От безработицы на селе больше всего страдают женщины: Архангельская область за 16 декабря

Архангельск, 16 декабря 2005, 11:56 — REGNUM  

Деревня-безработица (Правда Севера)

От безработицы на селе больше всего страдают женщины

Недавно в телепередаче "Подробности" один важный московский чиновник очень серьезно рассуждал о том, что нам без иммигрантов не обойтись: дескать, сильно не хватает рабочих рук, в том числе в сельском хозяйстве. Эх, послушал бы он выступления, которые звучали на районной конференции женщин в Каргополе! Тогда бы узнал, что как раз рабочие руки у нас на селе в избытке, да и вообще много чего другого, о чем и не подозревают власть имущие.

Вот что, например, сказала Антонина Ивановна Попова, учительница из Лекшмозера:

Реформы принесли деревне полную разруху. Общественное стадо в Лекшмозере вырезано. В частном секторе только 15 коров. Из 300 жителей 50 - безработные, а на учете состоит только 4 человека (вот вам тест на правдивость статистики центров занятости). Из этих пятидесяти 15 - молодые люди в возрасте до 25 лет. Поля зарастают, и это на глазах у тех, кто их сохранил в годы Великой Отечественной войны. В селе нет свадеб. В школе, которая рассчитана на 96 учащихся, только 28 детей (на 9 классов). Во время предвыборных кампаний звучат громкие обещания, но из них сбывается только одно - "и реки, полные вина". Деревня спивается. 131-й закон провозгласил приближение власти к народу, но какое же это приближение, если администрация будет находиться не в деревне, как сейчас, а за 50 километров? Хорошо еще, что Кенозерский национальный парк дает рабочие места...

Одна выступавшая оговорилась, сказав "безработница" вместо "безработица". Оговорка эта мне показалась знаковой, потому как от безработицы больше всего страдают женщины. Мужчины - кто подался на заработки в другие города, кто ушел к частнику горбатиться в лесу или на пилораме. А куда деться женщинам, если закрылась ферма, основное место их работы? Если в начале 90-х годов в общественном стаде Каргопольского района было 25,5 тысячи голов крупного рогатого скота, то сейчас - 3300. Посевные площади сократились в 20 раз. Вот так земля стала безработницей. И деревня в целом - тоже безработница.

Зато действительно рекой льется, нет, не вино, а технический спирт и прочая отрава. Нет управы ни на поставщиков, ни на продавцов. Вот решил женсовет в Тихманьге побороть это зло. Поставили спектакль по собственному сценарию, где действующими лицами были жители деревни. Затем провели сход, а списки торговцев зельем развесили в людных местах. Шум, скандал, жалобы. Но цели вроде достигли - остались одна-две точки. Однако испуг вскоре прошел, и торговля снова расцвела. Что дальше делать? Стыдить? Да пришла одна хозяйка в администрацию и заявила: "Торговала, торгую и буду торговать. Потому что иначе жить не на что". Не на что и в больницу поехать. Население болеет, катастрофически не хватает врачей даже в центральной районной больнице, не говоря о сельской местности. Смертность намного превышает рождаемость. Лишь 28 процентов беременных женщин - здоровые. Но, оказывается, если девочка в возрасте 15 лет пришла на аборт, то родителям об этом запрещено сообщать. Так прописано в Основах законодательства РФ "Об охране здоровья граждан".

В связи с этим одно размышление: беспредел, творящийся у нас в стране, оказывается узаконенным. Законы позволяют показывать безнравственные передачи по ТВ, торговать спиртом, воровать, лес, выдавать зарплату в конвертах, бесконечно повышать тарифы и т.д. Грустно... Что касается конференции, то от ее итогов осталось некоторое недоумение: почему-то организаторы не позаботились о принятии соответствующего решения. Как бы не получилось - "посидели, поговорили, разошлись".

Последний бастион нелюбви (Северный комсомолец)

Не хотела верить, когда узнала: богатая, как считается, Коряжма осталась единственным в области местом, где муниципальные чиновники не получают надбавки к пенсиям. По федеральному закону - положено, по областному - положено, а местные депутаты подобного решения не принимают и деньги на доплаты в бюджет не закладывают. Аргументы звучат примерно так: не заслужили, дорого, у города есть другие нужды.

Вопрос с пенсиями чиновников, конечно, интересный. С одной стороны, на госслужбе они некоторым образом поражены в правах: не могут, например, зарабатывать где-то еще. С другой стороны, знали ведь, куда шли. Опять же, с первой стороны, хороших специалистов в ту же мэрию калачом не заманишь, на производстве получат больше. Опять же, со второй стороны, многие идут в чиновники не за льготными пенсиями, а за привилегиями, статусом, которые порой дороже денег.

Но я не о чиновниках сегодня. Будь у всех остальных солидное обеспечение в старости, вряд ли бы они стали голову ломать голову - а сколько получает сосед? У нас ломают. Была недавно с депутатом Госдумы Мальчихиным на встречах в Котласе и Вычегодском. Самые активные "встречающие" - пенсионеры. И потому, что время им позволяет, и потому еще, что каждый раз старики надеются услышать что-нибудь обнадеживающее про свои пенсии. А порадовать их нечем. Тарифы по-прежнему будут расти, пенсии - несомненно! - индексироваться. В общем, сколько добавят, столько и отберут.

Разговорились со старушкой. Она назвалась. Но мне неловко писать фамилию женщины, два месяца вынужденной ходить в туалет в ведро, потому что унитаз сломался, а на новый пришлось копить. Ее соседка, однако, одернула товарку: "Мы лучше уже живем. Вот при Ельцине я несколько лет молока не пила, а сейчас все кушаем. Мало только немножко..."

Именно в Вычегодском я впервые обратила внимание на своеобразный перекос в сознании. Увидев у меня диктофон в руках, на разговор потянулись и другие пенсионеры. И выяснилось: практически все бывшие работники железной дороги чувствуют сегодня себя особенно обиженными. В свое время и получали неплохо, и в своей больнице лечились, и всякими льготами пользовались. А теперь - на тебе, стали, как все. "Я всю жизнь пахала, а Танька получает больше меня!" Кем, спрашиваю, вы работали? "Да стрелочницей! И в жару, и в мороз на улице". А Танька? "А Танька в белом халате в больнице 30 лет просидела. Врачихой". Стрелочница считает неправильным это.

Мне тоже не кажется справедливым оказаться на пенсии в одном социальном слое с бедняками. А туда входят сейчас практически все пенсионеры, за исключением разве что тех самых чиновников и "белых воротничков", накопивших на старость заранее. Но что самое удивительное, в зоне бедности, согласно исследованию Института общественного проектирования и компании "Ромир-Мониторинг", сегодня оказываются и работающие. Воспитатели, медсестры, все работники сельского хозяйства, часть служащих, как это ни странно.

Однако людей обижает даже не это. В конце концов, у всех разные способности и возможности получить образование и сделать карьеру. Обижает другое: если в развитых странах человек практически навсегда остается в социальном слое, которого достиг в работоспособном возрасте, то наши старики уже в 50-60 лет скатываются из зоны благополучия в ту самую зону бедности. И плевать правительство хотело на то, как ты и сколько пахал еще несколько лет назад.

Именно эта несправедливость в оценках при начислении пенсий больше всего злит людей. Но из социсследования (оно публиковалось в этом году в журнале "Эксперт") я с удивлением узнала, что правительство в выстраивании своей политики и не должно ориентироваться на пенсионеров. Потому что пенсионеры - единственный социальный слой, который не принял капитализм, и ориентиры которого входят в противоречие с ориентирами успешных граждан.

Так ведь и не примет! И так и будет голосовать не умом, а тем местом, которое приходится пристраивать порой не на унитаз, а в ведро.

Куда ведут лесные дороги (Архангельск)

Как сообщила газета "КоммерсантЪ", в бюджете России на 2006 год впервые с начала 90-х выделены средства на строительство лесовозных дорог -500 млн. рублей. Эту скромную, в сущности, сумму поделят между собой Архангельская (140млн. руб.), Вологодская, Новгородская и Пермская области (всем по 120 млн. руб.).

В Минприроды РФ поясняют, что эти регионы выбраны не случайно, здесь наблюдается "самое высокое производство качественных пород древесины, хорошие технологические мощности и возможен максимально быстрый эффект от строительства". Для архангельского леспрома вопрос строительства лесовозных дорог один из самых острых и болезненных. От правильного и скорейшего его решения зависит судьба ведущих лесопромышленных предприятий области. Архангельские лесопромышленники уже не один год бьются за выделение федеральных денег на лесовозные дороги, и вот процесс как будто бы сдвинулся с мертвой точки.

Контроль за расходованием выделенных средств поручен Минтрансу. Выбирать, какому региону дать деньги, а какой может и подождать, Минтранс будет вместе с Минприроды. Хотя уже понятно, что в первую очередь деньги получат те регионы, где удельный вес спелых насаждений не менее 45 % на 1 га общей площади лесного фонда. Конкретные территории для строительства будут определять уже на местах агентства лесного хозяйства и администрации областей.

Всем понятно, что так просто, за здорово живешь, денег никто не даст и, чтобы вписаться в программу, регионам нужно выполнить несколько обязательных условий. Во-первых, софинансирование строительства из областного бюджета, а значит, деньги на это надо закладывать уже сейчас. Во-вторых, дороги пролегают по лесу, не вовлеченному в эксплуатацию. В-третьих, лесопромышленники должны будут выделять средства на строительство, правда, с оговоркой - "на добровольной основе". Обязательное финансирование со стороны "лесников" предусмотрено лишь в строительстве "усов" (технологические ответвления к делянкам), так называемые ветки будут строиться в складчину. Федеральные деньги предусмотрены только на строительство дорог с твердым покрытием.

По словам руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Валерия Рощупкина, в 2006 году на 500 млн. рублей можно построить около 400 км лесовозных дорог, которые должны будут дать дополнительно 8 млн. куб. м древесины. А значит, не только лесопромышленники, но и государство получит свои дивиденды, в первую очередь в виде налогов.

Эти бы слова да Богу в уши. Конечно, лесные дороги очень нужны, особенно в Архангельской области с ее огромной неосвоенной территорией и труднодоступными лесными ресурсами. Однако не выйдет ли эта попытка государства "подкинуть деньжат" на благое дело боком для лесопромышленников? Например, уже активно ходят слухи о том, что проезд по новым лесовозным дорогам может стать платным. В таком случае даже крупным лесопромышленным компаниям вкладываться в строительство крайне невыгодно. Известно, что рентабельность лесозаготовки в России не превышает 10 %. И платить дополнительные деньги за вывоз леса со своих делянок непозволительная роскошь. Хотя и это, наверное, возможно, но только при стопроцентном финансировании строительства лесных дорог государством.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.