Выступление Николая Андроника на международной конференции "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе"

Весь мир, 28 марта 2006, 16:00 — REGNUM  Как уже сообщало ИА REGNUM, 23-24 марта в Сочи прошла международная конференция "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе". Конференция была организована Фондом "Свободная Европа".

ИА REGNUM продолжает публиковать доклады участников конференции. Ниже мы приводим полный текст доклада председателя Народно-республиканской партии (Кишинев) Николая Андроника:

Стабильность для Республики Молдова: попытка моделирования.

Если обратиться к истории, убеждаешься, что зона Причерноморья крайне редко была примером реальной стабильности. Даже в период СССР, когда большую ее часть контролировала эта бывшая сверхдержава, было очевидно (учитывая членство Турции в НАТО), что на самом деле регион находится на стыке противоречивых, даже антагонистических интересов.

После окончания холодной войны, развала Советского Союза и возникновения новых независимых государств наступила эпоха монополярного мира. Казалось, мотивов для укрепления в Причерноморье стабильности, доверия и безопасности должно было бы прибавиться. Однако на деле все произошло с точностью до наоборот.

Во-первых, в ряде новых государств возникли локальные региональные конфликты - неоднородные по мотивам своего возникновения, но практически в одинаковой степени сложные в том, что касается окончательного урегулирования.

Во-вторых, вновь реанимированы старые или возникают новые проблемы территориального свойства. Например, между Украиной и Румынией (остров Змеиный, канал Быстрое в дельте Дуная) или той же Украиной и Россией (проблемы Тузлы, Черноморского флота), между Румынией и Республикой Молдова (отсутствие базового межгосударственного договора). При том, что зачастую такие проблемы даже не фигурируют в текущей повестке дня внешнеполитических ведомств соответствующих стран, уже само по себе их наличие не просто отравляет добрососедские отношения, но служит потенциальным источником для нестабильности в Причерноморье.

В-третьих, продолжающееся расширение НАТО на восток, при всех заявлениях лидеров альянса об изменении роли и функций Северо-атлантического альянса, не может не вызывать вполне понятных опасений у той же Российской Федерации, которая, мотивируя это собственной безопасностью, стремиться утвердиться в качестве ключевого фактора влияния в Черноморско-Кавказском регионе. Понятно, что попытки Вашингтона продвигать американские интересы посредством принятия в НАТО новых членов (Болгария, Румыния), размещения на их территории военных баз, поддержки таких региональных организаций-фантомов, как ГУАМ или так называемое Содружество демократического выбора, - все это не может не вызывать ответной реакции Москвы.

В итоге при подобных геополитических тенденциях таким "немасштабным" государствам, как Республика Молдова, крайне сложно (если вообще возможно) мечтать о стабильности и надежных гарантиях для своей безопасности, включая энергетическую безопасность, со стороны конкурирующих в регионе сил. К сожалению, до сих пор эта конкуренция лишь приводила к обострению как внутриполитической обстановки (достаточно вспомнить хотя бы накал страстей в Кишиневе накануне несостоявшегося официального подписания на высшем уровне так называемого Меморандума Козака в ноябре 2003 года), так и ситуации вокруг урегулирования приднестровской проблемы (неоднократные срывы переговорного процесса, торгово-экономические и информационные "войны" между Кишиневом и Тирасполем).

Все это необходимо учитывать, когда мы пытаемся определить модель стабильности на левобережье Днестра, причем мыслим ее мы именно в контексте окончательного урегулирования приднестровской проблемы.

Конечно, проще всего было бы сказать, что Республике Молдова достаточно вступить в какой-либо политический или военно-политический союз - будь-то на западе или на востоке - и долгожданная модель стабильности воцарится раз и навсегда. Однако, по нашему мнению, это был бы самообман. Подобная эволюция будет воспринята буквально в штыки той или иной значительной частью населения - как на правом (в зависимости от избранного внешнеполитического вектора), так и на левом берегах Днестра.

Поэтому, на наш взгляд, модель стабильности для Республики Молдова должна в идеале учесть несколько условий. Оговорюсь, что под стабильной Республикой Молдова я имею в виду единое государство, в котором нынешняя территориальная раздробленность и все сопутствующие ей факторы противостояния двух берегов Днестра стали достоянием истории. Условия эти следующие:

Первое. Республика Молдова должна и впредь сохранять статус нейтрального государства, воздерживаясь от участия в политических или военных союзах (блоках).

Второе. Необходимо отказаться от идеологической химеры присоединения Республики Молдова к Европейскому союзу. Все разговоры об европейской перспективе для нашей страны нужны правящей красно-оранжевой коалиции для того, чтобы отвлечь внимание населения от многочисленных насущных проблем, с которыми оно вынуждено сталкиваться.

Проблему нужно ставить иначе: не нас "вести в Европу", а последнюю надо привести в Республику Молдова. В практическом плане это означает необходимость многосторонних преобразований, которые потребуют не одного десятилетия, и даже не одного поколения граждан. Чтобы довести наши политические, правовые, экономические, социальные стандарты до европейского уровня, надо много и серьезно работать, а не заниматься "евроинтеграцией" на паркетах и фуршетах.

Третье. Военно-политический нейтралитет лишь тогда становится фактором стабильности, когда он гарантирован соответствующим международным признанием. В качестве сопутствующей здесь возникает и проблема демилитаризации. Например, недавно из миссии ОБСЕ в Республике Молдова была озвучена идея параллельной демилитаризации обоих берегов Днестра как меры, призванной обеспечить укрепление стабильности в регионе. Она не встретила восторженных реакций ни в Кишиневе, ни в Тирасполе, к тому же кое-кто усмотрел здесь антироссийский выпад - на Россию давят западники в плане окончательного вывода ее войск и вооружений с левого берега.

В связи с этим, однако, хотелось бы поставить вопрос по-иному: а сама Российская Федерация каким образом видит свои интересы в этом регионе? Нам представляется, что до сих пор данные интересы так и не были сформулированы четким образом. Чего на самом деле хочет Россия? Военную базу в Приднестровье? С какими параметрами, на какой срок, на каких условиях? И означает ли это, что на правобережье Днестра - скажем, на военном аэродроме в Мэркулештах - должна, в качестве своеобразного "баланса", появиться военная база НАТО?

Я намеренно заостряю вопросы, потому что той будущей Республике Молдова, которую я имею в виду, нужна полная ясность. В том числе и в проблеме ее нейтралитета. Либо крупные геополитические игроки готовы стать его гарантами, либо надо начинать создавать упомянутый баланс и прекратить всяческие разговоры о стабильности.

Наконец, четвертое и последнее. Необходимо отказаться от дилеммы "или с Востоком, или с Западом", которая оказалась абсолюто контрпродуктивной. Очевидно, что для Республики Молдова в равной степени важно поддерживать нормальные отношения как с государствами экс-советского пространства, так и со странами Запада.

Но и в этой связи, кстати, нам хотелось бы услышать более четкую позицию России. Желает она видеть Республику Молдова присоединенной к Союзу Россия-Беларусь, и как, вообще, видится ей будущее этого союза? Или, например, как смотрит Москва на возможное членство Молдовы в Евразэс? Если никак, тот нам бы очень хотелось это услышать. Если же, каким-то образом, мы там все-таки просматриваемся, нас интересуют условия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.05.17
The Guardian: «Вашингтон опять оказался несдержанным на язык»
NB!
25.05.17
«Рубль столкнется с трудностями»
NB!
25.05.17
«Европа даже не представляла себе уровень деградации Украины!» — обзор
NB!
25.05.17
Владимир: реституция как индикатор беспомощности власти перед церковью
NB!
25.05.17
The National Interest: Нужна «беспрецедентная кампания» давления на КНДР
NB!
25.05.17
Die Zeit: Берлин отказал Анкаре в политическом диалоге
NB!
25.05.17
Пропаганда из Минска мешает жить Белоруссии
NB!
25.05.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Владимир Пахомов
NB!
25.05.17
«Нефть: час Х»
NB!
25.05.17
«Доллар нашел точку баланса»
NB!
25.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 25 мая
NB!
25.05.17
Детский омбудсмен Кузнецова больше вопросов не вызывает
NB!
25.05.17
Пушков: Единство с Брюсселем по вопросу о Крыме заведет США в тупик
NB!
25.05.17
«Шелковый путь» или «бикфордов шнур»?
NB!
25.05.17
Минздрав РФ, люди требуют помощи!
NB!
25.05.17
Драки внутри США не избежать. Ударит ли Трамп первым?
NB!
25.05.17
Кризис ушел, иностранный инвестор пришел. Вести из Казахстана
NB!
25.05.17
«Испанские танки впервые после Второй мировой вплотную подойдут к России»
NB!
25.05.17
Приднестровье: Додон — враг
NB!
25.05.17
Венесуэльское противостояние: каждый занят своим делом
NB!
25.05.17
Знали ли японцы о планах Германии напасть на СССР?
NB!
25.05.17
Страны ОПЕК+ намерены продлить соглашение: чего ждать?