суть проблемы заключается в том, что в Азербайджане все еще не завершен естественный цикл формирования азербайджанской нации. Процесс формирования азербайджанской нации начался в 30-х годах прошлого века, а этноним "азербайджанцы" впервые появился лишь в 1936 году. Базой консолидации мусульманских народов Азербайджанской Советской Социалистической Республики в единый азербайджанский народ должна была стать территориально-административная принадлежность. Люди различных национальностей должны были идентифицировать себя как азербайджанцы, т.е. жители Азербайджана. После того, как общая самоидентификация была бы привита, она со временем должна была эволюционировать в национальное самосознание и национальную идентичность (нацию). Аналогичным образом развивались национальное идентичностью, например, американцев. Азербайджан был единственной республикой СССР, в которой это можно было сделать, так как название государства не было производным от основного народа, населявшего его территорию. Таким образом, частью новой азербайджанской общности становились потомки кавказских албанцев - лезгины, носители иранской культуры - талыши, таты, курды и другие народности, горские народы, а также тюркский этнос.

Но эволюционирование общей самоидентификации в национальное самосознание и национальную идентичность в Азербайджане произошло несколько иначе, чем планировалось. Самоидетнификация в качестве азербайджанцев, а затем ее трансформация в национальное самосознание и национальную идентичность достаточно успешно прошла среди тюркоязычного населения республики. Но этот процесс среди других народов происходил медленнее. Поэтому процесс национальной консолидации в Азербайджане начал приобретать совершенно иное направление. Тюркская элита, успешно пройдя цепь самоидентификация - самосознание - национальная идентичность, начала фактически навязывать азербайджанскую идентичность другим мусульманским народам республики и их элитам, для которых азербайджанская общность находилась в основном все еще на стадии самоидентификации. В результате мусульманские нацменьшинства Азербайджана стали воспринимать азербайджанскую общность как попытку другого народа навязать им свою национальную идентичность. Под азербайджанцами начали понимать собственно тюркский этнос Азербайджана, и азербайджанская общность перестала быть консолидирующим элементом для мусульманских народов республики. В результате в Азербайджане "исчезли" курды, таты, представители горских кавказских народов, резко "сократилась" численность лезгин и талышей. Представителей всех этих народов насильственно записывали азербайджанцами.

Вышеуказанные процессы существенным образом препятствуют разрешению нагорно-карабахского конфликта, ровно, как и демократии в самом Азербайджане. Если Азербайджан, к примеру, признает независимость НКР или же предоставит Карабаху статус автономии, то ряд народов Азербайджанской Республики, например, лезгины и талышы, могут потребовать того же. Тем более что соответствующие прецеденты имеются. Так, например, в ХХ веке талыши дважды, провозгласили создание своего государства. В 1919 году была провозглашена Талыш-Муганская Советская Республика, а в 1993 была создана Талыш-Муганская Автономная Республика, которая хотя и провозгласила себя в составе Азербайджана, через два месяца была ликвидирована азербайджанским ОМОНом. 28 февраля 1991 года на III съезде полномочных представителей лезгинского народа, который прошел в селе Касумкенд Дагестана, было принята декларация о восстановлении государственности лезгинского народа и о создании Республики Лезгистан по обе стороны р. Самур. Это решение так и осталось на бумаге.

Особое препятствие на пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта в вышеуказанном контексте является то обстоятельство, что ключевым компонентом консолидации азербайджанской национальной идентичности начиная с 1988 года стала открытая антиармянская политика. Данная политика особо ожесточилась после 1994 года ввиду того, что данный процесс совпал с поражением в войне с Нагорным Карабахом. Можно сказать, что нагорно-карабахский конфликт трансформировался в азербайджанском менталитете в армяно-азербайджанский конфликт. Во многом из-за этого философия урегулирования конфликта в Азербайджане ничуть не изменилась. Азербайджан по-прежнему требует возврата земель, в том числе и Нагорного Карабаха и таким образом рассматривает урегулирование конфликта исключительно в контексте земельного вопроса. Но параллельно с этим с уст высшего руководства звучат призывы доказать пришлось армян, как в Нагорном Карабахе, так и на территории бывшей Азербайджанской ССР в целом. Так азербайджанский президент Ильхам Алиев в своей речи, посвященной 60-летию академии наук Азербайджана заявил, что "ни для кого не секрет, что армяне прибыли в неотъемлемую территорию Азербайджана - Hагорный Карабах в качестве гостей". Далее он продолжает: "Мы это знаем, однако этого недостаточно. Мы должны довести до сведения мировой общественности историческую правду". Азербайджанский президент отметил, что в данном вопросе особая роль принадлежит национальной академии наук и всем соответствующим органам.

Это было понято достаточно хорошо в Азербайджане и именно после данных заявлений население Нахичевана и стало варварски разрушать крест-камни (хачкары) - надгробные памятники средневековой армянской культуры в Джульфе, самые ранние из которых датируются IX веком. Кстати, после того, как международные структуры весьма жестко отреагировали на действия азербайджанских властей в Нахичеване, нахичеванское отделение национальной академии наук Азербайджана и института истории академии наук "с целью разоблачения фальсификаций армян и доведения до мирового сообщества реалий в Нахичеванской автономной республике приступили к созданию сайта, где будут размещены научные статьи, доказывающие, что армяне были переселены в Нахичеван в 1828 году после Туркменчайского договора. А академик Гаджиев, председатель Нахичеванского отделения НАН Азербайджана, осудил резолюцию Европарламента о разрушении хачкаров и назвал это решение несправедливым.

Данные процессы, естественно, негативно воздействуют на противоположную сторону, вызывая глубокое недоверие. Ряд сил в сложившейся ситуации вообще предлагают полное замораживание переговорного процесса до тех пор, пока в Азербайджане не прекратится антиармянская политика.

Вопросы статуса и территорий.

Следующим препятствием на пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта являются разногласия по вопросам статуса и территориям. Нагорно-карабахский конфликт существенно отличается от остальных конфликтов тем, что здесь наряду с решением проблемы статуса имеются и вопросы территорий. Вопросы территорий встали на повестку дня после завершения военной фазы карабахско-азербайджанского противостояния, когда карабахская сторона взяла под свой контроль пять граничащих с Карабахом районов бывшей Азербайджанской ССР полностью и два района частично. Подходы официального Баку основаны на том, что все эти районы должны быть возвращены под контроль Азербайджана и лишь тогда Баку готов обсуждать будущий статус Нагорного Карабаха, при этом наибольший статус, который может быть предоставлен Карабаху - широкая автономия в составе Азербайджанской Республики. Таким образом, позицию Азербайджана вкратце можно охарактеризовать формулой - территории взамен на статус автономии. Для Нагорно-Карабахской Республики подобный подход неприемлем ввиду того, что в данный подход нарушает сложившуюся в зоне нагорно-карабахского конфликта стратегический баланс. НКР не может пойти на это так как у Азербайджана может появиться соблазн решить нагорно-карабахский вопрос силой. Для нагорно-карабахского общества весьма актуален следующий вопрос: если азербайджанцы разрушают камни в Джульфе, то, что же будет, если азербайджанцы получат контроль над территориями, составляющими ныне пояс безопасности НКР? Тем более что без данных территорий Нагорно-Карабахская Республика становится очень уязвимой и фактически возвращается в анклавное положение. Более того, если до начала широкомасштабных боевых действий в конце 1991 - начале 1992 года основным механизмом обеспечения безопасности народа республики был статус, то сейчас к статусу необходимо прибавить и территории.

Здесь особо хотелось бы остановиться на таком весьма важном аспекте, как экологическая безопасность, в частности ее водная составляющая. Проблема водных ресурсов уже в ближайшем будущем станет одним из ключевых, если не самым ключевым, компонентов безопасности в ряде ключевых регионов планеты. Исключение не составит и наш регион. Проблема воды уже является серьезной политической проблемой и причиной конфликтов в ряде регионов планеты. Суть водной безопасности заключается в гарантированном обеспечении необходимых объемов воды для удовлетворения личных нужд населения и потребностей экономики. Применительно к Нагорному Карабаху суть данной проблемы заключается в том, что территория Нагорного Карабаха в пределах административных границ бывшей НКАО является весьма уязвимой с точки зрения воздействия на водные ресурсы.

В данном контексте Карвачарский (Кельбаджарский) район приобретают жизненно важное значение для обеспечения водной безопасности НКР. Дело в том, что львиная доля гидроресурсов в бывшей НКАО берет свое начало за ее административными пределами. Так, из 942,3 млн м3 среднегодового стока основных рек бывшей НКАО, 785,9 млн м3 (83,4%) приходится на Тертер и Хачен, которые берут начало в пределах именно Карвачарского района. При этом в Карвачарском районе образуется 81% среднегодового стока Тертера. Это очень серьезный рычаг воздействия на НКР, который делает республику очень уязвимой перед внешним давлением. Поэтому в случае потери этого района водная безопасность НКР будет под реальной угрозой, особенно если туда подбросят отравляющие вещества, вероятность чего недопустимо игнорировать. В 1991 году в одну из рек, снабжавший питьевой водой столицу Степанакерт было подброшено достаточно большое количество креолина, лекарственного препарата для борьбы с чесоткой крупного и мелкого рогатого скота. В результате часть города в течение 10 дней не могла использовать воду из под крана из-за едкого запаха и опасности, которая она представляла для здоровья. Поэтому, если Азербайджан снова получит возможность воздействия на водные артерии Нагорного Карабаха, то было бы просто наивным полагать, что это не будет сделано. Но в данном случае последствия будут катастрофическими не только потому, что могут быть отравлены основные реки Карабаха - Тертер и Хачен, но под угрозой окажется и водная безопасность Армении, так как в Карвачарском районе берут начало реки Арпа и Воротан, которые среди прочего играют ключевую роль в спасении основного источника воды Армении - озера Севан, на которое приходится 80% водных ресурсов Армении.

Произошедшая в Китае авария на химзаводе в провинции Цзылинь и попадание ядовитых веществ в правый приток Амура - реку Сунгари, лишний раз актуализировал проблему обеспечения водной безопасности Нагорного Карабаха и Армении при урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Для создания такой же ситуации, что и в районе Амура и Сунгари, в реки Тертер, Арпа и Воротан достаточно будет подбросить всего 200 литров бензольных веществ. Это в случае, если туда попадут бензольные соединения. А что будет, если в эти реки будут подброшены радиоактивные вещества? Тем более что вот уже много лет бакинские власти усиленно дезинформируют международное сообщество относительно того, что армяне, якобы, проводят захоронение ядерных отходов на территории Кельбаджарского района. Завтра в реки могут быть подброшены реки разного рода химикаты, а вина будет возложена на армян и для прикрытия будут говорить, что это те отходы, которых армяне сами там захоронили и о которых азербайджанцы твердили в течение многих лет.

Кстати, у Азербайджана имеется достаточно большое количество биологического и химического оружия. Например, в сентябре 2005 года Азербайджан передал США более 60 образцов смертельно опасного бактериологического оружия на проверку. Эти вещества американский военно-транспортный самолет доставил на военную базу Довер в штате Делавэр. При этом азербайджанские власти точно даже не знают, где находятся радиоактивные вещества на территории собственного государства. Так, директор Института радиационных проблем Национальной академии наук Азербайджанской Республики Адиль Гарибов заявил следующее: "Сейчас, по прошествии 15 лет, можно говорить, что многие источники радиации утеряны, и это вызывает большое беспокойство в разных странах. Например, в соседней Грузии в прошлом году был найден целый радиоизотопный генератор, который вызвал большое беспокойство в международных организациях. Потому что это мощный источник. Есть большая вероятность, что такие же генераторы, опасные для здоровья населения, можно обнаружить и на территории Азербайджана... У нас в стране находились воинские части, которые располагали разного рода радиоизотопными источниками, может быть, и они сегодня лежат где-нибудь... Попади они в руки террористов, и на их основе могут быть изготовлены "грязные" бомбы и другие предметы для совершения терактов". Думается, комментарии здесь излишни.

Выводы.

Какие же выводы можно сделать из всего вышеуказанного? Как можно преодолеть данные препятствия, если их вообще возможно преодолеть? Несмотря на сложность, все же их можно преодолеть. Для этого необходимо синхронизировать политическую и гуманитарную составляющие процесса урегулирования, т.е. параллельно процессу урегулирования на высшем уровне, необходимо всячески содействовать установлению контактов на более низком уровне, на уровне общественности. При этом всеобъемлющее урегулирование конфликта возможно лишь посредством участия НКР в данном процессе посредством прямых переговоров между Степанакертом и Баку. Если этого не будет, то урегулировать конфликт будет попросту невозможно.

Во-вторых, необходимо приложить максимум усилий для работы с общественностью конфликтующих сторон. Конечно, при урегулировании конфликта очень важно, когда правительства сторон конфликта берут на себя так называемый риск мира. Подобного рода примеры в истории конфликтологии есть. Но это делалось лишь тогда, когда общественное мнение в соответствующих странах было готово к этому. По крайней мере, если не большинство населения, то хотя бы достаточно значимый ее процент должен осознавать необходимость этого. Между тем, общественность никак не подключают к урегулированию, с ней не идет сколь-нибудь серьезная работа, особенно в Азербайджане. Если же основной акцент делается на достижение определенных договоренностей с властями без соответствующей работы с общественностью и при этом ставятся весьма нереальные малые сроки, то власти либо должны суметь убедить народ в необходимости уступок, что нереально за такой короткий срок, либо должны надавить на народ. Последнее столь же нереально и к тому же опасно и чревато непредсказуемыми последствиями.

Одной из самых существенных ошибок в урегулировании нагорно-карабахского конфликта - это надежда на решение самых сложных политических задач, причем, как уже отмечалось в нереально короткие сроки. Естественно, что в условиях вышеуказанных и многих других проблем, большинство из которых является производными от недоверия сторон конфликта друг к другу, данные попытки и надежды становятся призрачными. Между тем, для более эффективного разрешения конфликта необходимо начать с самых легких, даже, казалось бы, неважных вопросов. А это возможно лишь при налаживании контактов между обществами сторон конфликта. Наличие регулярного контакта широких кругов населения позволит снять опасение и постепенно откроет путь к решению более сложных задач, даже, несмотря на то, что у данных обществ может быть разное видение процесса урегулирования. Если общества примирятся, мир будет установлен окончательно. В противном случае, урегулирование конфликта будет продолжать затягиваться и максимум на что можно будет рассчитывать в 2006 году - это подписание какого-либо меморандума, где будут указаны лишь общие подходы к урегулированию, например, решение всех вопросов мирным путем, неприменение силы, продолжение переговоров и т.д., что также важно, но недостаточно для окончательного урегулирования.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
National Interest: Как обрубить «щупальца» Ирана на Ближнем Востоке
NB!
09.12.16
Нефть в неопределённости
NB!
09.12.16
Рубль настроен на укрепление
NB!
09.12.16
Voice370: Найденные на Мадагаскаре обломки могут принадлежать рейсу MH370
NB!
09.12.16
Николас Мадуро сравнил президента Бразилии с Пиночетом
NB!
09.12.16
Трампу советуют проявить «твердость» по отношению к России
NB!
09.12.16
В Китае спущен на воду самый большой полупогружной корабль в мире
NB!
09.12.16
Brexit начался: медицинское агентство ЕС может переехать в Швецию
NB!
09.12.16
Премьер Финляндии пообещал уйти, если не выведет страну из кризиса
NB!
09.12.16
«Ницца» одержала волевую победу в матче с «Краснодаром»
NB!
09.12.16
ГД примет бюджет-2017: Бюджет стагнации переходящий в бюджет обрушения?
NB!
09.12.16
Госдума обсудит отмену депортации из России бывших граждан СССР
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Путин: Миф о создании телепорта в подвалах Кремля надо поддерживать
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
Как убивали и расчленяли нашу страну. Надо знать, чтоб никогда больше!
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 8 декабря