"Нигде в мире так со своими дворцами не обращаются": интервью Алексея Комеча ИА REGNUM

Москва, 19 января 2006, 16:44 — REGNUM  

18 января газета "Известия" посвятила целую полосу проблеме восстановления дворца в Царицыно. Напомним, что дворец, построенный в 1790-х гг. для Екатерины II по проекту Матвея Казакова в ее подмосковной летней резиденции, заменил собой не понравившийся императрице дворец по проекту Василия Баженова. От первоначально замышленного Баженовым ансамбля в Царицыне уцелели лишь несколько отдельных построек, включая так называемый Хлебный дом. Однако подведенный под крышу казаковский дворец так никогда и не был окончательно отделан, пустовал и наконец превратился в романтическую руину в окружении парка - одного из любимых мест отдыха москвичей.

В 2005 году московское правительство заявило о намерении восстановить Царицынский дворец и приспособить его для размещения музейной экспозиции. Работы, начатые осенью того же года, ведутся ударными темпами. Осуществляется проект, предусматривающий не только принятое в таких случаях воссоздание утраченных форм архитектуры дворца, но и включение элементов более раннего варианта, от которого сам Матвей Казаков позднее отказался. То есть Царицынский дворец предполагается сделать таким, каким он ни в реальности, ни даже на бумаге никогда не был.

Столь необычный подход к реставрации памятника архитектуры федерального значения стал возможным лишь в результате того, что стройка который месяц ведется без формального согласования с органами охраны наследия - как городского, так и федерального уровня. Однако в своей статье в "Известиях" глава Москомнаследия Владимир Соколовский полностью поддерживает проект, мотивируя это тем, что разрушающийся памятник необходимо было срочно спасать, заодно повышая рекреационный потенциал парка "Царицыно", а результат наверняка понравится москвичам. Касаясь вопроса о согласовании постфактум на федеральном уровне уже ведущихся работ, он замечает: "Если у московского правительства нашлись немалые деньги для превращения гибнущих руин в настоящий дворцовый музейный комплекс высочайшего европейского уровня, то, мне кажется, задача руководителей всех уровней ускорить этот процесс".

Его оппонентом на страницах газеты выступил директор Института искусствознания Алексей Комеч. Анализируя сложившуюся ситуацию как с точки зрения законодательства об охране наследия, так и с точки зрения научного подхода к реставрации памятников архитектуры, он констатирует: "Понятие научной реставрации не то, чтобы забыто, оно вообще выходит из употребления власть имущих. Создается злая помесь коммунистических и посткоммунистических представлений - у нас будет прошлое, какое мы захотим, и историческое наследие, которое мы создадим".

По просьбе ИА REGNUM Алексей Комеч прокомментировал некоторые аспекты ситуации вокруг Царицынского дворца.

REGNUM: Алексей Ильич, "Известия" представили на суд читателей две позиции - вашу и главы Москомнаследия. При сопоставлении этих текстов обнаруживается, что вы по-разному интерпретируете одни и те же события и факты...

К сожалению, должен констатировать, что господин Соколовский говорит неправду. Во-первых, никакого предварительного обсуждения проекта реставрации дворца на методическом совете Москомнаследия в августе прошлого года перед вынесением его на Общественный градостроительный совет при мэре не было. Обсуждался только режим использования территории - не более.

Вторая ложь, что проект согласован методическим советом Москомнаслеия. Да, 21 декабря такое рассмотрение состоялось, но проект не был согласован. Проектировщикам велено было представить для срочного рассмотрения варианты, измененные по трем позициям, но это не было сделано.

Третье - утверждается, что проект, положенный в основу сегодняшнего, разработан в 1980-х гг. корифеями советской реставрации и якобы был утвержден. Это тоже ложь. При его рассмотрении эти самые корифеи выступили как раз против; поэтому он так и не получил согласования с органами охраны памятников. Это может подтвердить Артур Адамович Галашевич, бывший в то время заместителем директора музея "Царицыно" и присутствовавший на всех обсуждениях.

REGNUM: Проект советского времени был именно таким - гибридным, соединяющим черты двух авторских вариантов дворца Казакова?

Да.

REGNUM: А предусматривалась ли им реконструкция баженовского Хлебного дома?

Нет. Это новая идея - перекрыть внутренний двор Хлебного дома стеклянной крышей и сделать там, в атриуме, как мечтает директор музея, органный зал. С точки зрения акустики, это просто нонсенс. Атриум почти квадратный, а в квадратных помещениях добиться качественного звучания невозможно из-за возникновения стоячих волн.

REGNUM: Помимо модного приема - создания атриума, предполагается и такое существенное вторжение в архитектуру Хлебного дома как изменение завершения его фасадов, появление не существовавшего ранее аттика. Но ведь Хлебный дом это не "разрушающаяся руина", как казаковский дворец, реставрация этого здания почти завершена! Проект этой реставрации в свое время прошел все согласования, он соответствует замыслу Баженова. На каком же основании искажается только что восстановленный исторический облик здания?

Аттик весьма невысок, не более метра, он даже не может загородить ту новую стеклянную крышу, которую предполагается возвести над атриумом, поэтому, я думаю, его добавляют к архитектуре Баженова просто "для красоты".

Еще одна странность проекта - то, как решен вход во дворец. По желанию мэра, проектировщики отказались от первоначальной идеи сделать подземную входную группу по центру дворца, что позволяло бы посетителям нормально входить в здание для его осмотра. Вместо этого предлагается на месте дома управляющего сбоку от дворца построить стеклянный павильон входа. Но почему мы должны входить во дворец так, как некогда входили в секретные советские объекты - через домик, в который могут заходить тысячи людей?

REGNUM: Помимо научно-реставрационной стороны вопроса, проблема Царицынского дворца имеет и правовую сторону. Из всего пафоса статьи главы Москомнаследия в "Известиях" следует, что он лично горячо поддерживает этот проект. Однако формального согласования со стороны его ведомства нет...

Да, действительно, согласования Москомнаследия нет, так как методический совет в декабре отказался согласовать проект. Я предполагаю, Соколовский может быть вынужден поддерживать этот проект под угрозой административного давления.

REGNUM: Согласование от федерального органа охраны наследия - Росохранкультуры тоже не получено, однако это ведомство ведет себя странно - не согласовав проект, в то же время не использует свои законные полномочия для того, чтобы остановить строительство. Чем вы это объясняете?

Я думаю, что руководители службы и руководители города находятся в трудной ситуации принятия решения, и будущий выбор покажет нам их отношение к наследию и к закону

REGNUM: Кто же тогда сейчас реально защищает дворец?

Сейчас все в руках Боярскова (Борис Боярсков, глава Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультуры) - прим. ИА REGNUM), и хотелось бы верить в надежность этой защиты. Ну и общественность, конечно, тоже пытается защищать...

Пока на этом примере видно, что все разговоры о диктатуре закона, о вертикали власти - все это пустое. Федерация всегда проигрывает московским властям. Вспомните Гостиный двор, Военторг, гостиницу "Москва", Манеж...

REGNUM: Предположим, строительство все-таки будет доведено до конца, и проект будет реализован. С какими примерами из практики цивилизованных стран это можно будет сравнить?

Ни с какими. Нигде так со своими дворцами не обращаются.

REGNUM: В своей статье, характеризуя подход авторов и сторонников проекта, вы употребляете слова "фантазийная реставрация". Это какое-то новое понятие из области теории реставрации?

Такое выражение употребляется на планерках. По сути дела, это возвращение к подходам, которые существовали в середине XIX века, и которые реставрационная наука, как казалось, давным-давно изжила и преодолела. Современная реставрация базируется на строгих научных изысканиях, а отнюдь не на чьем-то вкусе и фантазии.

REGNUM: Предстоящий на этой неделе визит на стройку комиссии Росохранкультуры, очевидно, станет моментом истины для Царицына?

Сотрудники Росохранкультуры уже посещали эту стройку. Они были возмущены и составили докладную своему руководству, в результате чего в середине декабря глава Росохранкультуры подготовил предписание об остановке работ. С тех пор прошел месяц. По моим сведениям, комиссия ведомства Боярскова опять собирается выехать на объект, опять потребовать остановить работы, а если ее опять не послушают, то через два-три официальное предписание все-таки может быть подписано.

REGNUM: То есть это последняя попытка решить дело мирно, без формального конфликта между правительством Москвы и федеральной службой?

Это последний шанс пустить дело по законному пути.

REGNUM: А если Росхоранкультура все-таки воспользуется своим полномочием и выдаст официальное предписание об остановке работ, она должна будет привлечь прокуратуру к этому делу?

Если предписание не будет выполнено, то да, безусловно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail