"Хватит лаять на заборе": интервью премьер-министра Абхазии Александра Анкваба ИА REGNUM

Гагра, 20 января 2006, 20:09 — REGNUM  

ИА REGNUM: Г-н премьер, в период президентских выборов в Абхазии год назад вы сыграли весьма заметную роль в формировании власти на основе большой коалиции. В нее вошли люди, между которыми перед этим шла острейшая борьба. Сейчас все вместе во власти. Кто же пошел на большие уступки, на больший компромисс - вы или ваши оппоненты?

Я думаю, оценка в таком ключе - кто больше и кто меньше уступил - в данном случае не вполне применима. Попытаюсь объяснить, почему.

На самом деле, борьба за голоса шла нешуточная - она велась по всем направлениям и по всем "фронтам". Страсти кипели до той степени, что дошли до откровенного и жесткого противостояния. Я думаю, это предмет отдельного исследования специалистов - что произошло в Абхазии в период президентских выборов 2004 года, и что стало результатом тех событий. Соглашение, подписанное между оппонентами - на самом деле, короткий, но очень емкий документ, вобравший в себя очень простой тезис - интересы Абхазии выше любых амбиций. На мой взгляд, в данном случае была проявлена, если хотите, коллективная мудрость. Да, была возможность поломать копья, некоторые горячие головы и с одной и с другой стороны именно к тому и вели. Однако эмоции были отброшены, было осознание огромной беды, нависшей над нашей страной. Именно ответственность за будущее Абхазии и перевесила тогда - это очень хороший центр тяжести, хороший груз ответственности, благодаря которому мы сегодня спокойно развиваемся.

Думаю, цена этого соглашения крайне высока, и результаты, могу повториться, положительные. Да, мы сейчас работаем вместе, и если вы, задавая вопрос, имели в виду Рауля Хаджимбу [на выборах 2004 года - кандидат в президенты, ныне - вице-президент Абхазии - ИА REGNUM], то должен сказать, что между нами сложились очень хорошие взаимоотношения - деловые и дружеские. В общем, это помогает утихомиривать некоторые не очень высокие волны, и страсти потихонечку улягутся.

Царит спокойная рабочая обстановка. Благосостояние и безопасность людей сегодня в прямой зависимости от того, насколько координировано работают те, кто в свое время находился на противоположных сторонах баррикад. Если бы эти люди и сегодня продолжали конфронтацию, то мы бы имели качественно иную ситуацию.

ИА REGNUM: Так или иначе, в результате компромисса вы возглавили абхазское правительство. Вы можете сказать, что привели в его состав всех тех, кого хотели?

Поверьте, я совершенно не преследовал цель привести кого-то в правительство, а тем более видеть здесь всех, кого я пожелаю. Моя задача - видеть рядом с собой тех, кто умеет и хочет работать. Получилось это или нет - покажет время. Говоря образно, мне неважно, какой породы скакун, но если он в нашей конюшне, то должен хорошо скакать и первым прийти к финишу. Правительство сегодня работает слажено, хотя перед ним и стоит огромная масса проблем.

ИА REGNUM: Много говорится о присутствии российского бизнеса в Абхазии. При этом известно, что крупная приватизация здесь пока еще только начинается. На данном этапе речь идет лишь об инвестициях. Не смогли бы вы уточнить те условия, которые предлагаются потенциальному российскому инвестору?

Российский бизнес пришел в Абхазию не сегодня. Это уже было "вчера" - до нынешнего руководства. Были достаточно крупные капиталовложения, среди которых и производство вин в Сухуми. Известные марки вин - "Лыхны", "Апсны", "Псоу", "Анакопия", "Чегем", "Эшера" - все они производятся на предприятии с российским капиталом. Люди пошли на осуществление этого проекта, осознавая все трудности и риски. Они построили очень хорошее предприятие, где работает немало людей. Винный завод исправно выплачивает налоги и выпускает хорошую продукцию, в свою очередь, инвесторы, может быть не так быстро, как хотелось бы, возвращают свои инвестиции и планируют будущие доходы.

Из других крупных инвестиций могу отметить и основание Абхазской фруктовой компании. В результате инвестирования $18 млн., в рекордные сроки - всего за 6 месяцев в селе Алахадзе на пути в Пицунду построен огромный завод, аналогов которому нет на территории бывшего Советского Союза. Компания будет заготавливать цитрусовые, обрабатывать, упаковывать и т.д., а также закладывать плантации.

Что касается приватизации, то у нас в этот процесс включены пока малые объекты. Большая приватизация как таковая проходит исключительно на основании отдельных законов, которые принимает парламент. Речь идет о недостроенных объектах. В частности, мы недавно приняли решение о продаже некогда существовавшего в Лдзаа рыбного завода. Это большой завод, практически не работающий 14 лет. Там в настоящее время действует маленькое производство, объемы которого смешны, а прибыль - мизерная. Спрашивается, кому нужен такой объект и какую пользу он дает государству, если на нем работает, допустим, 17-20 человек?

Другой пример - некогда известный лимонадный завод в селе Бзыбь. Это предприятие тоже числится в государственной собственности. На нем в течение последних пяти лет работало 17 человек. Мизерные доходы и объемы производства на уровне 500 тысяч рублей - польза от такого государственного предприятия на грош. У государства нет необходимых ресурсов для того, чтобы вдохнуть новую жизнь в такие предприятия. На это необходимо затратить, прямо скажем, не один миллион долларов. Что же делать - держать их в таком состоянии, пока они в конец не разрушатся, или продать? Мы склонны ко второму варианту.

Инвесторы построят новые заводы, которые никуда из Абхазии не денутся, они будут здесь работать и платить налоги. Люди будут обеспечены рабочими местами, а население - товарами и продуктами местного производства. Между тем, вокруг этого вопроса в наших газетах идет нешуточная полемика под лозунгами - "Продают родину", "Анкваб продает все". Но экономика - это, прежде всего, купля-продажа. Примитивно - но факт. Хорошо, говорю я, давайте ничего не продавать - что дальше? Недавно наши телевизионщики снимали кадры недействующих и недостроенных здравниц и предприятий - весьма неприглядная картина. Это все находится в государственной собственности, которая повисла на наших ногах тяжелейшей ношей. Проще говоря - мы будем избавляться от такой собственности. С другой стороны, если у кого-то есть боязнь, что за этими инвесторами стоят российские интересы, то у меня лично такой боязни нет. Есть мировая практика. Русские, американцы, японцы, немцы - все вкладывают огромные деньги по всему миру, но никто не боится, что за этим последует политическое давление. А что, разве у Абхазии особый путь развития? Обязательно надо изобретать велосипед? Я не собираюсь этого делать и другим не советую.

Нам говорят - вы продаете землю. А рыбный завод, стартовая цена которого $900 тысяч - разве это маленькие деньги за 2 гектара земли? Но ведь инвестору там надо потратить еще тысяч двести, чтобы снести все, что там сооружено, а потом спроектировать и построить все заново. Причем, повторюсь, результат опять-таки останется в Абхазии. Поэтому, я считаю, что тема эта - актуальна, а курс наш - верен. Да, мы могли сдать этот объект в аренду, но что такое аренда - это скрытая форма приватизации с одним лишь отличием - это приватизация за мизерные деньги. Вот и все. За аренду рыбного завода нам платили бы по остаточной стоимости этого предприятия - это 3 тысячи в год, и что дальше? У нас есть объекты, сданные в аренду, которые занимают 14 га земли, и арендатор платит всего 45 тысяч рублей в год. Выгода нулевая.

Люди хотят хорошо жить уже сегодня. Мы считаем, что, избавляясь от собственности, которая стала обузой, мы сможем создать некий стабилизационный фонд, который потом целенаправленно используем на развитие конкретных отраслей - здравоохранения, образование, того же туризма. На вырученные деньги, к примеру, можно выстроить симпатичную гостиницу, и не одну, и выгодно их продать. Надо заниматься бизнесом, а не сидеть, как говорится, на заборе и лаять на прохожих.

Кроме того, наши оппоненты настаивают на принятии единого закона о приватизации. Мы также против этого, поскольку это даст возможность приватизировать объекты, что называется, скопом. При рассмотрении материалов по малой приватизации может проходить одновременно 15-20 объектов, и, поверьте, мы рассматриваем документы, подготовленные в районных администрациях, и не всегда в состоянии изучить все детали, что называется, дойти до конца. На мой взгляд, приватизации больших объектов на основании отдельных законов позволяет более придирчиво подходить к обсуждению и принятию решений.

Говорят еще об отсутствии прозрачности в процессе приватизации, упрекая, что не проводятся тендеры. Однако хочу проинформировать, что нами было объявлено два тендера на приватизацию крупных объектов, однако никто не принял в них участия. Повторные попытки также не принесли результата, и сейчас мы пытаемся сделать то же самое по рыбному заводу. Мы объявим тендер по всем каналам информации, и все, кто предложит за это предприятие от $900 тысяч, получит право на участие в конкурсе. Хотя я уверен, что и после всего этого найдутся охотники позлословить.

ИА REGNUM: Тем не менее, намерено ли абхазское правительство продолжить процесс приватизации курортных объектов?

Конечно. В ноябре прошлого года мы провели рабочую встречу по итогам курортного сезона, на которой было особо отмечено, что если мы будем выставлять объекты на продажу, то преференция будет оказываться действующему арендатору данного объекта. Пожалуйста, пусть покупают, тем более, что это в основном наши же граждане. Некоторые объекты, будучи сданы в аренду, в том числе гражданам России, не используются по назначению, и мы будем вынуждены прерывать арендные договора. Нам нужны места для поселения туристов и курортников. Прошедший сезон показал острую нехватку номерного фонда в Гагрском районе, где буквально до отказа был забит частный сектор.

ИА REGNUM: И, наверное, частник был доволен этим?

Конечно, частник был доволен. Мы особо к нему и не придирались, а наоборот хотели, чтобы люди заработали денег, что позволит им к будущему сезону подремонтировать свои дома, закупить постельное белье, посуду, мебель, создать санитарные условия. На многое пришлось закрыть глаза, и я не жалею об этом.

ИА REGNUM: А вы ожидаете, что у арендаторов не окажется достаточно средств выкупить объекты в собственность?

Вы знаете, никаких иллюзий на сей счет я не питаю. У большинства абхазских арендаторов сегодня нет возможности купить здравницу стоимостью несколько миллионов долларов, но они обладают возможностью найти достойных компаньонов и поучаствовать в этом бизнесе. Они это заслужили - здравницы сохранены, они не разграблены и в этом большая заслуга арендаторов. К примеру, в Гудаутском районе на сегодня нет ни одной приличной действующей здравницы, и это наша большая беда, поскольку там очень красивые места. Мы не смогли сохранить их, хотя там и не было боевых действий. От некогда огромного пансионата бывшего министерства Промстройматериалов в Гудауте остались рожки да ножки, и чтобы восстановить его, необходимо инвестировать порядка $30 миллионов. А где их взять?

ИА REGNUM: Крайне актуальный для курортников вопрос - это качество и доступность сотовой связи. Как обстоят дела в этом направлении? Мы заметили, что связь МТС работает здесь без роуминга. Вам не приходилось выслушивать упреки местной компании Аквафон?

Нынешнее абхазское правительство не подписывало договоров ни с одним из иностранных, в том числе и российских, сотовых операторов. Мы ищем возможности для развития данного рынка и готовы работать с теми компаниями, которые представят обоюдно выгодные предложения. Монополии здесь быть не должно. На сегодня цены на сотовую связь в Абхазии довольно высоки. Развитие рынка телекоммуникаций предполагает серьезные инвестиции, и мы готовы работать и с МТС, и с "Би-Лайн", и с другими компаниями.

ИА REGNUM: А в строительном бизнесе какова ситуация?

Сейчас мы ремонтируем два крупных интерната. Приходится импортировать все - кирпич, металл и даже древесину. Было бы крайне выгодно, если крупные поставщики базировались в самой Абхазии - кирпич дешевле везти вагонами, чем автотранспортом. Мы заказали огромное число оконных блоков в Краснодаре. Я не хочу заниматься антирекламой, но приходится констатировать, что там они изготавливаются качественнее и дешевле. Так что, приходится направлять финансовые средства туда. Вместе с тем, нам удалось договориться, чтобы филиал этой фирмы работал в Абхазии. Это позволит избежать оттока денег, они будут оставаться в республике.

ИА REGNUM: А как обстоят дела в угольной промышленности? Появляется информация о турецком участии в переработке угля в Ткварчальском регионе.

Да, там работает турецкая фирма. Если не ошибаюсь, они добывают угль открытым способом. С ними заключен договор. Они перечисляют определенную, но тоже незначительную сумму в республиканский бюджет. Сама абхазская сторона в данный бизнес ничего не вкладывала, и если бы в свое время она сделал это, то сегодня мы бы говорили о других объемах поступлений. Помимо этого, к нашему сожалению, намеченные объемы работ со стороны турецкой фирмы не выполняются и к ним есть претензии по части экологии. По этому поводу получено и письмо генерального прокурора Абхазии, хотя мы и сами с февраля месяца неоднократно об этом говорили. Если эта компания не установит очистные сооружения, то в таком виде мы это производство мы оставить не можем, нам придется его сворачивать. Загрязняется речка, потом все это вливается в море. Думаю, в данной сфере стоит думать о создании совместных предприятий.

ИА REGNUM: Грузинская сторона обещала устроить проблемы тем российским банкам, которые имеют свои отделения в Абхазии...

Да я знаком с этими заявлениями. Во-первых, у нас нет филиалов российских банков и нам нечего закрывать, как это советует господин Гоциридзе (президент Национального банка Грузии), хотя мы считаем, что банки надо не закрывать, а открывать. Никаких филиалов нет и нет никакого отмывания денег, которые, якобы, идут на финансирование террористической деятельности. Это уже фобии непонятного содержания. Поэтому, если российские банки пожелают основать у нас филиалы, то нам надо будет поменять законодательство. Президент Сергей Багапш и я говорили на эту тему в Москве. Мы готовы пойти на изменение закона, если российские банки захотят открыть у нас свои филиалы. Мы считаем эту возможность сотрудничества очень перспективной. И не понимаю, зачем господину Гоциридзе этому препятствовать. В настоящее же время у нас функционируют местные коммерческие банки, я бы сказал, несколько хиленькие, но желающие работать и нарабатывать опыт. А это важно, и я думаю, что со временем они окрепнут, и доходы от их деятельности возрастут.

ИА REGNUM: А как вы относитесь к перспективе введения национальной валюты?

Я не считаю это необходимым. Сегодня это не перспектива. Чем мы можем обеспечить свою валюту? Пока ничем. Ну, отпечатаем, потратив на это огромные деньги, и что дальше? Будут у нас не деньги, а фантики.

ИА REGNUM: Но сам факт отсутствия национальной валюты - один из факторов, препятствующих международному признанию Абхазии. Вы так не считаете?

Нет, не думаю, что это так. К примеру, в той же Европе идет процесс отказа от национальных валют. Мир объединяется, и мы в перспективе можем прийти к соответствующему договору. Создание национальной валюты на данном этапе экономически не выгодно и не перспективно для Абхазии. Мы-то хорошо знаем свои возможности - свой бюджет и ресурсы.

ИА REGNUM: На какой стадии находится процесс восстановления абхазской железной дороги? Какие есть ожидания?

Мы по многим вопросам живем в ожидании, многие из наших ожиданий сбываются. Что касается железной дороги, то, конечно, мы нуждаемся в том, чтобы хотя бы на первом этапе нормально работала наша линия. В прошлом году российские железнодорожники помогли нам отремонтировать участок Псоу-Сухум.

Дорога находится в более или менее сносном состоянии, но требует постоянного внимания, но возможностей на это у нас опять-таки нет. И мы предлагаем - давайте решать крупные экономические вопросы! Дорога нужна и России, и Грузии, и, тем более, Армении. На данный момент с некоторыми трудностями, но проведено глубокое обследование состояния дороги от Псоу до Ингура. Прежде российские и наши специалисты обследовали само полотно, мосты, тоннели. Чуть позже к этому процессу подключились специалисты из Грузии, опять была проведена эта работа, но в более сжатые сроки, в результате чего создан единый документ - очень объемный, где все разложено по полочкам.

ИА REGNUM: Допустим, политическое решение о разблокировании дороги будет принято. Кто будет это дело финансировать? Понятно, что средства не будут браться из абхазского бюджета, придется эти средства привлекать под определенные условия. Если судить с этой точки зрения, разблокирование железной дороги может оказаться и не столь выгодным начинанием?

Ну почему же невыгодным? Мы умеем договариваться и считать деньги, и не собираемся подписывать документы с заранее кабальными условиями. С другой стороны, такую цель не ставит и Россия. Будем считать. Дорога - это транзит, это рабочие места, это вопросы ее охраны, подготовка кадров и т.д. Дорога должна работать. Надо открывать и море. Такое географически выгодное положение - и море, и железная дорога, и шоссейная дорога - большая редкость. Огромный сухумский аэропорт сегодня также простаивает - надо чтобы и он заработал. Это все принесет серьезную прибыль Абхазии. Здесь есть над чем думать, есть интересные экономические проекты.

ИА REGNUM: Какие шаги предпринимает абхазское правительство по повышению безопасности прибывающих туристов и облегчению режима пересечения границы с Россией?

Прошедший сезон выдался крайне насыщенным. На конец сентября в одну и другую сторону границы перешло 2,5 млн. человек. Это огромное количество людей, что говорит об интенсивности движения и транспортного потока через границу. Мы проводили несколько рабочих встреч с представителями российских структур, не единожды принимались меры по ускорению процедуры пересечения госграницы. И если положить на одну чашу весов количество перешедших и учитывать, что это в любом случае государственная граница, то, я думаю, мы достигли определенного прогресса.

Мы должны понимать, что для создания условий для комфортного перехода границы необходимо преодолеть много трудностей. Сюда может одновременно подъехать сорок автобусов - данные пассажиров надо внести в компьютер. Я предполагаю, что процесс будет упрощаться и далее, мы над этим работаем совместно с российскими структурами.

Что касается безопасности, то мы смогли избежать серьезных проблем в этот курортный сезон, кроме разбойного нападения на автобус с туристами в мае на трассе Бзыбь - озеро Рица, которое было раскрыто. С учетом такого наплыва отдыхающих, нам удалось создать условия для отдыха и избежать омрачающих его событий. Мы будем нещадно бороться с преступностью, хотя в количественном плане на число отдыхающих личного состава правоохранительных органов республики явно мало. Люди работали на износ. К сезону мы закупили с помощью Краснодарского края 45 патрульных машин. Каждые 10-км трассы Гагра-Сухум находились под охраной патрулей, и это серьезно нам помогло. Так что проблем много, но задача номер один - обеспечение безопасности отдыха тех, кто приезжает к нам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.