При землетрясении первыми пострадают больницы: обзор камчатской прессы за неделю

Петропавловск-Камчатский, 10 февраля 2006, 10:00 — REGNUM  

"Больницы Камчатки развалятся при землетрусе первыми", пишет 8 февраля газета "Камчатское время". Именно такой "оптимистический" вывод сделал на прошедшей в Москве пресс-конференции директор Всероссийского центра медицины катастроф Сергей Гончаров. Он рассказал о том, как врачи-спасатели работали в 2005 году, какие проблемы ждут их в году наступившем. Главным вопросом этого пресс-конференции стала готовность структур здравоохранения Камчатской области к возможному землетрясению. "Сейсмоопасная Камчатка никогда не давала нам покоя. И министры по чрезвычайным ситуациям, и министры здравоохранения постоянно придают этой проблеме огромное значение. Учения, которые проходили в сентябре, еще раз показали, насколько остра эта проблема. Представьте себе такую ситуацию, что при землетрясении от 8 до 9 баллов в Петропавловске-Камчатском возникнет фаза изоляции. Это может продлиться несколько суток. Недавно трое суток нельзя было добраться из-за погодных условий. А если в это время случится землетрясение? Значит, рассчитывать можно только на местные силы и средства. На сегодняшний день 27 зданий лечебных учреждений в Петропавловске-Камчатском сейсмоопасны и не укреплены. А если разрушатся сами лечебные учреждения... И вот мы говорим о готовности здравоохранения Камчатской области. На сегодняшний день мы считаем готовность недостаточной". Сергей Гончаров отметил, что на Камчатке не укреплены 800 зданий. Это может привести к катастрофе, когда первыми будут разрушены больницы и погибнут врачи. В качестве примера докладчик привел землетрясение на острове Сахалин, когда погиб весь медицинский состав единственной больницы, и некому было оказывать помощь пострадавшим. Единственное, что может хоть как-то успокоить жителей Петропавловска-Камчатского по мнению Гончарова, то, что "в настоящее время на Камчатке функционирует модульный госпиталь, который МЧС развернуло в сентябре в ходе учений". Последнее заметное землетрясение в Камчатском заливе (100 км от Усть-Камчатска) с магнитудой 4,7 произошло 19 января.

Газета "Вести", которая вышла в свет 8 февраля, публикует интервью с единственным камчатским журналистом, которой удалось побывать на пресс-конференции Владимира Путина. В прессе уже сообщалось о рекордном количестве журналистов со всего мира - свыше 1000 человек, аккредитованных для встречи с президентом. И о рекордной продолжительности выступления - 3 часа 26 минут, которые Путин посвятил, отвечая на вопросы. А что осталось за кадром? Об этом "Вестям" рассказала единственная журналистка из Камчатки, аккредитованная на пресс-конференцию, руководитель службы информации радиостанции "Радио СВ" Екатерина Колч.

- Екатерина, расскажи о своей поездке.

- Поездка проходила за счет самих журналистов. Проезд и проживание нам никто не оплачивал. Единственное, что делали организаторы, - бронировали гостиницу в Измайлове. Насколько я знаю, многие журналисты из регионов жили там. Я приехала за свой счет и жила в другом месте. Из всей организации было только то, что мне сказали: "Приходи к 10 утра к воротам Спасской башни". Вот и вся координация. Мы пришли к 10 утра к Спасской башне, у нас проверили документы, аккредитацию. Само действо проходило в зале заседаний бывшего Верховного Совета РСФСР. На входе все журналисты в обязательном порядке проходили через раму с металлоискателем, проверяли сумки. Когда мы поднялись на второй этаж, перед входом в зал нас еще раз всех проверили. Мне не разрешили пронести бутылку газированной воды и орешки. Сказали: "Доставайте из сумки!". В 10.30 мы уже расселись в зале и до полудня ждали, когда все начнется. Было очень много людей. Где-то 1100 - 1200 человек.

- Журналистов рассаживали по региональному принципу или кто где хочет?

- Все садились на свободные места. Правда, на самых удачных лежали таблички с надписью "Забронировано президентской администрацией". Потом на эти места садились представители центральных ТВ каналов и крупных печатных изданий - НТВ, Интерфакса и других. Много было свободных мест. Все места в зале распределялись по секторам, и в каждом секторе сидели работники президентской пресс-службы и охраны президента с наушничком в ухе. Видимо, в целях безопасности.

- Была ли уверенность, что журналисту с Камчатки удастся задать вопрос президенту?

- Поначалу всем журналистам сказали готовить вопросы заранее. Я записала один вопрос и передала его в пресс-службу президента. Однако никто не знал наверняка, кого спросят.

- На пресс-конференции побывало 34 журналиста с Дальнего Востока. Кому-нибудь из ваших коллег удалось задать вопрос президенту?

- Да задал вопрос журналист из Магадана, Хабаровска - "Тихоокеанская вахта" и кто-то еще. Я сидела с девушкой из Владивостока и с двумя коллегами из Южно-Сахалинска. У нас у всех создавалось впечатление, что Громов знал, кого спрашивать, а кого нет. И только потом, когда уже закончилась прямая трансляция, Путин сам стал поднимать журналистов. Там был элемент спонтанности.

- Но тебе после трех часов безуспешных попыток все же не удалось пообщаться с Путиным?

- Я вела себя очень заметно. Написала табличку с надписью "Камчатка". И три раза даже с места кричала: - "Спросите Камчатку!". Причем они оба - и президент, и Громов - на меня посмотрели, улыбнулись и отвернулись. И так и не спросили. Не знаю почему. Причем сразу после пресс-конференции ко мне подошли журналисты из ГТРК "Урал", взяли у меня интервью и спросили: "Вы всю пресс-конференцию сидели с этой табличкой "Камчатка" и даже покрикивали с места. Вам не обидно, что вас не спросили?". Мне, конечно, обидно. Одно дело, когда московские журналисты спрашивают - им 2 часа на трамвае до Кремля доехать, и другое дело, когда мы, региональные журналисты, приезжаем за многие сотни километров в Москву. Я говорю: "Конечно, обидно. Меня земляки ждут с ответом". Видимо, было кем-то решено, чтобы Камчатке слова не давать. Наверное, не сочли, что это будет актуально для всей страны.

- Какой вопрос, если не секрет вы хотели задать?

- Вопрос был такой - "После объединения Камчатской области и Корякии, Камчатский край должен будет выбрать свой курс. На что он должен опираться? На добычу биоресурсов, на горно-рудную промышленности или туризм?". По ходу встречи у меня созрел еще один вопрос о наших военных. После известных событий (аварии батискафа. - прим. авт.) прошло почти полгода, и до сих пор не названы виновные. Этот вопрос так и не прозвучал.

- Вопрос об аварии батискафа, утилизации вооружения никто из журналистов не поднимал - проблема дедовщины пересилила?

- Скорее всего, просто побоялись, что будет неожидаемый вопрос. Поскольку многие журналисты задавали по два вопроса - тот, который они готовили для пресс-службы, и второй вопрос, возникающий по ходу обсуждения. Мне не совсем понятна позиция некоторых журналистов. Когда они едут из дальних регионов в Москву и, увидев президента, раз в год вместо того, чтобы спросить о том, что волнует их земляков, задают ему вопрос о том, как он сохраняет свою молодость. Мне кажется, это, по меньшей мере, глупо. Такое впечатление, что люди не совсем адекватно понимали цель своей поездки. Хотя некоторым удалось спросить Президента о своих проблемах, в общей массе это получилось слишком мало. Было задано свыше 100 вопросов и региональщики задали не более 15 вопросов. Причем это темы, которые в той или иной мере уже освещались. Допустим, про дедовщину, он до этого на заседании Правительства достаточно резко высказался. Или про "Нафтогаз" уже 300 раз говорили. Получается, что центральные каналы задали свои вопросы, хотя им нетрудно это было сделать и без пресс-конференции. А регионы уехали ни с чем.

"Проблема квот прибрежки обостряется", заявляет в номере за 8 февраля газета "Рыбак Камчатки". Две недели прошло со дня акции Камчатского обкома рыбаков, выступившего против политики областной администрации в рыбной отрасли. Более 500 человек из разных компаний пришли и потребовали у чиновников прекратить травлю ведущих рыбацких предприятий, сделать распределение квот прибрежного рыболовства абсолютно гласным для рыбацкой общественности, а также отставки губернатора Михаила Машковцева и его заместителя Александра Чистякова, неспособных профессионально руководить рыбной отраслью. Как отреагировала областная власть на справедливые требования рыбаков? Этот вопрос мы задали лидеру рыбацкого профсоюза Ирине Орловой.

- К сожалению, очень серьезное выступление рыбаков 24 января, которое поддержали и другие отраслевые профсоюзы полуострова, не возымело никакого практического действия на областную администрацию. Не считая того, что, по своему обыкновению, губернатор немедленно появился во всех СМИ. И несчастные избиратели - телезрители, радиослушатели и читатели - видели и слышали только одно: профсоюз защищает интересы гендиректора Акроса, Воробьева. Акрос плохой, он хочет отнять все квоты у других предприятий, не платит налоги, а вступившее в силу решение арбитражного суда и требования прокуратуры, минсельхоза, Федерального агентства по рыболовству нашей администрации не указ. Перед пикетом пришлось услышать настоящие "страшилки". В программе "Час администрации" губернатор заявил: "Не было у нас никаких проблем (с распределением прибрежки), пока рыбацкий профсоюз в содружестве с Воробьевым не попытался "организовать провокацию в чисто фашистском стиле, как захват Польши". Видимо, здорово напугало его письмо профсоюза в минсельхоз (направленное в конце декабря в связи с тем, что не выполнено требование закона и межведомственная комиссия не распределила доли прибрежного рыболовства. В письме была и просьба ходатайствовать перед президентом об отставке губернатора), раз его сравнили с фашистскими выходками. Впрочем, сам губернатор заявил: "Естественно, меня в Москве сразу нашли и из правительства, и из администрации президента и Главного контрольного управления - там кто только меня по телефону не разыскивал. Но всем я с чистой совестью говорил: то, что говорят профсоюзы Камчатки - это ложь".

- Происходит своего рода зомбирование людей, которым постоянно повторяют одно и то же. Хотелось бы, чтобы губернатор выступал не с подобными речами, а с цифрами и аргументами в руках. Но этими цифрами и фактами пока апеллирует профсоюз.

- Да, мы никогда не слышали конкретного ответа на вопрос: почему лоббируются одни предприятия и лишаются квот другие. Незаконно распределялись квоты на прибрежное рыболовство - их получали предприятия, не имевшие добывающих судов и промысловой истории. При этом пришлось обделить других, из-за чего и возникла сегодняшняя конфликтная ситуация. Акрос и Стоун выиграли иски в арбитражном суде. И в начале 2005 года судом предписано квоты переделить. Другой пример - прибрежные крабы. На три года (2004, 2005, 2006) были выделены лимиты на их добычу. В экономзоне все делится четко по закону, я считаю, только потому, что наша администрация не имеет права туда вмешиваться. Главный принцип при их распределении - в соответствии с количеством краба, приобретенным на аукционах. В прибрежке эти лимиты получили опять же предприятия, никогда не имевшие истории добычи, переработки и реализации. Вместе с тем практически были проигнорированы предприятия, имеющие промысловую историю по крабу. Эти предприятия платили большие деньги на аукционах, благодаря им поступили на Камчатку большие квоты. Но прибрежный краб отдают другим. В конечном итоге из-за такого "распределения" ни область, ни рыбаки не получили ничего. Ни обращения потерпевших от произвола предприятий, ни протесты прокуратуры, ни многочисленные требования минсельхоза и ФАРа, ни постановления Совета народных депутатов Камчатской области, ни решения арбитражного суда никакого действия на администрацию не возымели. Перераспределение не проведено до сих пор. Губернатор стеной стоит за эти несколько предприятий, вплоть до того, что три года камчатские рыбаки не выходят на лов прибрежного краба вообще, ущерб бюджету всех уровней в 2004 году составил 700 млн. рублей, а рыбаки потеряли, по их подсчетам, до двух миллиардов. Нетрудно вычислить, какие потери область несет на сегодняшний день - просто умножьте все на 3. Если губернатор считает, что поступил правильно, что эти миллиарды для нас лишние, тогда пусть приведет аргументы. Но их нет. Или есть, но почему никак не решаются озвучить? Что творится у нас в области, почему нескольким чиновникам позволено встать над законом? Почему губернатор заявляет, что он посторонний при распределении "прибрежки", и кто или что это за сила, которая его сделала "посторонним" и отвела ему роль простого защитника беспредела, который творит МВК? Можно ли представить ситуацию, при которой рыбаки Приморья или Корякии не вышли бы 3 года на добычу краба? И чтобы Дарькин или Кожемяко не мог бы справиться с вице-губернатором, по милости которого это происходит. А мы, из года в год теряя крабовые квоты, уступаем дорогу браконьерам. Невольно задумываешься, всей ли полнотой власти обладает у нас губернатор? Он постоянно обвиняет профсоюз в оппозиционных настроениях. А мы решили, что в оппозиции находится сам губернатор - в оппозиции к абсолютному большинству рыбаков, и вообще к отрасли, которая занимает до 70% объема промышленного производства и, по сути, кормит всю Камчатку

- Что собирается предпринять профсоюз?

- 1 февраля состоялся наш внеочередной пленум. На нем было решено, что, поскольку за прошедшее время мы не увидели со стороны администрации никаких действий, направленных на устранение нарушений закона, обком профсоюза будет готов выступить с протестами в любой разрешенной законодательством форме. Кроме того, он в очередной раз обратится к облсовету народных депутатов, чтобы он довел наши требования до высших эшелонов власти. Мы обратились к председателю Совета народных депутатов Николаю Токманцеву и федеральному инспектору Владимиру Романову, чтобы они нам помогли организовать встречу с полпредом президента на Дальнем Востоке Камилем Исхаковым, который собирается посетить Камчатку. Он - человек новый, еще не полностью изучивший проблемы рыбной отрасли на Камчатке. И это хорошо - на "чистый лист" ляжет не только та информация, с которой его встретят местные чиновники, но и другие сведения, идущие от рыбацкой общественности. Вместо разговоров он должен получить пакет документов, который подготовила специально для этого созданная рабочая группа. И пусть не надеется администрация, что мы сдадимся - профсоюз продолжит борьбу.

В Корякии появилось новое рыболовное судно - "Муравьев-Амурский". Об этом 8 февраля пишет газета "Вести". Новый пароход принадлежит ведущему градообразующему предприятию Корякского автономного округа ООО "Тымлатский рыбокомбинат". Приобретение нового судна, оснащенного современнейшим оборудованием, - событие, знаковое для рыбодобывающей отрасли Корякии. Автономный средний морозильный ярусник, построенный в 1997 году, способен выпускать до 25 тонн продукции в сутки. По словам вице-губернатора округа Михаила Куманцова, с обновлением рыбодобывающего флота предприятие выходит на более высокий уровень освоения квот, таким образом органично вписываясь в концепцию развития рыбодобывающей отрасли округа. Уже очевидно, что федеральная политика в сфере развития рыбохозяйственной деятельности ориентирована на базовые предприятия, которые обеспечивают налоговую отдачу в бюджеты всех уровней, занятость населении, несут значительную социальную нагрузку. К 2008 году должен завершиться процесс организации стопроцентной переработки добытого лосося на береговых базах либо на собственных судах предприятий, зарегистрированных на территории субъекта. Тымлатский рыбокомбинат соответствует всем вышеуказанным требованиям. Предприятие вкладывает значительные финансовые средства в поселок Тымлат, взял на баланс участок ЖКХ национального корякского села, обеспечивает местное население постоянной работой, является лидером среди рыбопромышленных предприятий округа по освоению лимитов. Название парохода - дань уважения и признательности основателю Тымлатского рыбокомбината, нынешнему губернатору Корякии - Олегу Кожемяко. Как рассказал Александр Литвиненко - генеральный директор ООО "Тымлатского рыбокомбината", члены семьи Олега Николаевича являются потомками графа Муравьева-Амурского. Увековечить имя Муравьева-Амурского на борту парохода было давней мечтой губернатора Корякии". Сразу же после презентации и освящения ярусолов выходит на промысел трески и палтуса в Охотское море.

В статье "Высокое напряжение", которая опубликована в газете "Камчатское время" за 8 февраля, журналисты рассказывают о том, что между двумя вполне серьезными ведомствами разразился небольшой скандал. А началось с того, что трое неизвестных, подкараулив рано утром инженера службы экономической безопасности "Энергосбыта" Игоря Старикова у подъезда собственного дома, нанесли ему битами и палками серьезные телесные повреждения. В итоге сотрудник "Энергосбыта" оказался в нейрохирургическом отделении областной больницы с диагнозом рваная рана головы, перелом 4-го пальца правой руки, гематома затылочной части и правой лобной части головы, сотрясение головного мозга. По данному факту милиция начала проверку и уже на этой неделе должна направить все материалы в прокуратуру, которая примет решение о возбуждении уголовного дела. Однако до этого момента служба собственной безопасности "Энергосбыта" заявила, что милиция, а именно сотрудники 4 ТОМа, в недостаточной мере выполняют свои служебные обязанности и не верят в то, что происшедшее - результат мести со стороны злостных неплательщиков за электроэнергию. Руководство "Энергосбыта" даже обратилось к прокурору Камчатской области Сергею Бажутову с жалобой на бездействие сотрудников милиции. Как сообщили в пресс-службе энергокомпании, поводом к обращению послужил отказ милиции воспользоваться помощью энергетиков в виде милиции и сотрудников службы безопасности энергокомпании. Однако в пресс-службе УВД Камчатской области заявили, что все следственные мероприятия проводятся в рамках закона и нет необходимости прибегать к помощи коммерческой структуры. Тем более, что в настоящий момент отрабатываются все версии произошедшего, включая как профессиональную деятельность потерпевшего Старикова, так и другие. Пока нет конкретных данных, указывающих на одну из версий. Кроме того, милиция просто не в состоянии приставить к каждому энергетику охрану, как нельзя ее выделить и врачам "скорой помощи", которые частенько подвергаются нападениям. Между тем, пресс-служба "Энергосбыта" сообщает, что этот случай не единичный. Так, в 2001-2002 годах был жестоко избит начальник инспекции "Энергосбыта" Стрелин, получивший в результате увечья и инвалидность. Преступление осталось нераскрытым. Весной 2003 года у дома № 24 на ул. Вольского был избит главный инженер "Энергосбыта" Малоземов: преступление также осталось нераскрытым. Хочется заметить, что аналогичную статистику могут дать любое крупное предприятие или организация Камчатской области, начиная от работников ЖКХ, рыбаков и журналистов, заканчивая чиновниками областной администрации. Далеко не всегда нападения являются результатом профессиональной деятельности работника.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail