"Идентификатор персональных данных - это возможность ограничить права человека извне": интервью депутата Госдумы Александра Чуева ИА REGNUM

Москва, 7 марта 2006, 17:02 — REGNUM  

Госдума готовится к рассмотрению во втором чтении правительственного законопроекта "О персональных данных". В эти дни комитет по конституционному законодательству и госстроительству дорабатывает редакцию двух наиболее спорных статей, которые вызвали серьезный общественный резонанс и привлекли внимание не только научного сообщества, но даже президента. Как уже сообщало ИА REGNUM, Владимир Путин в своем заключении на законопроект рекомендовал исключить положения о присвоении каждому физическому лицу идентификаторов персональных данных и о создании государственного регистра населения, содержащего эти идентификаторы. Почему введение идентификатора персональных данных представляет угрозу для российских граждан, корреспонденту ИА REGNUM рассказал депутат Госдумы, зампредседателя комитета по общественным объединениям и религиозным организациям Александр Чуев, который считает, что этот вопрос должен регулироваться не федеральным законом, а на уровне подзаконных актов правительства.

ИА REGNUM: Александр Викторович, в чем вы видите опасность присвоения уникального и постоянного идентификатора каждому физическому лицу?

Дело в том, что каждый человек имеет набор личных данных: фамилия, имя, отчество, адрес, место жительства, которыми он распоряжается по собственной воле и которые он может менять. Это его право. Безусловно, есть данные, которые принадлежат человеку от рождения - это его отпечатки пальцев, биометрические данные различные и т. д. Но когда мы вводим на уровне государства единый идентификатор, как было записано изначально - "уникальный и постоянный", персональных данных о человеке, то мы считаем, что есть нечто, привнесенное извне не относящееся напрямую к человеку, что имеет большее с точки зрения закона значение, чем сами персональные данные, которые этим способом учитываются. То есть, получается, что ваше имя, фамилия, отчество, ваше место жительства по сравнению с неким номером, который вам присвоили в системе учета данных, имеют меньшее значение, а внешний номер, присвоенный вам неким оператором, от рождения до смерти идущий за вами неизменно имеет большее значение для вашей дееспособности в соответствии с Гражданским Кодексом и другими законами РФ. Это очень опасная вещь, потому что если номер человеку присваивается извне, то фактически это возможность ограничить права и свободы человека извне. Ну, понимаете, если вдруг этого номера у вас не окажется либо этот номер потеряется, либо система учета даст сбой, либо под этим номером окажутся не ваши, а чужие персональные данные, то вы будете абсолютно беспомощны в изменении этой ситуации - ведь номер себе присваивали не вы сами, а кто-то извне. Например, если ваши личные данные, как отпечатки пальцев, биометрические данные, имя, фамилия, отчество, дата рождения, они постоянны для вас и вы являетесь их хозяином, то в случае номера не вы являетесь хозяином и не вы устанавливаете, что под этим номером относительно вас располагается.

ИА REGNUM: Почему вы считаете, что большее значение будет иметь сам идентификатор, чем персональные данные, которые он обозначает?

Потому что именно идентификатор описывается в законе "О персональных данных", и именно он является единым центром, единой шапкой, объединяющей ваши персональные данные в вашу личную ячейку, личный файл единым кодом, единой отличительной чертой ваших персональных данных.

Представим себе: у вас есть паспорт, в нем ваши персональные данные, у паспорта есть номер и серия. Вы потеряли паспорт. Это ужасно, но это не так страшно. Вы приходите, пишите заявление, показывайте ваше свидетельство о рождении, либо вас проверяют по другим документам, определяют, что именно вы живете по этому адресу, и выписывают вам новый паспорт, с другим номером, но, тем не менее, с вашей фотографией, с теми же персональными данными. Здесь проблема: номер потеряться не может, а вот вы в этом номере потеряться можете. И если Иванову Ивану Ивановичу присвоен номер Х, и вдруг в какой-то момент по причине сбоя системы или какой-нибудь другой, в том числе, преступной под этим номером образовались совершенно иные не соответствующие вам данные, под вашей же, например, фамилией, именем, отчеством, но вы уже не Иванов Иван Иванович, а совсем другой Иван Иванович - другого года рождения, другого места жительства. С этим поделать вам что-то будет трудно. Для того, чтобы доказать, что вы - это другой Иванов Иван Иванович вам придется приносить кучу документов и проходить целую систему изменений под этим идентификатором ваших персональных данных.

Получается ситуация, когда вы оказываетесь помещенным в зависимость от внешней системы, которая к вам не привязана. Через некоторое время эта проблема возникнет. Как только мы введем такое понятие в законодательство, через некоторое время правозащитники начнут говорить: как же так? Ведь номер не привязан человеку, он дается ему извне, может быть изменен. Данные могут быть испорчены. Так нельзя, человек должен быть сам хозяином своих персональных данных. Следующий шаг - за идентификатором, который будет в правовом смысле обоснован и будет введен на основании защиты прав и свобод человека будет предложение о приближении идентификатора персональных данных к идентифицируемому лицу. Это значит, что персональные идентификаторы будет предлагаться вживить, например, в тело в виде электронной памяти, не стираемой, не изменяемой, защищенной для того, чтобы человек был сам носителем своих персональных данных и своего идентификатора. Я могу продолжать эту апокалипсическую линию. Но если мы вводим этот номер и приближаем его к человеку и вживляем его, это действительно защищает права по сравнению с внешним учетом: не где-то там ваш номер, ваши данные, а вы их носите на себе, на теле. Следующий этап - появляются новые виды преступлений, удаление и привнесение иных чипов в человека, появляется совершенно иной тип общества, не на основе личности, а на основе содержания чипов людей. Вообще следующим шагом за этим станет изменение всей системы взаимоотношений, в том числе, в социально-экономической области. Я этого очень опасаюсь. Люди будут зависимы. Например, такой электронный чип на следующем этапе могут сделать доступным для считывания на большом расстоянии для того, чтобы человеку трудно было его заменить, чтобы преступнику трудно было на него напасть. То есть дальше мы видим тотальный контроль над личностью, когда человек не только носит в себе чип со своими идентификатором и данными, но этот чип отслеживается по сотой системе связи, либо по спутниковой связи, либо иным способом, и человек все время находится в зоне действия той или иной системы.

ИА REGNUM: Но пока этого реально не предлагается. 6 марта представители правительства на заседании комитета по конституционному законодательству говорили, что идентификаторы на самом деле не вводятся - они уже есть, уже используются разными операторами информационных систем, а правительство пытается установить защиту в этом направлении. Это так?

То, что есть сегодня, не называется и не может называться идентификатором. То, что есть, не прописано в законе, это просто система учета, просто форма учета персональных данных. При этом не важно фиксируются они номером или цифро-буквенным кодом или электрическим сигналом. Но это не может служить основанием для умаления либо ограничений прав и свобод человека. Это не может служить основанием для отказа человеку в совершении тех или иных действий. Скажем, у вас есть паспорт или водительские права. Если вы сегодня приходите за пенсией, то наличие или отсутствие ваших прав не является основанием для того, чтобы вам принесли пенсию. А также сам пенсионный учет не является основанием для того, чтобы вас остановили на дороге. Этот учет осуществляется только в той системе, которая связана с вашим непосредственным решением: вы решили встать на пенсионный учет, вы решили получить водительские права. В этой системе учета с вами есть определенные взаимоотношения и определенный учет вас. И даже если вы потеряете свое водительское удостоверение, вы всегда сможете его восстановить, используя другие системы вашего учета - паспорт с вашими данными. Он является универсальным и для прав водителя, и для системы пенсионного учета, и других систем. Здесь же, когда мы вводим понятие идентификатор, то я хочу подчеркнуть, что тем самым мы эту систему учета приподнимаем на уровень закона. Мы абсолютизируем не ваши персональные данные, а цифру или цифро-буквенный код, которым учитываются эти данные. А, может быть, завтра мы создадим систему лазерного учета, которая будет вообще не иметь никаких цифр - по цвету либо определенному набору цветов. Вот кстати, я даю пример. Почему, например, идентификатор должен быть в форме цифрового или цифро-буквенного кода? Это может быть что угодно. Почему система учета должна опираться на математическую модель? Это может быть звук, цвет, запах, в конце концов. Именно поэтому бессмысленно и вредно вводить такой идентификатор. Во-первых, это очень ограничивает возможности системы учета, во-вторых, в самом законе не прописано, что это такое. И как это будет учитываться.

ИА REGNUM: Правительство предлагает, в случае принятия решения об исключении этой статьи, регулировать данный вопрос на уровне своих постановлений...

Если убирается эта норма из закона, то правительство, конечно, будет предлагать отдельный законодательный акт о системах персонального учета. Я формулирую, что тогда мы будем дискутировать о том, каким образом в той или иной системе персонального учета могут существовать те или иные идентификаторы - это будет отдельная тема. Но сегодня мы принимаем закон о персональных данных, и смысл этого закона заключается в ограничениях использования персональных данных, ограничениях их обработки, в защите, наконец, наших граждан и их частной жизни.

ИА REGNUM: Ваш комитет (по делам общественных объединений и религиозных организаций) выступает за то, чтобы идентификаторы и госрегистр стали предметом отдельного закона. Почему вы думаете, что в отдельном законе эти вопросы могут быть решены лучше, чем в данном законопроекте?

Потому что в этом законе это уже вызвало серьезный общественный резонанс; это не вяжется с самой правовой структурой этого закона. Когда мы дойдем до отдельного закона, мы выясним, что пока мы не готовы к таким законам, и они пока не нужны. Я будут против, естественно, нового закона на эту тему. Я считаю, что если нужно решать - решайте подзаконными актами, в рамках Конституции, в рамках законов РФ. В противном случае мы просто начинаем вторгаться в частную жизнь граждан. Почему это должна быть обязательно такая система учета, почему мы должны граждан обязательно учитывать путем присвоения каких-то цифр? Почему мы не можем это делать по дате рождения, по месту жительства или другим системам данных - паспортным данным, свидетельству о рождении? Тот инструментарий, который на сегодня есть, вполне достаточен для учета населения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.