Эстонский эксперт: Эстония запуталась в вопросе правопреемственности

Таллин, 12 января 2006, 19:34 — REGNUM  Исполняющий обязанности канцлера права и омбудсмена Эстонии Аарэ Реенумяги выступил в вопросе правовой оценки принятой эстонским парламентом преамбулы Закона о ратификации эстоно-российского пограничного договора не как независимый юрист, а как политик и даже "верующий человек", - так прокомментировал сегодня, 12 января, юрист-правозащитник, руководитель проекта "Русский омбудсмен", член правления Русского института Эстонии Сергей Середенко письменный ответ исполняющего обязанности канцлера права на запрос Середенко с ходатайством о контроле соответствия преамбулы Закона о ратификации эстоно-российского пограничного договора Конституции Эстонии. "На все мои аргументы, согласно которым юридическая состоятельность принятой преамбулы поставлена под серьезное сомнение, Реенумяги ответил не как юрист, а, скорее, как верующий человек, - подчеркнул Середенко. - По словам Реенумяги, у него "нет оснований сомневаться в правовой преемственности Эстонской Республики"".

По мнению Середенко, вопрос правопреемственности "не вопрос веры, а вопрос юридический". "И здесь, к сожалению, у эстонской правовой базы серьезные проблемы", - отметил Середенко. Середенко подчеркнул также, что в Конституции Эстонской Республики не зафиксированы положения о "правовой преемственности" и "восстановлении Эстонской Республики". "Поэтому возникает и правовое противоречие: одни уверяют, что нынешняя Эстония является продолжением прежней, буржуазной Эстонии, другие не менее уверенно заявляют, что Эстония существует как следствие Эстонской ССР", - сказал Середенко.

Ответ Реенумяги на правовой вопрос Середенко характеризует как "отписку". Правозащитник уверен, что, как юрист, канцлер видит правоту аргументов Середенко, но признать их не может, так как "должность и национальная гордость обязывают": "Реенумяги не может признать антиконституционность того, что было принято в Эстонии в последнее время. Ведь тогда все летит к черту - и Закон о гражданстве, и Закон об основах реформы собственности, связанный с реституцией, и другие важные законы страны".

Середенко подчеркнул, что ответ Реенумяги "наглядно свидетельствует, где заканчивается правовое поле, на котором канцлер выступает как юрист". "Его ответы доказывают, что Эстония продолжает оставаться не государством права, а национальным государством, в котором в интересах титульной нации можно трактовать любой закон как угодно в ущерб юстиции", - сказал правозащитник.

Определенная доля вины в нерешенности вопроса с пограничным договором Эстонии и России лежит и на российской стороне, уверен Середенко: "Ситуацию с неправомочностью принимаемых документов нужно было предвидеть на основании правового анализа, а тогда даже изначально переговоры о пограничном договоре не состоялись. А так ситуация зашла в тупик".

Напомним, что Середенко отправил в декабре 2005 года канцлеру права Йыксу заявление с ходатайством о контроле соответствия Конституции Эстонии преамбулы Закона о ратификации эстоно-российского пограничного договора и договора о разграничении морского пространства Нарвского и Финского залива между Эстонией и Россией. Середенко заявил корреспонденту ИА REGNUM, что отказ россиян ратифицировать пограничный договор может быть напрямую связан с двусмысленностью и противоречивостью многих юридических терминов, использованных Эстонией при ратификации. Свое мнение юрист аргументировал следующим образом: "В преамбуле ссылаются на решение Верховного Совета Эстонской Республики и декларацию парламента. Нахожу, что ссылка на эти правовые акты неуместна и находится в противоречии со ст. 102 Конституции Эстонии, согласно которой решение и декларация законодательного органа не могут быть основанием для принятия закона". С учетом ч. 2 ст. 122 Конституции Эстонии, основанием для принятия данного закона может быть только Конституция, конституционные законы и международные договоры, которые по своей юридической силе выше, чем решение и декларация законодательного органа страны. Юрист отметил, что в эстонской законотворческой практике законодатель обычно не нуждается в преамбулах к законам, а само построение преамбулы в ее нынешнем виде нарушает принцип иерархии правовых актов. Он также посчитал ошибочным использование в тексте преамбулы Закона о ратификации пограничного договора выражения "правовая преемственность" (oiguslik jarjepidevus). Cереденко утверждает, что термин "правовая преемственность" практически отсутствует в эстонской юриспруденции; использование в международном документе некорректного термина вряд ли обосновано, считает юрист. Он назвал надуманной и ту часть преамбулы Закона о ратификации пограничного договора, в которой термин "правовая преемственность" привязан к Конституции Эстонии: "И в Конституции Эстонии такой термин также не определен".

По мнению юриста, отказ России ратифицировать пограничный договор без каких-либо подробных разъяснений "спас лицо Эстонии", так как беспристрастный международный правовой анализ преамбулы Закона о ратификации пограничного договора Эстонией несомненно выявил бы эти "торчащие уши". Середенко сказал также, что отправил информацию на данную тему эстонским СМИ, но реакции не последовало.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail