Перспективы иранского газа - "Южный Парс" как глобальный энергетический фактор

Баку, 28 марта 2006, 19:36 — REGNUM  Перспективы добычи и транзита иранского газа, в частности текущий этап реализации проекта "Южный Парс", а также связанные с этим международные и региональные политико-экономические тенденции были представлены заместителем директора научно-образовательного Фонда "Нораванк" Севаком Саруханяном 28 марта в Ереване. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, на презентации доклада присутствовал ряд армянских экспертов и аналитиков.

Согласно докладу Саруханяна, доказанные резервы натурального газа на конец 2004-го года в Южной и Центральной Америке составляют 7,1 трлн. куб. м, в Северной Америке - 7,32 трлн. куб. м, в Африке - 14,06 трлн. куб. м, в Азиатско-Тихоокеанском регионе - 14,21 трлн. куб. м, Европе и Евразии - 64,02 трлн. куб. м и, наконец, на Ближнем Востоке - 72,83 трлн. куб. м. Причем, на долю России, Ирана и Катара приходится, соответственно, 28,5%, 15,2% и 14,1% мирового газового баланса. Соответственно, доля России, Ирана и Катара в мировом экспорте газа колеблется в районе 34%, 1% и 1%.

Между тем, как отметил Саруханян, потребление газа в ЕС к 2020-му году утроится. Такой скачок потребления этого вида топлива на европейском континенте, по словам эксперта, будет сопровождаться ожидаемым с 2010-го года резким сокращением производства газа в Норвегии, постепенным увеличением монопольного положения России по прокачке туркменского и узбекского газа в Европу. По словам Саруханяна, с увеличением поставок российского газа в Европу будут диверсифицироваться также и маршруты этих поставок. В ближайшие 15-20 лет значительная доля российского газа будет поставляться в Европу через 3 основных маршрута: через Украину - 120-150 млрд. куб. м, через Северо-Европейский газопровод - 50-70 млрд. куб. м, через газопроводные системы Норвегии - в свете уменьшения добычи газа в Норвегии - 50-70 млрд. куб. м. В контексте подписания российско-китайских соглашений, Россия, по мнению докладчика, направит значительную долю российского газа из Сибири в Китай. "Даже с учетом возможного увеличения поставок российского газа в ЕС, отрицательное "газовое сальдо" Европы к 2025-му году достигнет 150 млрд. куб. метров", - считает армянский эксперт.

По его прогнозу, решая дилемму "недостающего газа", Европа остановилась на проекте иранского "Южного Парса". По его словам, это крупнейшее газовое месторождение в мире, которое можно связать с Европой газопроводом. По словам Саруханяна, на "Южном Парсе" огромные запасы газа самого высокого качества, которые пока находятся вне контроля США, России и Китая. По информации, приведенной в докладе, на сегодняшний день полностью готовы 8 очередей "Южного Парса", каждая из которых производит 25 млн. куб. м газа в день. Годовая добыча на этих 8 очередях, по тем же данным, составляет 73 млрд. куб. м. "Годовая добыча 18 очередей достигает 165 млрд. куб. м. И это не считая соседние месторождения "Северного Парса" - перспективные 70 млрд. куб. м", - отметил он.

Касаясь конкурирующих проектов экспорта иранского газа, заместитель директора научно-образовательного Фонда "Нораванк" Севак Саруханян назвал их условно - "Запад" и "Восток". Проект "Запад" - это маршрут Иран-Турция (Южный Кавказ) - Европа, проект "Восток" - Иран-Пакистан-Индия. На самом деле, по словам Саруханяна, Пакистан и Индия вместе претендуют на 40 млрд. куб. м иранского газа, а Европа - на 150 млрд. куб. м. "Политизация данного вопроса вызвана тем, что за Индией и Пакистаном маячит грозная тень Китайской Народной Республики, претендующей на получение львиной доли иранского газа к 2020-му году. США страшит китайская стратегия энергетического импорта, которая основана на двух основополагающих принципах: продавец нефти и газа обеспечивает надежность поставок, а покупатель (т.е. КНР) обеспечивает безопасность поставок на всем маршруте, что естественным образом знаменует военно-политическое усиление Китая и ШОС в регионах поставок и транзита", - заявил эксперт.

Чего же хочет Иран - задался он вопросом. По мнению Саруханяна, Иран, в принципе, предпочитает европейский рынок, поскольку страны ЕС готовы покупать газ этой страны по европейским ценам. Что касается Пакистана и Индии, то последние предложили иранской стороне заключить долгосрочный контракт на поставку газа по фиксированной цене, что в корне не удовлетворяет интересам Тегерана. Вместе с тем, по словам эксперта, Иран умело использует проект "Восток" с тем, чтобы иметь дополнительную аргументацию в своей европейской политике, а также на переговорах по ядерной проблематике. С другой стороны, обрисовывая позицию США по данному вопросу, Саруханян отметил, что энергетические стратегии США и ЕС в корне отличаются, что наглядно продемонстрировал американский путь решения иракской проблемы. "США выгоднее, чтобы Европа питалась российским газом, нежели иранским. С другой стороны, генеральная цель США - не допустить попадания иранского газа в Китай. Именно с этим можно связать американо-индийское соглашение по строительству ядерных реакторов, что призвано уменьшить энергетические потребности Индии", - заявил он. С другой стороны, по словам Саруханяна, Ирану неприемлемы такие маршруты поставки газа в Европу, как турецкий и азербайджанский, поскольку увеличение транзитных функций этих стран в отношении иранского газа расценивается Тегераном как угроза собственной безопасности", - заявил он. Касаясь перспектив маршрута Иран-Армения-Грузия-Украина-Европа, Саруханян отметил, что строительство нового газопровода на территории Украины идея крайне дорогостоящая - от $35 млрд. до $40 млрд., поскольку существующая в этой стране транзитная инфраструктура на 90% обслуживает транзит российского газа. Гипотетические транзитные доходы Армении и Турции от прокачки иранского газа по примерным подсчетам эксперта составят: чистый доход Армении в случае транзита 50 млрд. куб. м иранского газа - 160 млн. долларов США в год, а Турции в случае транзита 150 млрд. куб. м иранского газа до 4 млрд. долларов США в год.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.