Алтайский правозащитник Константин Емешин: "Кто выживет, тот хороший солдат?"

Барнаул, 27 января 2006, 16:17 — REGNUM  

Известный алтайский правозащитник, председатель правления Школы реальной политики Константин Емешин прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM ситуацию с солдатом -сочником Андреем Сычевым.

ИА REGNUM: Константин Николаевич, помимо всего прочего, вы являетесь врачом-экспертом отдела по защите прав пациентов АНО "Медицина и право". Известны ли в вашей практике случаи, подобные тому, что случился в Челябинске?

В Барнауле воинских частей нет, в Алтайском крае их очень ограниченное их количество. Видимо, поэтому в нашей практике подобных обращений не было. Что касается безобразия, случившегося в Челябинске, то, полагаю, что проверки, безусловно, нужны. Но мы должны прекрасно понимать, что такие проверки, как правило, проводятся силами самих воинских структур. Поэтому они недостаточно эффективны, и уповать на результат от них не стоит.

ИА REGNUM: Что же, по-вашему, необходимо предпринять в этом ключе?

Такие проблемы необходимо решать по-другому - большей открытостью, большей гласностью и большей свободой для самих военнослужащих. Речь можно вести о том, чтобы призыв на место службы находился как можно ближе к дому, и чтобы солдат мог посещать своих родных, находясь в армии. Если же призывника отправляют служить в какую-то отдаленную территорию, необходимо обеспечить меры поддержки родственников и близких знакомых, которые могли бы приезжать в часть.

Безусловно, должны быть предприняты и определенные меры доступа в воинские подразделения для правозащитников и представителей других гражданских общественных организаций. Открывшаяся гласность должна активно поддерживаться прессой и другими структурами гражданского общества.

Единственное, хотелось бы высказать опасение...

ИА REGNUM: поясните?

Дело в том, что такие вопиющие случаи, как в Челябинске, судя по печати, бывают довольно часто, но смущает, что именно в данное время, сегодня, вдруг, об этом случае говорят абсолютно все и везде. Вызывает некую настороженность, а не есть ли это некая политическая игра политических сил - воздействие на будущие президентские выборы или еще что-то?

ИА REGNUM: Ну, а каково ваше мнение?

Главное, должна быть постоянная открытость для гражданского общества всех структур и для самих солдат. А закрытость и периодическое оглашение какого-то одного вопиющего случая всегда настораживает: какая-то разовая утечка. Все случаи должны обязательно освещаться и предаваться широкой огласке: любой травматизм, любой несчастный случай - все должно быть доведено до общественности с привлечением независимых экспертов.

ИА REGNUM: Кому, по вашему мнению, мог бы быть выгоден "политический заказ", который вы подозреваете во всем этом?

Кого-то может не устраивать военная реформа или министр обороны. У нас уже есть практика, когда в определенные моменты нагнетаются и навязываются определенные страхи. Но это не решает проблемы солдат! А что касается дедовщины, мы в свое время провели несколько мероприятий и круглых столов на эту тему. И меня всегда настораживало отношение самих военных к дедовщине. Многие из них считают ее одним из элементов воспитания воина: мол, какой же он будет воин, если не терпит боль? Поэтому его надо воспитывать. Эта традиция осталась еще с советской армии. Я с одним полковником говорил, у него мнение: какой же он солдат, если старший сослуживец его может избить? Его значит, и враг может избить... Мол, нужно, создавать суровые условия для закалки солдат. Лично мне, как гражданину, такая позиция не понятна: "Кто выживет, тот хороший солдат?".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.