Экс-министр обороны Молдавии: "Истинный "судья" в этой стране - Владимир Воронин"

Кишинёв, 27 марта 2006, 14:22 — REGNUM  27 марта адвокаты экс-министра обороны, бывшего главы Службы информации и безопасности РМ (СИБ) Валерия Пасата, осужденного на 10 лет тюрьмы, распространили заявление подзащитного. Ниже ИА REGNUM публикует текст заявления:

"С момента провозглашения независимости Республики Молдова я занимал много важных постов, среди которых - посол, министр обороны и директор СИБ. Хотя при исполнении этих должностей я приложил все усилия и знания для блага моей страны, нынешнее руководство Республики Молдова пустило в ход всю государственную машину, чтобы обвинить меня во всех земных грехах: предательство, терроризм, подрыв государственных интересов, государственный переворот, попытка убийства и прочие, которые, наверняка, последуют.

11 марта 2006 года исполнился год с начала судебного фарса под названием досье "МиГов", в результате которого я был брошен за решетку на основании абсурдных обвинений, которые не имеют ничего общего с истинными мотивами моего преследования. Хотя режим осудил меня на 10 лет тюрьмы, он продолжает выдвигать против меня новые обвинения, более абсурдные, чем "МиГи".

В действительности, судебный фарс под названием досье "МиГов" представляет собой банальную политическую расправу за мое выступление на съезде молдаван в Москве 6 марта 2005 года. Не "МиГи", а мое участие в этом съезде заставило Воронина (президент Молдавии - прим. ИА REGNUM) арестовать меня 11 марта 2005 года. Именно моя позиция на съезде молдаван спровоцировала ненависть и жажду мести со стороны президента Воронина. Он знает лучше других, что соглашение между правительствами РМ и США по самолетам "МиГ" абсолютно законно, точно так же, как он знает, что я не раскрыл никакого государственного секрета или имя какого-либо секретного молдавского агента. Желание расправиться с теми, кто разделает точку зрения, отличную от его собственной, обычно затемняет сознание президента Воронина. Именно этим объясняются злоупотребления и репрессии против его оппонентов в политике и бизнесе.

Президент Воронин дает понять, что одним из мотивов моего преследования является моя работа в качестве советника Анатолия Чубайса. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер будет руководить подразделением российского концерна "Газпром", и никому не пришло в голову объявить его агентом российских секретных служб. Владимир Воронин не должен забывать, что и он находился в Москве, когда образовалась страна, которой он руководит. Разумное руководство использовало бы мою должность в РАО "ЕЭС" для продвижения интересов собственной страны, а не бросило бы меня в тюрьму, как последнего хулигана.

Считаю необходимым сделать некоторые уточнения в отношении судебного приговора, которым режим приговорил меня к 10 годам тюрьмы. В суде однозначно было установлено, что в сделке с "МиГами" я не сделал ничего иного, кроме как исполнил указания президента Лучинского. Заявления всех свидетелей подтверждают мою невиновность и законность межправительственного соглашения от 23 июня и 10 октября 1997 года. Кстати, эти соглашения остаются в силе по сей день, и никто их не денонсировал. Как и следовало ожидать, не аргументы имели значение для молдавской юстиции, а заказ президента. Задолго до завершения судебного фарса, в июне 2005 года, заместитель генерального прокурора Валерий Гурбуля открыто заявил мне, что, "хотя все факты указывают на вашу невиновность, вы все равно будете сидеть в тюрьме и вы должны понимать почему". Зная, какое место занимает Гурбуля в системе молдавского государства, я понял, куда идет дело. Этот разговор не оставил мне никаких иллюзий относительно приговора, который будет объявлен. Этим объясняется и то, почему судья Василевич спала во время заседаний, а когда заслушивались ключевые свидетели, разговаривала по мобильному телефону или беседовала с секретарем суда. Меня совсем не удивило то, что в конце ноября судья Василевич обмолвилась, что она вообще не читала материалы дела. Безграмотный приговор от 17 января 2006 года представляет собой возвращение к практике 30-х годов и истинное лицо "проевропейского" кишиневского режима, установленного после 4 апреля 2005 года.

Негативная реакция во внешнем плане, с которой столкнулось молдавское руководство после моего осуждения, заставила Владимира Воронина открыть новое уголовное дело, выдвинув против меня новые бредовые обвинения. Пресса Рошки (лидер Христианско-демократической народной партии Молдавии, ХДНП - прим. ИА REGNUM) в унисон с Генеральной прокуратурой обвиняют меня в том, что по моей вине исчезли агенты секретных служб, и что я якобы хотел убить Юрия Рошку. Было бы хорошо, если бы те, кто подготовил этот спектакль, разъяснили, о каких агентах идет речь. Достаточно почитать газеты и посмотреть новости по телевизору, чтобы убедиться, что все агенты и офицеры СИБ под прикрытием здоровы и чувствуют себя хорошо.

Режим обвиняет меня в том, что я якобы хотел убить Юрия Рошку, чтобы спровоцировать цветную революцию, пытаясь таким образом втянуть меня в полемику. Не буду отвечать на эти нелепицы, ограничусь лишь одним уточнением. В тот период, когда я был директором СИБ, я действительно имел много конфиденциальных встреч с Рошкой, чаще всего по его просьбе. Я шел на эти оперативные встречи не из-за большой любви к Рошке или ХДНП, а в силу служебных обязанностей, которые у меня были в качестве директора секретных служб.

3 марта 2006 года Министерство иностранных дел Молдовы сделало заявление, в котором утверждалось, что в деле "МиГов" молдавские власти не имеют ничего против правительства США, а только против Пасата. Если дела обстоят именно так, может быть, МИДу следовало бы разъяснить смысл основных вопросов, которые были заданы мне с самых первых допросов:

- почему я разрешил, чтобы США диктовали Молдове, кому и на каких условиях продавать самолеты?

- почему США заплатили так мало?

- почему я противился продаже молдавских самолетов Ирану в 1997 году, если они были готовы заплатить больше, чем американцы?

- почему санкции США против Ирана должны быть законом для Молдовы?

- знаю ли я, сколько денег заплатили американцы руководству страны за согласие продать самолеты?

Все эти вопросы (которые, кстати, задавались мне в присутствии адвоката) указывают на иной подход, нежели тот, что содержится в заявлении МИД от 3 марта 2006 года. Кстати, прокурор Тома мотивировал мое задержание тем, что я якобы имел возможность повлиять на американскую сторону.

Было бы хорошо, чтобы те, кто стоит за моим осуждением, объяснили, как стало возможным исчезновение переписки президента Лучинского с бывшим государственным секретарем Мадлен Олбрайт и президентом США Биллом Клинтоном. Разве в нормальной стране было бы возможно исчезновение таких документов? Здесь следует искать объяснение того, почему я был осужден в ходе секретного процесса.

Хотя до окончательного приговора есть еще две инстанции, я осознаю тот факт, что меня будет судить не Апелляционная палата. Истинный "судья" в этой стране - Владимир Воронин. Независимо от этого и от того, сколько дел возбуждены или будут возбуждены против меня, я пройду через все с достоинством, с тем, чтобы защитить честь свою и своей семьи, которая была попрана.

21 марта 2006 года.

Тюрьма Прункул."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.