Депутат Госдумы: Положительное заключение на строительство нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" будет продавливаться

Москва, 6 февраля 2006, 17:05 — REGNUM  

Ситуация вокруг строительства первого пускового комплекса трубопроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан", проводимого компанией "Транснефть", вызывает тревогу не только у экологов. Депутат Госдумы от Иркутской области, зампредседателя комитета по образованию и науке Сергей Колесников (фракция "Единая Россия") считает, что строительство нефтепровода по маршруту, предложенному Транснефтью, на участке Тайшет - Сквородино на расстоянии 800 м от озера Байкал, представляет экологическую опасность для озера. В беседе с корреспондентом ИА REGNUM он заявил, что заключение экспертной комиссии, скорее всего, будет изменено в пользу компании, а ЮНЕСКО предупредило Россию, что Байкал в этом случае будет объявлен участком мирового наследия в опасности.

ИА REGNUM: Известно, что эксперты Государственной экологической экспертизы подготовили отрицательное заключение на этот проект, но чтобы оно вступило в силу его должен подписать глава Ростехнадзора Константин Пуликовский. Однако почти две недели заключение не подписывается. Как вы могли бы это прокомментировать?

По нашим данным, сейчас формируется новая комиссия по экологической экспертизе, в которую добавляют еще человек 35 к 51, поскольку там такое соотношение: 43 человека подписали отрицательное заключение, а 8 - нет. Соответственно туда добавляется 35, получается совсем другое соотношение. То есть добавляются люди, которые призваны обеспечить положительное решение по экспертизе.

ИА REGNUM: Вы знакомы с этим проектом. Какие опасения вызывает у вас строительство нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан"?

Опасения очень простые. Первое опасение, что экологически опасное строительство в зоне участков всемирного культурного и природного наследия затевать не надо. Это как аксиома: если есть опасный экологический проект, то не надо гробить то, что обозначено, как часть мирового наследия. Вторая проблема, которая совершенно очевидна - это то, что эта зона землетрясения. В байкальской зоне происходит до 1000 землетрясений в год, причем землетрясения даже до 11-12 баллов. Опыт строительства Северомуйского тоннеля еще показывает одну особенность, что это зона оползней, это зона линз вечной мерзлоты, которые естественно тоже "дышат", то есть постоянно происходят подвижки. Когда строятся такого рода объекты, должны учитываться все риски. Поскольку землетрясения силой до 10-11 баллов могут происходить в течение 20-25 лет, такое землетрясение просто как нитку порвет нефтепровод, и никакие страховки не помогут. От землетрясения защититься невозможно. Вы знаете, что цунами, землетрясение, любое стихийное бедствие пока мы не научились контролировать. Вспомните Спитакское и Сахалинские землетрясения на нашей территории за последние 20 лет, когда погибли десятки тысяч людей и стерты с лица земли города. А когда разрывает мосты? Поэтому когда говорят, что там будет безопасное строительство, что будут какие-то новые технологии, это особенно опасно - раз новые технологии, они не апробированы... Получится, что мы под угрозу ставим Байкал.

Почему нас тревожит именно байкальская зона? Байкал - это уникальное озеро, из которого вытекает только одна река - Ангара. А притоками Байкала являются по некоторым сведениям более 3000 рек, речушек и ручьев, крупных притоков - 300. Образно- все реки - в Байкал. Поэтому где бы вы не строили на берегу Байкала какой-то опасный объект, при его аварии стоки - неважно нефть это или какая-то гадость другая - потекут в Байкал. Когда это растворимый продукт, условно говоря, соляная или серная кислота, они растворяются, и постепенно флора и фауна Байкала как бы компенсирует эти изменения. Есть такой специальный рачок - эпишура, который за год очищает воду Байкала и осаждается на дно или пожирается рыбой. Вода в Байкале ультрапресная, и попадание в нее чужеродных веществ очень опасно, так как они очень быстро распространяются. Что происходит, если попадает нерастворимое в воде вещество, да еще легче воды - такой как нефть? Образуется пленка на поверхности озера, причем пленка, которая будет распространяться просто стремительно, со свистом, поскольку вода ультрапресная. Если даже одна, две, три тысячи тонн нефти прольется, то пленка дойдет больше, чем до середины Байкала. А при разрыве нефтепровода может и больше попасть, так как между задвижками трубы до 10 тыс. тонн. нефти. А у Байкала есть еще одна особенность - вся его уникальная флора и фауна живет за счет высочайшего содержания кислорода во всей толще воды, от верха до самого дна Байкал насыщен кислородом.

Если пленка закроет Байкал хотя бы даже на несколько дней, то это угроза гибели всего живого, что есть в Байкале. А раз это так, то о пресной воде можно забыть, об уникальной флоре и фауне можно забыть, но еще можно забыть об уникальном источнике обогащения России в третьем тысячелетии, потому что войны в этом тысячелетии будут не только из-за нефти и газа, как сейчас идет на Ближнем Востоке, а войны будут из-за пресной воды. Россия обладает самыми большими запасами пресной воды в мире, и Байкал среди них - это 80% пресной воды, чистой пресной воды, которую можно даже не обрабатывать - ее можно пить, она как дистиллированная вода. Стоимость воды в ближайшее десятилетие вырастет значительно больше, чем стоимость нефти. Мы фактически плюем в свой собственный колодец, который будет нам приносить доход в третьем тысячелетии после того, как мы безобразно выкачаем нефть, газ, леса все срубим... Единственное, у нас остается- это вода, поскольку на инновационный путь развития мы (вернее правительство) переходить не хочет. И мы ставим под угрозу этот ресурс (сотни триллионов долларов по оценкам специалистов), но боимся потратить плюс два миллиарда долларов на северный проект строительства нефтепровода.

Ученые сибирского отделения РАН четко показали, что есть альтернативный проект строительства вне байкальского водосбора. Это проект по Ленскому водосбору, где не сама огромная Лена, а средние и мелкие речушки, которые в конце концов сольются в Лену. Там равнинная часть, нет гор, нет сейсмики. Этот маршрут выгоден экономически дважды: не только Байкал сохранится, но северный маршрут позволяет собрать нефть и газ с северных месторождений - меньше расстояние до нефтепровода, а это экономия. Кстати, еще одна непроработанная вещь - вместе с нефтепроводом надо тянуть газопровод, потому что нефтяные месторождения Восточной Сибири очень богаты газом. Так что есть все основания, чтобы не заниматься проталкиванием ущербного проекта, а проработать нормальный проект и представить его на рассмотрение Госкомиссии. "Транснефть" не хочет даже слушать никаких аргументов. Как я уже сказал, этот альтернативный проект дороже - примерно на 2 млрд. долларов. Но ведь в первоначальном варианте и рассматриваемый сейчас проект сначала стоил 9 млрд. долларов, потом оказалось, что он значительно дороже - 12 млрд. Теперь вопрос стоит, что, может быть, имеет смысл посмотреть северный проект. Но эти люди не думают о будущем. Более того, они ссылаются на слова президента Путина, который говорил, что надо построить этот нефтепровод. Но он же никогда не говорил, что нефтепровод нужно тянуть по Байкалу. Я не слышал, чтобы президент так категорично где-нибудь заявил. И думаю, что он человек разумный и не будет говорить: "давайте себе наплюем в душу". Плюс еще одна неблагоприятная вещь - поскольку это участок мирового наследия, то, естественно, это международный престиж России. Он будет резко подорван и в глазах экологической общественности, и вообще мировой общественности. Комитет по участкам всемирного наследия ЮНЕСКО уже сделал заявление, что Байкал в этом случае будет объявлен участком всемирного наследия в опасности.

Мой прогноз, что будет продавливаться положительное решение экспертизы по строительству нефтепровода. У нас уже есть один "замечательный" пример - это целлюлозно-бумажный комбинат, который построили на берегах Байкала. Посчитали, что пресная вода высокого качества, и, значит, будет хорошего качества целлюлоза. Теперь с ним ничего не могут поделать, поскольку 17 тыс. человек целиком зависят от работы ЦБК. Печально то, что мы теряем иммунитет к экологически опасным проекта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.01.17
Россия передала сирийской оппозиции проект новой конституции Сирии
NB!
24.01.17
Россия, Иран и Турция побеждают в Астане
NB!
24.01.17
Порошенко продолжил дело Ющенко о признании «голодомора» геноцидом
NB!
24.01.17
Почему польские националисты делают ставку на Россию и Китай
NB!
24.01.17
Аграрные мечты Киева: Украина скоро будет кормить 400 — 500 млн человек
NB!
24.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 24 января
NB!
24.01.17
На объекты в России было около 70 млн кибератак — ФСБ
NB!
24.01.17
Колчак не прошел: суд постановил снять доску адмиралу в Петербурге
NB!
24.01.17
Задержанный в Вашингтоне корресподент RT может попасть в тюрьму на 10 лет
NB!
24.01.17
Bloomberg: в России появился новый долларовый миллиардер
NB!
24.01.17
Министр труда РФ назвал причины падения рождаемости в Чечне и Ингушетии
NB!
24.01.17
Глава Севастополя против публичного противостояния церкви и музея
NB!
24.01.17
Зажигая очаги культуры: Волгоградцы протестуют против закрытия библиотек
NB!
24.01.17
В России благодаря санкциям появился новый долларовый миллиардер
NB!
24.01.17
«Архитектурный бандитизм»: главный архитектор Воронежа задержан за взятку
NB!
24.01.17
Почему до сих пор не посадили Чубайса?
NB!
24.01.17
ФСБ: Объекты РФ за год подвергались кибератакам порядка 70 млн раз
NB!
24.01.17
Женский марш: майдановский, еретический и политический
NB!
24.01.17
Франция требует белого кардинала
NB!
24.01.17
«Доллар ослаб»
NB!
24.01.17
Хунту снесет шоковая украинизация
NB!
24.01.17
Курилы: Несбывшиеся надежды японцев