В Новосибирске начали и сразу отложили процесс по делу о пожаре в здании ГУИН

Новосибирск, 16 января 2006, 17:49 — REGNUM  В Новосибирске 16 января в Дзержинском суде начался процесс по делу о пожаре в здании ГУИН. На скамье подсудимых руководство управления. Правосудия пострадавшие ждали почти два года. Как передают "Вести-Новосибирск", суд дважды возвращал дело на доследствие. Слишком много оказалось в нем юридических нюансов. Обвинение в халатности и нарушении правил пожарной безопасности предъявили четверым руководителям ГУИН, в том числе начальнику Виктору Соломатину.

По словам адвоката Виктора Соломатина Валерия Евтушенко, "органы предварительного следствия не добыли доказательств его вины, в деле нет некоторых документов, кто и за что отвечал неизвестно".

Как ранее сообщало ИА REGNUM, утром 15 марта 2004 года в одном из кабинетов, расположенном на втором этаже здания возник пожар. Этот кабинет занимал начальник отдела безопасности подполковник внутренней службы Андрей Новоселов. Он и другие его сотрудники нарушили требования пожарной безопасности о запрете курения в служебных кабинетах. В ходе следствия было установлено, что непосредственной причиной пожара стала непотушенная сигарета в кабинете Новоселова.

Андрей Новоселов обвиняется в нарушении правил пожарной безопасности, повлекших по неосторожности смерть двух или более лиц (ч.3 ст. 219 УК РФ). Кроме того, следствием в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух или более лиц (ч.3 ст. 293 УК РФ) обвиняются начальник ГУИН МЮ по Новосибирской области генерал-майор внутренней службы Виктор Соломатин, первый заместитель начальника ГУИН МЮ по Новосибирской области полковник внутренний службы Леонид Гробивкин и начальник вневедомственной пожарной безопасности ГУИН МЮ по Новосибирской области Владимир Кондрашенков.

По мнению следствия, Виктор Соломатин не разработал и не осуществил организационные мероприятия, направленные на обеспечение пожарной безопасности, не контролировал соблюдение противопожарных норм и правил при строительстве, реконструкции и техническом переоборудовании здания. Леонид Гробивкин, зная о нарушении правил пожарной безопасности (пути эвакуации здания были отделаны легковоспламеняемыми стеновыми панелями, на окнах установлены "глухие решетки" и т.д.), не устранил их. А Владимир Кондрашенков, ненадлежащим образом выполнял свои обязанности по осуществлению контроля за пожарной безопасностью в административном здании, что привело к пожару.

В результате пожара погибли 6 офицеров управления, 9 человек получили телесные повреждения. Кроме того, было повреждено и уничтожено имущество на общую сумму более четырех миллионов рублей.

Как говорят родители одной из погибших при пожаре Анны Шерстневой, за 2 года начальники управления ни разу даже не посочувствовали их семье. "Ни одного звонка не было, хотя объявляли по ТВ, что созданы какие-то бригады, будут посещать, лечить. Ничего. Бред!", - говорит Борис Шерстнев.

Пострадавшие уверены, что процесс затягивают намеренно. Ведь со временем память о случившемся исчезнет также, как здание ГУИН исчезло с проспекта Дзержинского. Как будто в подтверждение их слов слушание вновь отложили. Теперь до 9 марта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.