Выступление Николая Леонова на международной конференции "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе"

Весь мир, 28 марта 2006, 11:40 — REGNUM  Как уже сообщало ИА REGNUM, 23-24 марта в Сочи прошла международная конференция "Модели стабильности в Черноморско-Кавказском регионе". Конференция была организована Фондом "Свободная Европа".

ИА REGNUM продолжает публиковать доклады участников конференции. Ниже мы приводим полный текст доклада депутата Государственной Думы России Николая Леонова:

Президент России Владимир Путин назвал распад Советского Союза крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Распад был инициирован и осуществлен региональными элитами деградировавшей КПСС. Он был осуществлен против воли народа, выраженной в ходе общесоюзного референдума, поэтому мы вправе называть все возникшие на постсоветском пространстве власти сепаратистскими. Желание разбежаться было почти всеобщим, в разводе видели возможность реализации своих национальных и социально-экономических чаяний. Развод был чрезвычайно болезненным, но не насильственным. Но власти новых постсоветских государств сразу же столкнулись с фактом, что затеянный ими процесс этнической обособленности не остановился, а продолжился уже внутри их собственных государств. В результате этого процесса в Черноморско-Кавказском регионе появились четыре непризнанных самостоятельных государства, существование которых является основным источником нестабильности во всем регионе. Они превратились в пульсаров напряженности вообще в международных отношениях. Как относиться к этому феномену?

Во-первых, не стоит терять голову и требовать немедленного хирургического вмешательства. Распады великих империй в истории всегда сопровождались образованием многих мелких государств. Посмотрите, сколько крошечных стран рассыпано по акватории Карибского моря из бывших колониальных империй Англии и Франции, вспомните, как рождались "банановые республики" Центральной Америки, как радикально за один ХХ век изменилась политическая карта Балтии. Никакой мировой трагедии от этого не произошло.

Во-вторых, международному сообществу пора перестать блуждать в двух соснах и определиться, наконец, какой постулат международного права следует взять за главенствующий: "Право наций на самоопределение" или "Сохранение территориальной целостности государства". До появления универсальных международных организаций, до первой мировой войны, этот вопрос решался каждой страной по-своему. Англия упорно боролась веками против самостоятельности Шотландии, пока не отсекла мысль о ней вместе с головой Марии Стюарт. США четыре года вели войну с Конфедерацией южных Штатов, а потом конституционно запретили даже говорить о возможности выхода из состава США. И в то же время мирно разошлись Швеция с Норвегией, родилась Бельгия и другие государства. С появлением Лиги Наций вмешательство мирового сообщества в мироустройство стало весьма заметным, причем крен был взят в сторону приоритета права наций на самоопределение. Австро-Венгрия была трансформирована в ряд государств на этнической основе. Иногда дело доходило до курьезов, например, Саарская область, отошедшая после первой мировой войны к победившей Франции от побежденной Германии, в 1935 г. вновь была возвращена Германии, потому что население области так решило на проведенном плебисците. Этот курьез повторился в 1958 г., когда та же Саарская область, вновь оказавшаяся в составе победившей во второй мировой войне Франции, опять была возвращена Германии по результатам референдума населения. Проводились прерванные второй мировой войной эксперименты по созданию вольных городов вроде Данцига, Кракова и т.д.

Организация Объединенных Наций в послевоенное время еще более закрепила в международной практике принцип самоопределения наций. Декларацию о создании ООН подписали всего 50 стран, а сейчас число членов ее выросло до почти 200. В Уставе ООН, во Всеобщей Декларации прав человека, в Пактах о правах человека четко определено право наций на самоопределение. И европейские структуры в период разрушения СССР и Югославии однозначно отстаивали главенство этого принципа. Тем удивительнее, что в последние годы, и в особенности применительно к Черноморско-Кавказскому региону, они стали круто поворачивать назад и педалировать идею о главенстве принципа нерушимости территориальной целостности государства. Это особенно проявилось в декабре 2005 г. на заседании ОБСЕ в Любляне. Возможно, причины такого поворота кроются в нарастании сепаратистских настроений в самой Европе: баски, корсиканцы, Ольстер и т.д.. Но также очевидно желание стран Запада подыграть своим новым потенциальным союзникам на Евровостоке - в первую очередь, Молдове, Грузии и Азербайджану, которые ведут многолетнюю борьбу против непризнанных республик Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха.

Насильственное утверждение нерушимости территориальной целостности государств неестественно и практически неосуществимо. Достаточно привести примеры Эритреи, Восточного Тимора, которые после десятилетий кровавых войн все-таки завоевали независимость и признаны ООН. Сейчас прорисовывается картина обретения независимости Косово, о которой наш Президент сказал, что этот пример может стать универсальным для применения в схожих ситуациях.

Можно с полным основанием сказать, что характеристики конфликтных узлов в Черноморско-Кавказском регионе во многом совпадают с упомянутыми примерами. Все четыре непризнанных государства завоевали свой статус в ходе и в результате кровопролитных военных событий. Они уже 15 лет действуют как самостоятельные государства со всеми государственными атрибутами. Степень развития демократии в этих государствах, как правило, выше, чем в тех странах, от которых они отделились. Бессмысленно говорить, что они являются "теневой империей" России, потому что все они возникли раньше, чем возникла самостоятельная Россия. Выборы глав непризнанных государств проходят независимо от российских симпатий к тому или иному кандидату, а часто и вопреки им. Никаких вооруженных сил России в непризнанных государствах нет, за исключением миротворческих контингентов и небольшой группы охранно-караульной службы в Приднестровье. Что самое главное - идея национальной независимости за эти годы пустила глубокие корни в сознании населения этих государств. Опросы общественного мнения показывают, что подавляющее большинство населения высказывается против возвращения в состав государств, от которых они отделились. Всякая попытка силовых действий со стороны бывших метрополий по ликвидации непризнанных государств неизбежно ведет к эскалации международной напряженности и угрозе возникновения очага военных действий.

Недавно во влиятельной газете "Вашингтон пост" была опубликована статья, подписанная бывшим испанским министром иностранных дел Анной Паласио и Даниэлем Твайнингом, консультантом фонда "Маршалла". В ней изложен стратегический поход Запада к решению проблем Черноморско-Кавказского региона. Вот его основные составляющие: 1) вывести все российские войска из Грузии и Армении; 2) Вывести российских миротворцев из Абхазии и Южной Осетии; 3) Предложить "план Маршалла" для Южного Кавказа и 4) согласиться в принципе на проведение референдума в Нагорном Карабахе. Если отбросить атавистические взгляды на Россию в духе "холодной войны", то остальные пункты эклектичны и малопрактичны. Почему "план Маршалла" только для Южного Кавказа, а не для всех фигурантов регионального конфликта? Почему идея референдума принимается только в отношении Нагорного Карабаха? Зачем говорить о российских базах в Грузии, когда этот вопрос уже решен на межгосударственном уровне? Претензий в статье много, а практической пользы мало.

Ситуация, сложившаяся на сегодняшний день, однозначно говорит о следующем:

Западные страны для себя решили все, в частности, наплевать на право самоопределения народов и действовать в рамках негибкой схемы, отстаивая принцип территориальной целостности государств.

Россия не приняла никакого решения. Она находится в поиске наиболее разумного решения, о чем свидетельствует и нынешняя конференция, на которой мы выступаем. Правительство связало себя рядом обязательств, которые не в полной мере соответствуют настроениям общественности внутри страны и отвергаются народами непризнанных государств.

Западные страны исходят, главным образом, из геополитических соображений, унаследованных из арсенала холодной войны. Их смысл - как можно дальше заталкивать Россию вглубь евроазиатского материка и бетонировать ее границы цепью союзников по НАТО.

Россия - в равной мере, и ее правительство, и ее общественность - руководствуется гуманитарными соображениями. Она не создавала непризнанные государства. Они возникли из-за неуклюжих действий новых администраций в постсоветских государствах Черноморско-Кавказского региона. Принятие в российское гражданство части населения непризнанных государств - означало, в первую очередь, спасение этого населения от голодной смерти и лишений путем назначения им российских пенсий.

Западные страны однозначно делают ставку на то, что можно будет сломить нынешнюю непреклонную волю населения непризнанных государств путем коррупции их нынешних и завтрашних элит, путем организации длительной международной изоляции, посредством информационно-пропагандистской обработки населения.

Россия полагает, что нужно с уважением относиться к истории формирования непризнанных государств и народов, их основавших, учитывать их национальную идентичность.

Подтверждение западной позиции я получил в 2004 году в прямом разговоре с Генеральным секретарем НАТО г-ном Схеффером в Брюсселе. Российскую позицию я формулирую на основе анализа всех доступных мне наших отечественных материалов.

Что делать в условиях несходства наших оценок и позиций? Сейчас есть четыре варианта решения судьбы непризнанных государств, озвученных разными сторонами:

1) Поглощение их прежними метрополиями путем применения силы. Готов ли в этом случае Запад взять на себя ответственность за неминуемую гуманитарную катастрофу, вроде армянской резни в Турции в 1915 г.?

2) Создание ассиметричной федерации из прежних метрополий и непризнанных государств, при которой, при самой широкой автономии в вопросах внутреннего управления, автономия соглашалась бы на верховенство центральной власти. На это пока не соглашается ни одно из непризнанных государств.

3) Создание равносубъектной конфедерации, при которой бывшая метрополия и бывшая автономия становились бы полностью равноправными членами нового государственного образования. Этот вариант категорически отвергается нынешними метрополиями.

4) Признание де-юре сложившегося де-факто положения. Смириться с правом непризнанных государств на самостоятельное существование. Утвердить тем самым торжество "права наций на самоопределение".

Россия не может абстрагироваться, как Запад, от гуманитарного аспекта. Она обязана учитывать настроения миллионов своих граждан, имеющих тесные родственные связи с населением непризнанных государств. Она не может игнорировать судьбу многих десятков тысяч своих граждан, проживающих в непризнанных государствах. Отсюда вытекает наша главная озабоченность, состоящая в том, чтобы не допустить никаких силовых акций, никакого кровопролития в регионе. Это своего рода программа-минимум, которую, надеюсь, разделяют и все здравомыслящие политики в мире. К пониманию этой мысли мировое сообщество должно склонить и тех новичков в политике, которые пока рвутся на словах к драке и насилию.

Что касается программы-максимум, т.е. нахождения окончательного рецепта для умиротворения региона, то целесообразно поддержать тот удивительный пример, который дали миру граждане Квебека, которые путем референдума решили больной вопрос: жить ли им врозь или вместе с остальной Канадой. Пусть сами граждане непризнанных государств на своих референдумах под международным контролем решат свою судьбу. Мировое сообщество и его организации должны оставить народам этих государств священное право выбора и признать результаты этого выбора. Это самый надежный (и единственный) путь для укрепления мира и безопасности в Черноморско-Кавказском регионе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.03.17
Первый пошел? Ливан может сделать ставку на создание гражданской нации
NB!
29.03.17
Почему Эрдоган заговорил о распаде Турции
NB!
29.03.17
Правительство не может привезти хлеб. Промышленность стоит
NB!
29.03.17
Corrierre della Sera: «Русским нужна разделенная Европа»
NB!
29.03.17
Немецкий политик в Крыму: «Если я на Украине, пусть Аваков меня арестует»
NB!
29.03.17
Порты: белорусские грузы увязли в Прибалтике
NB!
29.03.17
Госдолг регионов России вырос на 5,6 млрд рублей
NB!
29.03.17
Шотландия: возвращение к независимости
NB!
29.03.17
Рогозин предложил латвийскому депутату навредить РФ, отморозив уши
NB!
29.03.17
Идею принять ДНР и ЛНР в состав России поддерживают 24% граждан: опрос
NB!
29.03.17
Strategist: Канберра должна сохранять сделку с Ираном вопреки США и Израилю
NB!
29.03.17
Ле Пен: ЕС попытается наказать Великобританию за Brexit
NB!
29.03.17
The National Interest: Вопрос о THAAD в Южной Корее стал политическим
NB!
29.03.17
«Нефть передумала падать»
NB!
29.03.17
«Рубль устойчив к внешним факторам»
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Главком НАТО в Европе: «Сдерживание» РФ требует еще больше войск
NB!
29.03.17
Штрафы по машине: В ГД обсудят конфискацию и пожизненное лишение прав
NB!
29.03.17
СМИ узнали сумму сделки по продаже украинской «дочки» Сбербанка
NB!
29.03.17
В РПЦ назвали «правовым нонсенсом» референдум по Исаакиевскому собору
NB!
29.03.17
Истоки каталонского сепаратизма
NB!
29.03.17
США и Китай снова договорились дружить против Северной Кореи