"Донецкие". Прошлое. Настоящее. Будущее?

Киев, 28 февраля 2006, 00:19 — REGNUM  

Поражение на президентских выборах Виктора Януковича обнажило серьезные проблемы, связанные с ролью, местом и восприятием донецкой элиты и донецкой ментальности в общеукраинском масштабе. Тяжелый удар, так неожиданно постигший донецких всего в полушаге от успеха, заставляет более внимательно оценить феномен этой политической составляющей украинского политикума.

Становление Донбасса как промышленного центра началось в последней трети XIX века. Темпы экономического развития региона в царской России были одними из самых высоких в мире. Уже тогда в этническом плане территория представляла многонациональный край с высоким процентом русских, греков и евреев. В период после распада империи Донбасс в 1918 году приобрел небольшой опыт собственной государственности, но категорически против существования Донецко-Криворожской республики выступили московские большевики во главе с Лениным и Сталиным, быстро ликвидировавшие новое политическое образование.

В советский период экономическое значение региона продолжало возрастать. В дополнение к дореволюционным предприятиям были построены новые промышленные гиганты, открыты десятки угольных шахт. Донбасс превратился в настоящее промышленное сердце Украины. В советское время крупные индустриальные центры Украины служили настоящей кузницей кадров. Секретари, члены Политбюро, министры, совработники родом из Донбасса не были редкостью. "Донбасское землячество" в Москве, объединяющее сегодня около 300 выходцев из региона, наглядное тому подтверждение. После почти мгновенного и ошеломляющего для современников распада Советского Союза Киев не сразу оценил свой новый статус столицы крупного европейского государства. Региональные украинские элиты в начале 90-х слабо проявляли себя. Вектор латентного, скорее бытового, чем политического противостояния проходил по линии украинский Восток-Запад. Практически до последнего времени в Украине существовало негласное разделение ролей. Гуманитарное направление отдавалось на откуп представителям западного региона, экономическое - выходцам из промышленного востока или юга.

Победа на вторых президентских выборах в 1994 году Леонида Кучмы впервые заставило говорить о днепропетровской элите. За собой во властные кабинеты Леонид Данилович потащил своих, которых знал по прежним отношениям в качестве директора днепропетровского "Южмаша". Крупные хозяйственники, бизнесмены, организаторы, они не без шероховатостей, но в целом успешно интегрировались в столичную власть. Одни, из них, как экс-премьер-министр Павел Лазаренко, после фантастического взлета сошли с политической сцены, другие как, например, господин Тигипко, недавний глава Нацбанка Украины, или Олег Дубина, еще сохраняют некоторый потенциал.

Вызревание донецких пришлось на 90-е годы. В период дикого первоначального накопления капитала в последние советские и первые годы независимости в Донецке шел активный захват и передел собственности. То там, то здесь публика с любопытсвом и легким страхом узнавали о гибели очередного бизнесмена или криминального авторитета, а длинные вереницы роскошных машин у входа на кладбище или в ресторан говорили о траурной церемонии по погибшему в невидимой войне.

В первой половине 90-х наиболее влиятельной донецкой группой считался клан Ефима Звягильского. Известный организатор угольной отрасли, Герой Соцтруда, он после нескольких лет хаоса, когда на волне демократии и череды случайных и некомпетентных мэров управление шахтерской столицей пришло в полный упадок, в 1992 году возглавил руководство миллионным городом. Вместе с собой Звягильский привел свою команду, которая почти в неизменном виде, по крайнем мере, в персоналиях, а не в убеждениях, уже более 10 лет управляет Донецком. В ее состав вошли как старая партхозноменклатура городского и районного звена, особенно из родного для Звягильского Киевского района города (ставшего кузницей кадров), так и их подросшие дети. Бывший директор шахты и хозяйственник, Звягильский весьма неохотно привлекал к управлению митинговую волну. Тем не менее, его особым благорасположением пользовался один из наиболее ярких вождей шахтерских забастовок, в прошлом электрослесарь Юрий Болдырев, занявший должность одного из заместителей донецкого мэра.

В 1993 году Ефим Звягильский стал исполняющим обязанности премьер-министра Украины. Перед этим летом сначала в Донецке, а потом в других регионах Донбасса вдруг вспыхнула третья волна шахтерских забастовок. Обстоятельства их возникновения и последующего карьерного взлета Звягильского до сих пор остаются туманными. Ходили слухи, что выступления было искусственно инспирировано заинтересованными лицами. Уже прошли те времена, когда шахты выдвигали украинского национал-демократа Вячеслава Черновола кандидатом в президенты страны. Новые забастовки носили ярко выраженный антивластный характер. Вместо обещанного рая в стране в целом, и в Донбассе, в частности, бушевал экономический кризис. На митингах в центре Донецка вовсю звучали голоса за отставку президента Кравчука и за перемены. Почувствовавший серьезность момента, Кравчук пошел на уступки и точно уловил один из принципов борьбы с оппонентами - интегрировать их в состав правящей элиты.

Вместе с так и не утвержденным в должности, а потому сохранявшим все время работы в правительстве приставку "и.о" Звягильским, должность вице-премьера получил директор крупнейшего донецкого предприятия по выпуску холодильников "Норд" Валентин Ландик. За год до президентских выборов Звягильский в должности руководителя правительства имел теоретическую возможность побороться за президентское кресло, но для консервативного украинского общества президент-еврей ничуть не лучше, чем президент-осужденный да к тому же сам Леонид Макарович, до конца уверенный в победе в случае повторных выборов, никому не собирался уступать свое право. Пребывание этих первых "донецких ласточек" в составе киевского истеблишмента оказалось весьма кратковременным и не продлилось и года. Донецкие не смогли ни пустить в Киеве корни, ни противостоять другим более сильным группам, осев на долгие годы в парламенте. Причем при новоизбранном президенте Кучме, также занимавшем незадолго перед тем пост премьер-министра, против Звягильского было инициировано уголовное разбирательство за финансовые растраты в бытность премьером, так что ему пришлось несколько лет скрываться в Израиле, пока уголовное дело не было закрыто.

К началу 90-х относится формирование донецкими первой политической партии. Несколько бывших партийных функционеров, феноменально сколотивших огромные состояния, решили скрыть свои капиталы за вывеской Либеральной армии Украины. Возглавил новое политобразование дагестанец Игорь (Ибрагим) Маркулов. Однако либеральные идеи рынка и свободы на фоне всеобщего стремительного обнищания не нашли отклика. Партия при финансовом потенциале смогла провести на выборах в разные органы власти единицы. Лидеры ЛПУ первой волны благополучно схлынули за границу.

Тем временем, в Донецке росла и поднималась совсем другая группа. Не связанные с компартийным прошлым, молодые разбогатевшие бизнесмены, год от года округлявшие свой экономический и финансовый капитал, "новодонецкие" все больше нуждались во власти. В 1994 году после первых и единственных выборов глав регионов губернатором Донетчины стал заместитель по торговле председателя Донецкого горсовета и успешный предприниматель Владимир Щербань. Но, куда большими возможностями обладал его однофамилец, на тот момент один из богатейший людей страны (его состояние оценивалось в 200-500 миллионов долларов) Евгений Щербань. Середину 90-х можно с долей условности назвать "эрой Щербаней" в донецком регионе. Огромные рекламные щиты украшали край: "Атон" - бегущая лошадь на фоне солнечного диска (головная фирма Е.Щербаня) и бело-красные вензельные завитушки начальных букв "Д" и "В" ("Дело всех" В.Щербаня) украшали улицы и дома города.

С увольнением с должности Владимира, переместившегося затем, благодаря Кучме, в кресло сумского губернатора, где у него появились другие интересы и убийством народного депутата Евгения в 1997 году и последовавшем разделением его бизнес-империи, в Донецке все более влиятельной группой становятся так называемые "татары".

Настоящим авторитетом в определенных кругах и по совместительству успешным бизнесменом был Алек Грек (в миру Ахать Брагин). Его шумное убийство прямо на футбольном матче получило немалый резонанс. Во второй половине 90-х на первое место выдвинулся Ренат Ахметов. По отцу - выходец из мордовского села Сургодь, издавна заселенного татарами-мишарями (кстати, по мнению ученых-этнографов, мишари - потомки летописной угро-финской мещеры, с веками попавшей под сильное влияние тюрок) Ренат Леонидович к концу 90-х превратился в самого влиятельного донецкого бизнесмена, возглавившего мощный концерн "System Capital Management". Не занимая никаких должностей, кроме поста президента футбольного клуба "Шахтер", он превратился в неформального главу донецких. После кратковременного и мало чем запомнившегося управления Донецкой областью Сергея Полякова, в 1997 году регион возглавил выходец из Енакиево Виктор Янукович. Как и многие другие элиты, донецкие не были монолитом и не избежали трений. "Недоразумения" экономического и идеологического плана между отдельными группами существовали и существуют сегодня.

Возвышение донецкой группы происходило на фоне значительных структурных изменений региональной экономики - создание мощных финансово-промышленных групп "ИСД", "АРС" и других, расширение контроля частного бизнеса за предприятиями металлургической, машиностроительной, химической и энергетической сферы, вложение значительных средств в прибыльные пищевую отрасль ("Киев-Конти", "АВК", "САРМАТ") и транспортную ("Торговый флот Донбасса" и Донецкий аэропорт), развитие гостиничного бизнеса (отели "Централь", "Виктория", "Атлас", "Донбасс-палас"). Последние годы были отмечены реальным оживлением донецкой экономики, ростом уровня жизни. Способствовало этому благоприятная внешнеэкономическая конъюктура. По итогам 2004 года Донецкая область давала уже более 26% промышленного производства всей Украины при росте более 12,5% (в Донецке - 48%), 20% валютных поступлений страны. Доля ВВП на одного человека в Донецкой области составила около 12 тысяч гривень, в то время, как в более бедных западных областях около 1000 гривень, а по показателям средней зарплаты на одного штатного работника регион уступал только Киеву.

Сконцентрировав в своих руках мощный экономический потенциал и значительные финансовые средства, донецкие полностью контролировали регион, распространив свои интересы угольные, металлургические и пищевые предприятия соседних Днепропетровской и Луганской областей.

Неподвластным им островком остается Мариупольский комбинат имени Ильича в лице председателя правления народного депутата Владимира Бойко. Вообще, тема некоторого, если не противостояния, то фрондирования Мариуполя по отношению к Донецку, заслуживает отдельного изучения. Полумиллионный металлургический и машиностроительный центр, порт, перерабатывающий до 15 миллионов тонн различных грузов в год, Мариуполь требовал к себе особого отношения областных властей. А известный экс-мэр города Михаил Поживанов, один из немногих местных лидеров, кто примкнул к национал-демократам, в свое время не только первый протрубил о конце эры Щербаней, но и собирался создать новую административно-территориальную единицу из Мариуполя и кусков приазовских областей. Кстати, в период предвыборной кампании приморский город оказался единственным на Донетчине, куда рискнул приехать Виктор Ющенко. Возвращаясь к Бойко, нельзя не отметить его близость к экс-президенту Кучме и упорство в отстаивании им своих интересов, как в отношениях с донецкими (памятна его тяжба из-за Комсомольского рудуправления), так и в родном городе - с мэром и другими руководителями промышленных гигантов. "Ноу-хау" Владимира Семеновича - это вложение средств в развитие единого агропромышленного комплекса в составе ММК имени Ильича. Для этой цели в южных, наиболее благоприятных для земледелия районах Донецкой области, Бойко создал более 50 агрофирм, в которые вложил только за два последних года более 400 миллионов гривень. Возглавляя целую промышленно-аграрную империю в Приазовье и трудовой коллектив в 90 тысяч человек, Бойко всегда отличался особым мнением, противоположным донецким, и поддержав Януковича, он тем, не менее категорически выступил против направления своих рабочих в Киев в его поддержку. Сразу же после 26 декабря руководитель ММК высказался за сотрудничество с Ющенко, а сегодня примкнул к Соцпартии Александра Мороза. Вернемся к становлению донецких. Важным этапом для укрепления политических позиций группы были парламентские и местные выборы 2002 года. Пожалуй, выборы президента, парламента и местных органов в 1994 году были последними свободными выборами в Украине. Применение "новых технологий" в малом масштабе началось с выборов в Верховную раду и местные советы в 1998 году. Особенно "успешными" они были на повторных выборах Кучмы в следующем году. Интересно, что гарант, избранный по такой системе не выразил своего возмущения тогда, чего нельзя сказать о его позиции на президентских выборах 2004 года. Известно, что Леонид Данилович после долгих раздумий, не решился в них участвовать, хотя очень хотел. Наиболее успешными для донецких можно считать парламентские выборы в марте 2002 года. При мажоритарной системе густонаселенная Донетчина давала четыре с половиной десятка депутатов парламента, то есть десятую часть его состава. До этого разношерстная и разнопартийная депутатская группа от области не имела единства и нередко местные депутаты в парламенте отстаивали чуждые Донбассу интересы или выступали против влиятельных бизнес-кругов региона. И, хотя после проведения выборов в Раду с 1998 года по смешанной системе, от области избиралось только 23 мажоритарщика, донецкие накануне выборов 2002 года решили покончить с избирательным "беспределом". Пропрезидентские группы объединились в блок "За единую Украину". В него вошла основанная стародонецкими и еще слабая тогда Партия Регионов, которая, в свою очередь, образовалась из конгломерата более мелких партий. В результате жесткого и тотального контроля из 23 избранных народных депутатов все 23 представляли проправительственный блок "За единую Украину!". Среди них оказались известные старо- и новодонецкие деятели: Ефим Звягильский и Валентин Ландик, лидер шахтерского профсоюза Виктор Турманов, бывший мэр Донецка Владимир Рыбак, два зама губернатора Андрей Клюев и Виктор Слаута, Валерий Коновалюк, экс-министр Раиса Богатырева, облпрокурор Геннадий Васильев, директор Новокраматорского машзавода Георгий Скударь, крупные бизнесмены и сын одного из них Виталий Хомутынник. Правда, от Мариуполя в Раде оказался Владимир Бойко и его правая рука Сергей Матвиенков. Из почти 200 депутатов облсовета только несколько не имели отношения к донецкой группе. Донецкий облсовет возглавили близкие к Ахметову Борис Колесников и его замы молодой Сергей Клюев и юный Александр Зоц. Из 75 депутатов Донецкого городского совета 74 были выдвинуты властями. Из мэров городов только двое оказались не из того лагеря. Отбор был жесткий. Выдвигали проверенных из проверенных.

Ни в одном регионе страны провластный блок не получит такого ощеломляющего преимущества, при том, что Донбасс традиционно относился к красному поясу Украины. Забегая вперед, отметим, что все донецкие наработки с треском провалились на президентских выборах 2004 года, и, в конечном счете, стали одной из причин поражения Януковича.

Кучма не мог не обратить внимание на выборный успех пропрезидентских сил в регионе, которые во многих частях страны потерпели фиаско. К тому же беспокойный и красный еще недавно регион представлял собой оазис тишины и стабильности. Много сил местные власти положили на борьбу с левыми. Почти каждый год на первомайские и ноябрьские праздники негласно создавалась масса препятствий для проведения комсоцпартийных мероприятий. В конце концов, для нейтрализации народных выступлений под красными знаменами, в Донецке, как и в других крупных городах страны, 1 мая начали устраиваться официозные шествия с привлечением передовиков производства, служащих и студенчества. Левые подвергались повсеместному давлению как главные оппоненты власти.

Далеко не блестящими были отношения донецких с очень сильной киевской группой, представленной также провластной СДПУ(о), возглавляемой влиятельнейшим политиком, главой Администрации Президента Виктором Медведчуком. Несколько ревнивое отношение к эсдекам объяснялась столкновениями бизнес интересов. Один из замов донецкого губернатора, возглавлявший областное отделение СДПУ(о) вскоре оставил свой пост во избежание недорозумений. Однако, как часто бывает, беда, как говорится, появилась совсем с другой стороны. На парламентских выборах 2002 года наибольшее количество голосов в стране набрал блок "Наша Украина", возглавляемый экс-главой НБУ и экс-премьером Виктором Ющенко, вокруг которого сформировалась большая масса лидеров национал-демократического направления. Их электоральной базой была Западная и Центральная Украина и Киев. В Донбассе, где лозунги "НУ" не нашли отклика и была проведена соответствующая работа, блок набрал около 3 процентов.

В 2002 году Кучма остановил свой выбор именно на региональном лидере, но не только из-за его успешного опыта донецкого губернаторства. За спиной Януковича маячил мощный донецкий клан, не замечать и не считаться с которым было просто невозможно. В ноябре 2002 года, не без шероховатостей, рекомендованный президентом донецкий губернатор, прошел утверждение в парламенте на должность премьер-министра. Для донецких начался самый яркий период их участия в общеукраинской политике.

Еще до назначения Януковича на должность премьера, донецкие все чаще замелькали в высоких столичных кабинетах. Если главу Налоговой службы Украины, бывшего директора Донецкого маркшейдерского института, доктора геолого-минералогических наук Николая Азарова к "донецким" можно отнести с некоторой долей условности, то молодой и успешный банкир Игорь Юшко, министр финансов, до своего назначения руководил Первым Украинским международным банком в Донецке. В отличие от Азарова, который смог освоить премудрости налоговой системы и экономики, но так и не овладел госязыком, Юшко, наоборот, всячески демонстрировал свою интегрированность в украинские ценности.

Премьер Янукович дал донецким широкие возможности освоения всеукраинских высот. В новом коалиционном правительстве несколько ключевых должностей заняли донецкие, которые работали плечом к плечу с патроном в Донбассе. Должность вице-премьера по вопросам ТЭК сначала занял Виталий Гайдук, но не оправдал доверия, и вскоре был заменен другим замом донецкого губернатора и теневым главой штаба Януковича на выборах 2004 года Андреем Клюевым. Министром по вопросам аграрной политики стал Виктор Слаута, занимавшийся теми же вопросами в Донецкой облгосадминистрации. Во многих министерствах и комитетах действующих первых руководителей подкрепляли донецкие кадры. В Кабмине Янукович за годы премьерства избавился от нескольких видных фигур, лояльность которых была сомнительна.

В советники премьер-министра, а их число перевалило за 20, попали его донецкие замы Александр Гурбич и Эдуард Прутник, а также экс-чемпион и олимпийский функционер дончанин Сергей Бубка. Вскоре важную в государстве должность Генпрокурора занял к тому времени первый зам председателя Верховной Рады Геннадий Васильев. Опорой в парламенте донецких была многочисленная и сплоченная фракция "Регионы Украины", образовавшаяся после управляемого распада блока "За единую Украину". И все же донецкие слабо взаимодействовали с другими региональными элитами.

Двадцатипятимесячное премьерство Виктора Януковича было довольно успешным за годы независимости Украины. Несмотря на серьезные кризисы из-за неурожая хлеба в 2003 году, мясной и валютный кризисы в 2004, правительство смогло устоять, хотя у Кучмы не раз возникало желание отправить его в отставку. Объективно в стране рос не только ВВП, но и уровень жизни. Предвыборные обещания частичных компенсаций вкладов СССР, двойного гражданства и статуса русского языка также работали на имидж Януковича и его команды, привлекая к нему новых избирателей. Как президент Виктор Федорович открывал просто безграничные возможности для донецких, которые смогли договориться с группой Медведчука, с днепропетровскими и харьковскими.

Однако, имели место серьезные упущения, которые лежали в такой тонкой для донецких сфере, как психология и ментальность украинских граждан на западе и в центре Украины. Прежде всего, донецкие сильно проигрывали в контроле за электронными и печатными СМИ - главного средства обработки населения. Первым успешным опытом контроля за СМИ стала покупка донецкой газеты "Салон". В издание привлекли лучшие местные силы и мощную техническую базу. Не рассчитанная на массового читателя, она должна была стать рупором для местных политических и бизнес-кругов. Под свою жесткую опеку облсовет взял областную газету "Жизнь", финансирование которой отдельной строкой было внесено в бюджет. Суперпроектом следует назвать создание "единого информационного пространства Донецкой области". Его суть заключилась в объединении более 50 коммунальных областных, городских и районных газет в единое целое. Получая помощь от областных властей, эти убыточные и большей частью не очень презентабельные издания, обслуживали их интересы. Четырехсоттысячным официозным приложением к этим коммунальным СМИ, покрывающим всю область, стала еженедельно выходить "Газета в газете", существование которой также обеспечивалось специальной статьей облбюджета. Подчинив другие крупные печатные издания региона, группа Ахметова занялось приобретением столичной прессы. В их собственность перешла самая массовая украинская газета "Сегодня". Ее возглавил сначала один, а затем другой редакторы из Донецка. Не так успешно шло освоение телеэфира. К тому времени все эфирное пространство уже было захвачено и поделено другими. Фактически вплоть до выборов 2004 года полностью они контролировали только вещающий из Донецка ТРК "Украина". Перед этим в его превращение в общеукраинский канал донецкими было вложено около 25 миллионов долларов. Другие телеидеи накануне президентских выборов оказались до конца нереализованными.

Приходу донецких с Януковичем в Киев мало кто обрадовался. Столичный истеблишмент сразу не полюбил варягов, но до поры до времени не высказывал своего раздражения. Зато сразу же появились анекдоты о донецких. Например, "подходит мужчина к кассе за билетами в Киеве и говорит, что он из Донецка, а ему отвечают: "Ну, не надо нас пугать". Или "сидят урки в столичном ресторане, а их никто не трогает, потому что они донецкие". Негативная реакция на приход выходцев с Донбасса проникла в широкие слои населения. В центральных, левобережных и особенно западных областях донецких все больше демонизировали. Слухи эти ширились и обрастали все новыми жуткими подробностями. Оппозиционные СМИ успешно использовали этот конек. Ни социальные выплаты, ни обещания правительства не могли погасить волну негатива, захлестнувшего большую половину страны. Свою ненависть к Кучме и режиму граждане переносили на премьер-министра, его команду и донецких. Весьма негативный имидж донецкие заслужили в Сумской области, где у руля управления находился губернатор Владимир Щербань со свой командой из земляков. Для киевлян, галичан и волынян Янукович стал абсолютно неприемлемым в роли главы государства. К этому добавились старые, еще советские, стереотипы и антагонизм между западными и восточными украинцами, "западенцами" и "схидняками".

Только к лету 2004 года кандидатом от провластных сил окончательно стал не Кучма, а Янукович. Президент не скрывал своего озлобления против собственного премьера и устраивал ему прилюдные разносы. Трижды он хотел отправить кабинет в отставку. Еще задолго до первого тура главными фигурантами президентской гонки определились Виктор Янукович и Виктор Ющенко. Вокруг последнего накануне выборов сплотились значительные силы. Большой была и база премьера. Под его эгидой объединились старо- и новодонецкие. Его поддержала влиятельная СДПУ(о) Медведчука, "Трудовая Украина" Сергея Тигипко, НДП Валерия Пустовойтенко, промышленные элиты юга и востока Украины, админресурс, большинство электронных СМИ, финансы. Первой пробой силы сторон можно считать поездку в Донецк Ющенко 31 октября 2003 года, где нежелательному гостю устроили невиданную обструкцию, которая произвела на него самое мрачное впечатление.

Донецкие пришли к выборам с накопленным багажом, которого оказалось явно недостаточно. Довольно беззубо команда Януковича поставила информвойну, многие ходы принесли не пользу, а настоящий вред, и все же победа была бы реальной, пока на Майдан не вышли десятки тысяч сторонников Ющенко. Движущей силой Украинской ноябрьской революции стали жители Киева, западных и центральных областей страны, предприниматели, студенчество. С 28 ноября, когда Кучма забился в угол, а вертикаль власти оказалась парализованной, началось то падение, та цепь ошибок и шараханий Януковича и команды, свидетелями которых все стали и которые через месяц привели их к печальному концу. Ющенко не нужно было больше ездить по стране, вести какую-то агитацию, а оставалось ждать, когда президентство само упадет к его ногам. Характерно, что в эту критическую минуту рядом с Януковичем не оказалось ни одной яркой публичной личности из Донецка. Таков был принцип подбора кадров.

Фактическое и неожиданное предательство президентом Кучмой донецких в целом впервые за все годы независимости развело по разные стороны киевскую элиту и донецких. Тринадцать лет донецкие не за страх а за совесть служили киевской власти, подставляли Кучме плечо в трудную минуту, а он поступил с ними так грубо и бесцеремонно. Месяц между вторым и третьим турами донецкие мучительно пытались приноровиться к новой малознакомой роли оппозиционеров. Ее выражением можно считать и движение за автономизацию и федерализацию страны, хотя и инспирированное сверху, но нашедшее отклик у местных жителей. Если бы местная правящая элита взяла в те дни курс на отделение, то это вполне могло стать реальностью. Вообще, в конце 2004 года распад страны не был таким уж фантастическим развитием событий. Однако так далеко планы донецких и союзнических им региональных элит юго-востока не заходили по тем же самым бизнес-интересам.

Столь сокрушительный провал донецких во всеукраинском масштабе затронул не только правящие круги. Семена раскола глубоко проникли в почву. Почти 13 миллионов упорно проголосовавших за Януковича, при отсутствии шансов на его победу, создали теоретическую базу для формирования в стране двупартийной системы, в которой плохо просматриваются перспективы левых. Задача новой власти заключалась именно в том, чтобы преодолеть это отчуждение. Однако никаких реальных шагов ни Ющенко, ни его команда не сделали. Наоборот, бело-синему Донецку президент дважды - в феврале и июне 2005 года - показал, кто теперь в доме хозяин. Репрессии и отъем собственности у проигравших, равно как и новая волна украинизации, недвусмысленные намеки на смену вектора и отказ от дружеских отношений с Россией стали теми знаковыми вещами, которыми отметилась новая властная команда. Резкое ухудшение социально-экономического положения в стране, неудачная политика центра по отношению к региону и местным элитам, чувство побежденных у бывшего электората Януковича стало важнейшим фактором накануне парламентских выборов 2006 года. Именно они на пятилетку должны определить расклад сил в Украине.

Сергей Абуков

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.04.17
«Реал» (Мадрид) упустил победу в матче с «Валенсией»
NB!
29.04.17
МВД Украины просит граждан не носить георгиевские ленты 8-9 мая
NB!
29.04.17
Демонтированный памятник кузнецу Шомахмудову вернется в центр Ташкента
NB!
29.04.17
Современный оракул — толстый, желчный и брюзгливый
NB!
29.04.17
Русские следы на востоке Турции
NB!
29.04.17
Великий мусорный путь: Украина в зеркале мусорной проблемы
NB!
29.04.17
Солдаты и матросы — против травли Ленина
NB!
29.04.17
«Апрельская война в Нагорном Карабахе поставила Азербайджан в тупик»
NB!
29.04.17
Ватикан чертит новую церковную карту Ближнего Востока
NB!
29.04.17
Как это будет: репетиция Парада Победы в Воронеже
NB!
29.04.17
Евросоюз не будет «бесплатно кормить» Британию после Brexit — Минфин ФРГ
NB!
29.04.17
Киргизские бедняки оплачивают счастье чиновников
NB!
29.04.17
Свалка на Украине примет ядерные отходы. После освоения денег
NB!
29.04.17
Парламентаризм Грузии открыл врата надежды
NB!
29.04.17
Исламофобия помогла Эрдогану выиграть референдум
NB!
29.04.17
Оправдает ли ожидания новый интернет-проект об искусстве?
NB!
29.04.17
Петербургский аэропорт: как собака на сене
NB!
29.04.17
КНДР провела испытание баллистической ракеты
NB!
29.04.17
В Молдавии День Победы стал “Днем Европы”
NB!
29.04.17
СМИ узнали о содержании «тайного разговора» Путина и Порошенко
NB!
29.04.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Добрынинская Кольцевая»
NB!
29.04.17
Freedom House: журналисты ИА REGNUM задержаны незаконно