Пока чиновники спят, предприниматели делают деньги на людском горе: Архангельская область за 1 марта

Архангельск, 1 марта 2006, 16:22 — REGNUM  

Ритуальные услуги в "частном порядке" (Правда Севера)

Пока чиновник спит, в Северодвинске делают деньги на людском горе

В 1996 году вышло постановление главы администрации Архангельской области "О ритуальных услугах для населения", согласно которому весь комплекс услуг укладывается в сумму 1700 рублей, 1400 из которых выплачиваются родственнику, взявшему на себя труд по погребению близкого человека. В 2003 году мэр Северодвинска издал постановление, увеличив стоимость набора минимальных услуг до 2430 рублей. Эта сумма - тот минимум, который позволил бы каждому гражданину на пособие по погребению в 1400 рублей и собственные 1030 рублей достойно проводить в последний путь дорогого человека.

Чтобы не было каких-нибудь нарушений, контроль за исполнением постановления возложен на управление экономики администрации Северодвинска (Н. Н. Выжлевцева). А обеспечивать выполнение призваны три организации. Две из них в прямом подчинении местной власти - это городские больницы (для примера возьмем МУЗ "1-я городская больница") и МУП "Северодвинский специализированный комбинат ритуальных услуг". Третье предприятие - ГУЗ "Архангельское областное бюро судебномедицинской экспертизы" - арендует у города часть помещений в здании морга первой городской больницы. Именно тут и начинаются проблемы.

В уставе больницы записано, что ее патологоанатомическое отделение имеет право готовить к захоронению (обмывать, одевать и укладывать в гроб) только те трупы, которые поступили непосредственно из больницы. Если же человек выписался из больницы или он не успел дойти до нее и умер, то в отделение попасть не может. Понять логику такого разделения на "своих" и "чужих" невозможно. Это приводит у тому, что большая часть умерших (так называемых "домашних") попадает в то же здание больничного морга, но уже к специалистам бюро судебно-медицинской экспертизы, в функции которых не входит обмывание, одевание и укладка в гроб.

Тут и начинается самое интересное. Наталья Николаевна Выжлевцева как лицо, ответственное за контроль исполнения постановления мэра, самоустранилась от решения возникшей проблемы, пустила все на самотек. Бесконтрольность привела к тому, что на площадях, арендованных когда-то судмедэкспертизой (в настоящее время на руках у нее никакого договора аренды нет), невесть откуда появилась бригада расторопных санитаров, которые работы не боятся - моют, приводят в порядок, одевают и укладывают трупы по гробам, но уже не за 380 р., как прописано в известном постановлении, а за 1000, а то и за 3000 рублей. Это уж кто как сумеет с ними договориться. На двери в кабинет санитаров так и написано: "Об услугах санитаров договариваться с санитарами".

Заместитель Выжлевцевой Анатолий Алексеевич Головин так прокомментировал ситуацию:

- Да, возникла проблема, и ею воспользовались некие Крапивин и Берсевич, которые взяли на себя инициативу предоставлять такую услугу. Вот мы сейчас и занимаемся наведением порядка в этом вопросе.

А кто, собственно, мешал навести порядок раньше? Ведь ситуация сложилась не сегодня и даже не в этом году. Тысячи людей переплачивают деньги, а экономисты только сейчас решили взяться за порученное им три года назад дело.

Из постановления следует, что услуги по оформлению документов, необходимых для погребения, производятся бесплатно. И тем не менее первую справку, необходимую для получения свидетельства о смерти, бюро судмедэкспертизы продает по 200 рублей за штуку. Это как называется, господа контролеры?

Немало "интересного" творится и в МУП "Комбинат ритуальных услуг", который возглавляет подотчетный городской администрации господин Назаренко. Директор, видя, что управление экономики спит, стал пополнять свою казну за счет людей в трауре. Прейскурант с ценами, утвержденными постановлением, надежно спрятан. Как утверждает А. Головин, отсутствие прейскуранта связано с тем, что посетители постоянно похищают вывешенный листок, чтобы не переписывать цены.

Выставленные в количестве трех образцы предлагаемых гробов отличаются только расцветкой обивочной ткани, но не ценой, которая сама способна добить и так убитого горем человека. 2420 рублей и ни копейкой ниже. А где же те "народные" гробы по 475 рублей, о которых пишут губернаторы и мэры?

Еще одна статья дохода, внедренная изобретательным Назаренко, - взимать по 2520 рублей с каждого, кто хочет похоронить родственника на городском кладбище. Идея фокуса такова. Кладбище старое, хоронить запрещено, а подзахоронение связано с перенесением оградки, рубкой и выкорчевыванием деревьев. Причем деньги берут вперед, не удосужившись даже посмотреть, есть ли там что рубить-переносить. Так, 14 февраля я хоронил родственника, и никаких порубок, выкорчевок и переносов не требовалось. Фактически за рытье могилы и виртуальные услуги по выкорчевке с меня взяли не положенные 850 рублей, а 3370 рублей. И это еще не все.

В комбинате мне пояснили, что переноска гроба к месту захоронения, засыпка могилы и формирование могильного холмика, а также установка памятника не входит в перечень оказываемых услуг и за этой услугой надо обращаться к кому- нибудь другому в частном порядке. "Частный порядок", как выяснилось, осуществляют за 1000 руб. те же, кто должен это делать в рабочем порядке согласно тарифу на ритуальные услуги за 310 рублей (60 - переноска, 210 - засыпка и формирование могильного холмика, 40 - установка памятника). Но ведь прейскуранта-то нет. Да и кто ж будет в такой день, когда сам не свой, разбираться в их бухгалтерии. Люди наивно рассчитывают на совесть и сострадание. Плачут, становятся как дети: берут что дают, делают, что говорят.

Перерасход семейного бюджета только за перечисленные виртуально-ритуальные услуги у меня получился следующий:

Оформление документов: взяли - 200, стоит - 0, переплата - 200

Изготовление гроба: взяли - 2420, стоит - 475, переплата - 1945

Подготовка тела к захоронению: взяли - 1000, стоит - 380, переплата - 620

Подготовка места захоронения: взяли - 2520, стоит - 0, переплата - 2520

Засыпка могилы: взяли - 1000, стоит - 310, переплата - 690

Итого: переплата с одного погребения составила 5975 рублей. Такие вот похороны!

Кому выгодны "сердечные" квоты? (Архангельск)

Бесплатные операции архангельским детям обходятся слишком дорого

В Архангельской области неуклонно растет число малышей, которые становятся "сердечными" инвалидами с рождения до четырех лет. Дети месяцами ждут своей очереди на операцию, которую им бесплатно сделают в Москве. Но бесплатно это только для официальной статистики...

У долгожданной доченьки Антона и Лены на третий день жизни прослушали шумы в сердце. Сначала была одна больница, потом другая. Наконец сказали, что надо ехать на операцию в Москву - у крошечной Дашеньки обнаружили порок сердца. Но расстроенных родителей в районной поликлинике на Приорова порадовали: операция в столичном центре сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева будет бесплатной - это, мол, по северной квоте. И в октябре прошлого года Лена и Антон повезли своего ребенка в Москву...

О том, почему наших детей с врожденным пороком сердца отправляют искать помощи в других городах и что такое бесплатная северная квота, мы говорим сегодня с кардиохирургом городской больницы N 1 и депутатом Архангельского городского Совета Игорем Черновым.

- Игорь Ионович, наша область по количеству детей-инвалидов с врожденным пороком сердца опережает всю Россию. С другой стороны, архангельская кардиохирургия считается одной из лучших на Северо-Западе. Парадоксально:

- Действительно, в год у нас требуется делать двести - триста операций детям- сердечникам. Таких детишек мы оперируем с 1997 года, дошли до уровня 50 - 60 операций в год. Но, как ни печально, с каждым годом этот показатель снижается. В 2005 году хирургическую помощь в Архангельске получили только около тридцати детей. - Почему так мало?

- Не думайте, что это наши хирурги ленятся или профессионализма у них не хватает! Все дело в квотах. Из федерального бюджета выделяются квоты для крупнейших в стране клиник - чтобы те принимали детей из областей. Деньги за каждого пациента перечисляются на счет больницы, причем на любую операцию средства выделяются по максимуму - примерно 300 тысяч рублей. Для пациентов с периферии операция считается бесплатной.

В действительности бесплатная она для Архангельской области, для официальных статистик. Но в реальной жизни получается иначе. Для начала надо съездить на консультацию, встать на учет, а потом снова, через назначенное время, приехать на саму операцию. Когда родители привозят своих чад в столицу, с них берут плату за анализы, новые обследования, дополнительные услуги, послеоперационное лечение. Кроме того, родителям нужно где-то жить целый месяц, питаться. В среднем такая "бесплатная" операция в Москве обходится семье в сто и более тысяч рублей.

- Сколько семей отправляют из Архангельской области?

- "Выездных" детишек намного больше, чем тех, кто получает хирургическую помощь здесь. Раньше квот давали по 15 - 20, а теперь щедро - 200 - 300 в год. Столичным клиникам это выгодно: операция в большинстве случаев реально стоит раза в два дешевле, чем выделено по квоте. Остальное центр оставляет себе - на развитие, на новую аппаратуру, научные исследования, повышение квалификации и т. д.

- Наверное, отправка больных детей в центральные больницы оправданна?..

- Меня как специалиста удивляет тот факт, что туда направляют малышей с легкими, простыми пороками, которые можно с успехом прооперировать и в Архангельске. Сложные же случаи, в которых и затраты, и смертность высоки, там берут с неохотой. Они достаются нам. Кроме того, мы оперируем "асоциальных" детей - тех, чьи родители не могут позволить себе поездку в Москву или Питер. Но удивительно тут знаете что? То, что абсолютно все родители, которых направляют в Москву или еще куда-то, даже не знают, что они могут получить такую же хирургическую помощь в Архангельске.

- А кто должен давать такую информацию?

- Во-первых, педиатры. Однако им легче снять с себя все заботы и, получив указ сверху, сколько детей отправить, набрать "норму" из больных малышей, сделать выписки из историй их болезни и направить пациентов в столицы. Во-вторых, чиновники от здравоохранения, но они как раз и обозначают педиатрам "норму", вернее, квоту, выделенную на Архангельскую область.

Вероятно, никто из них не считает необходимым развивать детскую сердечную хирургию и перестать пользоваться квотами, зачастую ненужными. В Первой городской больнице готовы оперировать всех нуждающихся детей с области. И реальные затраты на каждую операцию здесь будут ниже тех огромных средств, которые для наших больных отчисляют в московские и питерские клиники. Их наверняка от нас и урезают:

- Понятно, что родители от "невыездных" операций только выиграют, к тому же дома и стены лечат. Но разве вам нынешней работы мало?

- Я уже сказал, что оперировать детей мы стали меньше. Можем больше, никакой очереди на операции среди детишек нет.

- Игорь Ионович, я правильно вас понимаю: доктор Чернов против квот?

- Нет, но систему квотирования надо срочно пересматривать. Квоты, безусловно, должны остаться. В некоторых сложнейших случаях спасти могут только суперсовременные технологии и самые высококлассные специалисты. Но право решать - отправлять или не отправлять каждого конкретного малыша - нужно дать нашим, архангельским кардиохирургам. Кстати, эти самые квоты "расслабляют" и нас, хирургов. Вдруг квоты кончатся - а мы, лишенные практики, уже разучились оперировать детские пороки! Так уже было, когда в советское время всех отправляли только в столицу, а на местах не было ни одного высококлассного специалиста. Но перестроечные времена такую систему разрушили. И теперь, когда с середины 90-х годов кардиохирургия начала на местах развиваться, ее вновь стараются вытеснить на задний план.

- Подобная ситуация наблюдается и в других регионах?

- Например, в Вологде нет кардиохирургии вообще - оттуда, естественно, больных отправляют в Питер, а из Ярославля - в Москву. Операции на детишках первого года жизни, как в случае с Дашенькой, - редкость в российских городах. У нас же в Первой горбольнице делают в год около десяти. В условиях искусственного кровообращения, то есть на остановленном детском сердце, наши хирурги оперируют давно. Среди 65 "детских" клиник по всей стране мы стоим на 26-м месте, в 2003 году, например, прооперировано 42 ребенка (а среди 68 "взрослых" - мы на 11-м месте). Кроме традиционных, наши кардиохирурги применяют эндовоскулярные методы лечения, когда устранить дефекты маленького сердца можно без разреза, с помощью катетера. Инновационные направления всегда требуют серьезных затрат и особого внимания: - Гордиться по праву есть чем: больницы, входящие в число 65 "детских" хирургических центров, расположены в городах с намного большим числом жителей и более развитой медициной, чем в Архангельске, - Омск, Самара, Волгоград, Ижевск, Уфа, Нижний Новгород:

- Я о том же. У нас число операций на единицу населения на уровне клиник городов-миллионеров, плюс высокое качество лечения. Зачем тогда нам отправлять всех без разбора в Москву, Петербург?! Столичные центры развиваются, зарабатывают и живут припеваючи за счет наших семей. А сами не справляются со своими, местными потребностями в операциях на сердце. Нельзя забывать и о том, что в нашей области число детишек, становящихся "сердечными" инвалидами с рождения до четырех лет, неуклонно растет. Значит, нам самим нужно совершенствовать свое мастерство и обходиться своими силами в лечении заболеваний любой степени тяжести.

- Что для этого нужно?

- Заинтересованность наших чиновников от здравоохранения. Пока этого не случится, не будет работы у наших хирургов, не будет денег в наших больницах. И родители наших больных детей будут отвозить свои последние деньги московским врачам и сиделкам.

- Президент обозначил главные ценности на ближайшие годы, среди прочих - здоровье детей. Значит, финансирование здравоохранения будет одним из щедрых национальных проектов. И столичные центры (такие как Научный центр сердечно- сосудистой хирургии им А. Н. Бакулева РАМН) станут еще более жадными до наших детей. Периферия же, где почти каждого больного врач знает через друзей, родных, соседей, совсем зачахнет:

- Да, наши дети будут месяцами ждать своей очереди на московскую операцию, их родители - копить деньги. А местные кардиохирурги по-прежнему будут принимать редких больных малышей безо всякой очереди и оказывать им профессиональную и бесплатную помощь.

- Кого обвинять в сложившейся ситуации? Педиатров?

- Нет, они просто выполняют "квотированный" план. Кто-то из них даже говорит родителям: "К нашим не советую. Они еще тренируются". Надеюсь, говорит не со зла. Я на это только грустно улыбаюсь: "Уже десять лет, как "тренируемся". Нужно четко понимать, что, когда встает вопрос об операции, разговор надо вести не с педиатрами, а с хирургами.

Стоит сказать, что к нам за помощью едут больные из других регионов. У нас были пациенты с Ростова, Москвы, Вологды - операции здесь дешевле, чем в столице, как минимум в два раза. Все это для больницы редкие случаи оказания платной помощи и "зарабатывания" денег на саморазвитие:

- Есть предположение, что областные чиновники заинтересованы в выполнении федеральных квот. Возможно, существуют "откаты" за больных: когда больница, хоть тот же Бакулевский центр, принимая из конкретной области нужное число пациентов и получая за них федеральное финансирование, возвращает ответственным (за наполнение квоты) лицам определенный процент.

- Я называю это откровенной "торговлей" больными. Некоторые случаи, когда местные власти были денежно заинтересованы в увеличении количества больных, действительно известны. Жаль, что такие власти не понимают, что подобной политикой они губят местную кардиохирургию и медицину в целом, зато откровенно обманывают испуганных и растерянных пациентов и их родственников.

Считаю, что областные власти могут настоять на выделении живых денег из федерального бюджета взамен квот в родные регионы. Тогда и у нас вырастут бакулевские центры, наши кардиохирурги смогут продолжить научные исследования, совершенствовать свои навыки, и всем больным хватит необходимой современной аппаратуры. А больные детишки, как малютка Дашенька, смогут получить высококачественную и, главное, по-настоящему бесплатную помощь.

Лена и Антон потратили на поездку в Москву более 70 тысяч рублей. За каждое обследование, консультацию, дополнительный анализ с родителей больной Дашеньки в больнице брали деньги.

Когда все кончилось, и они засобиралась домой, оказалось, что тут, в Бакулевском центре (как, впрочем, и во всех "звездных" клиниках), принято благодарить врачей и медсестер, то есть платить деньги "за заботу и внимание". Лена заплатила. Ей, скорее всего, придется сюда возвращаться - у Даши осталось еще три дефекта сердца. Вдруг сами не "зарастут" - надо снова ехать к столичным хирургам. И снова по "бесплатной" северной квоте. Если ничего не изменится:

Страсти по Жилищному кодексу (Волна)

В городском Совете прошли депутатские слушания по вопросу вступления в силу отдельных положений Жилищного кодекса Российской Федерации. Итогом заседания стали конкретные рекомендации для мэрии Архангельска, главная из которых - разработка плана неотложных мероприятий по реализации норм кодекса.

Из огня да в полымя

Едва опомнились россияне от аферы под названием приватизация - нате вам, читайте новый Жилищный кодекс, проводите коммунальную и жилищную реформы. Причем этот закон и эта реформа коснутся почти каждого из нас - кроме лиц без определенного места жительства. Потому и тема депутатских слушаний вызвала острый интерес как со стороны депутатов, так и со стороны общественности и прессы - в овальном зале мэрии яблоку было негде упасть.

Разброс мнений о Жилищном кодексе был самый широкий - от полного неприятия (Василий Поздеев, общественная организация "Мое жилье") до одобрения того, что подобный закон в России все-таки появился (Валентина Новик, председатель ЖСК-2, руководитель "Некоммерческого партнерст-ва", объединившего семьдесят ТСЖ и ЖСК). Большинство депутатов, критикуя Жилищный кодекс за недостатки, предлагали, как его "улучшить", как выйти из этой ситуации. Так, Дмитрий Акишев назвал ЖК "неоднозначным, сложным, сырым" документом, и подтверждением его слов является принятие уже через год после вступления в силу кодекса поправок к нему.

Александр Иванов сравнил нынешнюю ситуацию с той, когда происходила приватизация предприятий: "Только в начале девяностых эти процессы касались производственной сферы, а сейчас - жилых домов, что намного актуальнее для людей. Тогда население весьма легко отнеслось к инициативе властей. Власть тоже не очень глубоко вникла в суть процессов. Итоги всем нам хорошо известны. Пока не поздно, надо готовиться к реформированию системы ЖКХ, надо четко понимать, чего именно мы хотим достичь и как мы это будем делать... надо провести процедуру с наименьшими рисками для населения, чтобы люди нас потом не проклинали". Для этого необходимо, по мнению депутата, любой ценой создать органы, которые будут вести работу по жилищно-коммунальной реформе, ввести систему стимулирования активных жильцов и органам самоуправления нельзя устраняться от этого процесса - "они обязаны осознать свою функцию и защищать население".

Мэрия не управляет процессом

Два с половиной часа депутаты, специалисты мэрии и отдельные представители общественности обсуждали Жилищный кодекс, готовность Архангельска к жилищно- коммунальной реформе, и впечатление от этого разговора осталось сложное, двойственное: да, реформу проводить надо, но как это сделать без ущерба для населения, никому неясно. У депутатов, да и у журналистов вслед за ними сложилось впечатление, что мэрия не управляет этим процессом.

Нельзя сказать, что городская исполнительная власть ничего не делает: принят ряд нормативных правовых актов, необходимых для реализации положений Жилищного кодекса, разработаны рекомендации по проведению общих собраний, примерный Устав ТСЖ, примерный договор с управляющей организацией и так далее. Реформу тормозит неясность в действиях федеральной власти, ею приняты далеко не все нормативно- правовые акты для осуществления реформы. Но депутаты считают, что это не должно расслаблять исполнительную власть на местах. То, что сделано в Архангельске - лишь малая часть от необходимого, подчеркивает пресс-секретарь горсовета Денис Селиванов.

До конца этого года Жилищный кодекс предписывает нам определиться с формой управления своим домом. По мнению депутатов, население недостаточно информировано об идущей реформе, у исполнительной власти нет системного подхода к информированию архангелогородцев. То, что есть три варианта управления домом - знают многие, но какова процедура, где и в каком порядке необходимо оформлять документы, кто должен этим заниматься, как провести собрание и где? Четких ответов на эти вопросы мэрия пока дать не может. Между тем, уже к концу года все эти процессы должны быть завершены, напоминает пресс-служба. Необходимо провести собрания жильцов более 4400 домов, а это почти по 20 собраний в день!..

Отсутствует координация деятельности инициативных групп собственников жилья. Мэрия города, как крупнейший собственник в жилищной сфере, не принимает мер по организации общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах. Не организованы сбор и анализ информации о хозяйствующих субъектах, намеренных предлагать собственникам свои услуги в качестве управляющих компаний. МУП "Жилкомсервис" не принимает мер по продвижению своих услуг на рынке управления многоквартирными домами.

Все равно придут к властям

Недостаточно активны и администрации территориальных округов - именно им сейчас поручено проводить собрания собственников помещений в многоквартирных домах в соответствии с составленными ими графиками, создавать общегородской банк данных об освобождающемся жилье. Им и карты в руки. Просто странно было слушать главу Октябрьского округа Сергея Несмеянова, который говорил о том, что "надо активно участвовать в собраниях, активно пропагандировать успехи жилкомсервиса...". А кто вам запрещает, Сергей Аркадьевич? В том же ключе высказался глава Ломоносовского округа: "Существует система жилкомсервиса, надо разъяснять людям, что есть такая компания - все равно с бедами бегут к главе округа, особенно те, у кого долги...".

Загвоздка, скорее всего, в том, что очень непросто пропагандировать успехи предприятия, с деятельностью которого жители города знакомы непонаслышке и критически к нему относятся. Но делать это необходимо, ибо из всех зол надо выбирать меньшее: худо-бедно, но жилищно-коммунальное хозяйство это муниципальное предприятие обслуживает, к зиме подготовились неплохо, морозы пережили... То, что город не должен бросать собственников жилья на произвол судьбы, понимает и власть. Вот что сказал заместитель мэра города по городскому хозяйству Анатолий Назаров: "Да, идет переходный период... В соответствии с Жилищным кодексом, управляющие компании имеют право на существование. Но основной управляющей компанией должен стать МУП "Жилкомсервис". Ведь если у жильцов возникнут проблемы - они все равно придут к властям".

Хозяйка дома

Первые ЖСК (жилищно-строительные кооперативы) и ЖК (жилищные кооперативы), как утверждает Валентина Новик, появились в Архангельске еще в середине 60-х годов прошлого столетия. Теперь разных жилищных кооперативов и товариществ в городе более двухсот. Семьдесят из них создали в 1966 году некоммерческое партнерство, чтобы решать совместно свои проблемы, а их более чем достаточно. "К сожалению, у нас нет единомыслия среди руководителей товариществ, следовательно, не всегда есть консолидация в действиях", - говорила на слушаниях В. Новик.

- Я семь лет в этой сфере работаю и рада, что наконец есть такой Жилищный кодекс, что появилось понятие "приватизация жилья", что состоялись эти депутатские слушания, что появится программа, где будут защищены и наши интересы. Пусть она будет несовершенна, но станем вносить поправки, - подчеркнула докладчик.

- Вы знаете, - сказала Валентина Васильевна, обращаясь к депутатам и работникам мэрии, - что кооперативные дома более ухоженные, чистые, чем муниципальные, они прекрасно управляются и содержатся, но все зависит от того, кто руководит кооперативом или товариществом. Потому что есть и среди кооперативных домов попавшие не в те руки, и там наблюдаются серьезные недостатки. К сожалению, люди мало интересуются вопросами жизни своего дома, предлагаю проводить для управленцев и всех жильцов ликбез...

Председатель ЖСК-2 рассказала, с какими проблемами ей и ее коллегам по некоммерческому партнерству пришлось столкнуться. Так, вышедший в 1995 году 181- й Федеральный закон о защите инвалидов лишил права инвалидов-членов ЖСК получать льготу на содержание жилья и капремонт. Но поскольку большинство инвалидов одновременно и ветераны труда - они получали вышеназванную льготу как ветераны. С вступлением в действие пресловутого 122-го закона, когда льготников поделили на местных и федеральных, теперь уже и ветераны лишились права на получение льготы... "Выход один - надо выйти с поправкой в Госдуму", - уверена председатель. Валентина Новик не согласна с тем, что ЖСК и ТСЖ выпали из единой тарифной политики города (подход должен быть одинаковым ко всем), что "Водоканал" отказывает им в заключении агентских договоров...

На вопрос, есть ли разница в оплате содержания и ремонта жилья между кооперативными и муниципальными домами, Валентина Васильевна ответила так: "Начну с отопления. РЭКом устанавливается цена на 20 процентов ниже, чем для муниципального сектора. Где стоят домовые теплосчетчики - цена еще ниже, а где терморегуляторы - еще ниже... Цены на содержание жилья невысокие там, где разумное правление кооператива, и оно под контролем ревизионной комиссии. Самое замечательное то, что средства капитального ремонта аккумулируются на нашем счете, и мы сами этими средствами распоряжаемся. Я выясняла, кто будет распоряжаться этими средствами, если мы решим найти себе управляющую компанию. УК - коммерческая структура, она не заинтересована оставлять средства капремонта на счете ЖСК или ТСЖ, и это опасно. В Санкт-Петербурге уже немало случаев, когда руководители управляющих компаний исчезали вместе со средствами капитального ремонта. Вот почему я считаю, что органы местного самоуправления должны держать все эти проблемы под контролем - это интересы людей, и их надо защищать". Трудно не согласиться с руководителем некоммерческого партнерства.

Этот кодекс антинароден

Выступивший на депутатских слушаниях руководитель общественного движения "Мое жилье" Василий Поздеев начал с того, что "этот Жилищный кодекс - второе издание столыпинской реформы, он страшнее всех проведенных в стране реформ, с его помощью мы разрушаем коллективист-ский, общинный по своей сути российский менталитет". - Нас грабили Чубайс, Гайдар, а сегодня мы, голосуя за ТСЖ, хотим избрать грабителей из своих рядов. Мы изберем управляющего, и он получит право выселять людей за долги - неважно, пять рублей вы задолжали или 25 тысяч. Шесть месяцев не платишь - тебя по закону можно выселить. Вы представляете, что будет в стране? Уже сейчас из-за квартиры дерутся брат с братом, мать с сыном - мы это видим постоянно в судебных заседаниях... Наши предложения - за них проголосовали единогласно на всех проведенных нами собраниях - таковы: потребовать от городских и областных властей, российского правительства сохранения бюджетного финансирования жилищного строительства, капитального ремонта и содержания жилищно-коммунального хозяйства страны - первое, жителям Соломбалы (самое большое собрание прошло в Соломбале. - Ред.) и Архангельска бойкотировать норму Жилищного кодекса в части перевода жилищного фонда города на управление с помощью УК (управляющих компаний) и ТСЖ без соответствующего бюджетного финансирования.

Думается, Василий Поздеев с его большим опытом общественной работы в жилищной сфере в основном прав. Чтобы оценить все его идеи и высказывания - нужны и знания дополнительные, и опыт жизненный. И все же я рискнула возразить Василию Алексеевичу (было это после слушаний, разумеется). "Сдается мне, что насчет менталитета вы не совсем правы. Я рассуждаю тут как член ТСЖ, который добросовестно и своевременно вносит за все плату, хотя мне нелегко это делать, поверьте. Я буду только "за", если председатель нашего товарищества подаст в суд на того, кто полгода или больше не вносит платежи - ведь надо же его как-то призвать к порядку? И то, что мы, члены товарищества, волей-неволей должны общаться между собой, обсуждать и решать общие проблемы - это разве плохо? Это противоречит российскому менталитету?" - сказала я.

- Даже если вы договоритесь с соседями - вам будет сложно провести свое решение. Вы хорошо изучили устав ТСЖ? А Жилищный кодекс?

Пришлось признаться, что только заглядывала в эти документы, но отнюдь не изучала. - То-то и оно, а закон этот и устав должен быть настольной книгой каждого жителя. Нам всем не хватает достоверной информации. Почему хотят разрушить ЖСК и ЖК? Там один человек - один голос, председатель никого выселить не сможет - народ не позволит, а в ТСЖ голосует квадратный метр. Кто-то богатый скупит квартиры, подвалы, чердаки, гаражи, завладеет квадратными метрами, а остальным придется с ним считаться. Будут "голосовать" даже нежилые помещения... Управлять будет не просто собственник, а собственник капитала - тот, кто владеет деньгами и метрами. Он решит, что в вашем подъезде должны быть мраморные лестницы, кон- сьержка, пальмы с фикусами и зеркалами, а вы будете вынуждены вместе с ним за это расплачиваться...

Да, невеселую перспективу нарисовал Василий Поздеев для собственников жилья в ТСЖ. Неслучайно, думается, и депутаты, и один из специалистов мэрии говорили на слушаниях о том, что ТСЖ одновременно и управляющая компания, и муниципальный орган, и он же представляет интересы собственников жилья. Надо разделить эти функции. Надо выработать гарантии для собственников от недобросовестных управляющих ком-паний. Много чего еще надо сделать, чтобы очередная реформа правительства не превратилась в антинародную реформу, чтобы не было потом мучительно больно, да уж исправлять будет поздно.

Окружной милиции - 75 лет! (Нарьяна вындер)

У одних люди в милицейской форме вызывают уважение, у других, чья совесть нечиста (к счастью, таких меньшинство) - страх, ну, а душевный трепет - это по части слабой половины человечества. Служба в правоохранительных органах, прямо скажем, занятие зачастую неблагодарное. Но как бы то ни было, без них не может существовать ни одно государство - ведь за защитой, с требованиями восстановить правопорядок, в минуты опасности или беды обращаются именно в милицию.

Сегодня у коллектива Управления внутренних дел - праздничный день. За семьдесят пять лет пройден славный путь, немало сделано для округа.

Официальной датой создания окружного отдела внутренних дел принято считать 28 февраля 1931 года, однако на нашей северной территории деятельность правоохранительных органов берет свое начало с более давнего времени - двадцатых годов прошлого века. Тогда существовала лишь ведомственная милиция в составе Печорской уездной милиции.

При организации окружных органов власти в октябре 1929 года была утверждена должность руководящего работника по административно-милицейской работе. На тот момент в округе работало семь участковых инспекторов и двадцать четыре сотрудника ведомственной милиции на лесозаводе и пристани "Белощелье".

Чуть позже, в июне 1930-го, президиум Ненецкого окрисполкома вынужден был ходатайствовать об организации в округе административного отдела. Сохранилась выдержка из постановления одного из заседаний: "В связи с насыщением округа ссыльными элементами, развитием хозяйственной деятельности, что вызывает увеличение населения, а вместе с тем и увеличение преступности, борьба с чем настойчиво требует устройства арестного помещения, как для содержания по избранной мере пресечения органами следствия дознания и суда, так и для срочно заключенных, признать: организацию арестного помещения необходимым, для чего инспектору милиции товарищу Абрамову подыскать соответствующее помещение, составить смету на его оборудование и возбудить вопрос о введении в штат трех единиц милиционеров".

Понятно, подготовленных специалистов на первых порах катастрофически не хватало, поэтому постигать азы профессии приходилось в процессе работы. Зато самой работы всегда было в избытке, и посему учеба проходила быстро.

...Во время Великой Отечественной войны ушедших на фронт мужчин-сотрудников милиции заменили женщины. Кроме всего прочего, в их задачу входило круглосуточное патрулирование по городу. Четыреста граммов хлеба - вот суточная норма милицейского довольствия. Никакой техники в ненецкой милиции не было и в помине - передвигались пешком.

Арестованных конвоировали в Архангельск только лишь с наступлением весны, когда открывалась навигация. Но если возникала необходимость в срочной доставке арестованных, то приходилось отправлять их на лошадях в Коми АССР. Оружейный арсенал был также невелик: у личного состава имелись лишь карабины и револьверы...

В 50-е годы кроме окружного ОВД обеспечением охраны общественного порядка и борьбой с преступностью на нашей территории занимались еще три РОВД: Амдерминский, Канино-Тиманский (село Нижняя Пеша) и Болыпеземельский (поселок Хальмер-Ю). Впоследствии они были ликвидированы в связи с упразднением районов.

Как свидетельствуют документы, в 1957 году ненецкая милиция обзаводится, наконец-то, первым мотоциклом. Спустя два года в отдел поступил и новенький автомобиль. Несколько позднее, когда появились медвытрезвитель и отделение вневедомственной охраны, отделу дополнительно было выделено еще три автомобиля, а вслед за ними и вездеход.

В это же время появляются первые радиостанции, установлен телетайп. Однако в отдаленные пункты округа нередко приходилось выезжать на оленьих, а иногда и собачьих упряжках. Особенно трудно приходилось участковым инспекторам, которые обслуживали участки, равные районам, и несли на себе основную тяжесть обеспечения правопорядка и борьбы с преступностью в населенных пунктах.

От их деятельности во многом зависело раскрытие преступлений по "горячим следам". Не имея специального образования, участковые нередко вели следствие и по уголовным делам. У некоторых из них отсутствовало даже наличие среднего образования. Однако, имея опыт работы, они несли службу с полной отдачей сил, не считаясь с личным временем.

...Шли годы. Пополнялся личный состав отдела, потянулась на работу в милицию и молодежь. Небольшое строение, где располагалось главное административное здание ОВД округа (ул. Выучейского, 13), уже не могло вместить всех сотрудников. Поэтому в начале восьмидесятых по инициативе руководителя ОВД Николая Круглякова было принято решение расширить помещение. Так как пристройка превышала размерами старое здание, среди сотрудников того времени ходила даже поговорка: "Кругляков пришивает к пуговице китель"...

В первой половине девяностых ОВД Ненецкого окрисполкома претерпевает значительные изменения. Отдел был переименован в Управление внутренних дел НАО, которое с 1996 года напрямую подчинено МВД РФ. Утверждено новое штатное расписание. Именно тогда значительно были укреплены позиции УВД НАО.

Удалось достигнуть высоких показателей в сфере раскрытия преступлений, упрочена и улучшена материально-техническая база, организовано и завершено строительство многоквартирного жилого дома для сотрудников УВД. Положительные изменения происходили во многом благодаря инициативе полковника милиции Александра Симанова, который возглавлял Управление внутренних дел до 1999 года. При нем был значительно расширен и служебный автопарк.

Сегодня милиция НАО, отметившая свое 75-летие - это большой коллектив квалифицированных сотрудников. На их счету, в числе прочих заслуг, не одна командировка в Чечню. Ненецкая милиция может по праву гордиться своим героическим прошлым и не менее доблестным сегодняшним днем. В ее рядах служили и служат люди, отстаивающие конституционный порядок в нашем регионе. О них - лучших представителях правоохранительных органов былых времен - в материале полковника в отставке Веры Кузнецовой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.