Годовщина "благовещенской зачистки": пострадавшие ждут извинений (Башкирия)

Уфа, 12 декабря 2005, 09:40 — REGNUM  10 декабря в башкирском Благовещенске состоялась встреча правозащитников - директора движения "За права человека" Льва Пономарева и представителя Московской Хельсинской группы Людмилы Алексеевой с потерпевшими в ходе так называемой милицейской зачистки, случившейся в городе ровно год назад. На встречу пришли около 10 человек, передает корреспондент ИА REGNUM.

В ходе дискуссии потерпевшие не сообщили правозащитникам ничего нового, кроме того, что рассказывали в 2004 году. Суд над превысившими полномочия милиционерами только начался и какие-либо выводы делать пока рано. Отметим, что в ходе процесса уже допрошены 22 потерпевших. Следующее заседание суда состоится 19 декабря.

Между тем, очевидцы декабрьских событий 2004 года продолжают делиться впечатлениями от "профилактической" операции. "Мой сын был задержан в ходе "зачистки" вечером и вернулся только в 6 утра, - говорит мать одного из потерпевших подростков. - Дети пострадали ни за что. А если даже кто-то попал в милицию за дело, надо ведь в рамках закона действовать. У меня сын черепно-мозговую травму получил. Сейчас последствия у него, головные боли. А ведь никто из милиционеров даже не извинился. Полное беззаконие".

Алексей Расческов получил во время "профилактической" милицейской операции разрыв мочевого пузыря и большую кровопотерю. "Вечером 11 декабря 2004 года я вышел на улицу за сигаретами, - вспоминает он. - Зашел в ларек, купил сигареты. Потом зашел в зал игровых автоматов. Вышел на улицу, чтобы покурить. Был совершенно трезвый, и тут из-за остановки выбежал человек в черной одежде с автоматом и в маске. Ничего не объяснив, не спросив документов, он начал меня бить. Я получил удар в область живота, после которого я уже ничего не помню. После того как я пришел в сознание в реанимации, врачи сказали, что у меня была большая потеря крови, разрыв мочевого пузыря, и если бы мне не оказали вовремя помощь, я мог бы умереть. Когда я лежал в больнице, никто из правоохранителей ко мне не приходил, не выяснили, при каких обстоятельствах я туда попал. Только спустя примерно 2 недели ко мне пришел участковый милиционер и спросил, буду я писать заявление или нет. Только 28 декабря меня вызвали в прокуратуру, и только тогда мне назначили судебно-медицинскую экспертизу. После этого правоохранительные органы допросами преследовали мою мать. Сейчас мое здоровье потихоньку восстанавливается, но осадок недоверия к местным властям на душе останется еще долго. Я буду ходить в суд до конца".

Пострадавший Александр Кулаков считает, что его задержали в декабре 2004 года безосновательно. "Милиционеры незаконно удерживали меня в отделении милиции и нанесли несколько побоев, - вспоминает он. - Меня забрали из клуба, в который мы пришли с моей девушкой, совершенно трезвые. Ко мне подошел милиционер, который не представился. Он оттолкнул меня к ОМОНовцам, которые были в масках. Я даже не успел спросить, что происходит. А там, в отделении милиции, уже никто мне не объяснял за что и как. Упор в стену и все. Я стоял первый у стены, за мной ставили еще 3 ряда задержанных. Помещение бывшего медвытрезвителя, где держали горожан, достаточно большое, и в тот день одновременно там находилось много народу. Я думаю, что "фильтрационный" пункт для этого места - слишком громкое название. Это был скорее сортировочный пункт: людей направляли направо, налево. Все кто избивал людей, были в масках. Я находился в таких условиях около 5 часов. Также я слышал, что некоторых людей переводили в камеры".

Кулаков также рассказал, что милиционеры не разрешали задержанным пользоваться мобильными телефонами. "Сразу же при задержании сказали, чтобы сотовые отключили. На моих глазах в ОМОНовском КАМАЗе разбили парню лицо за то, что он хотел посмотреть на "мобильник", когда он зазвонил. До телефонов в отделении особенно "докапывались". Мой мобильный проверяли на предмет того, находится ли он в розыске около 30-40 минут", - рассказывает пострадавший.

"Я бы хотел, чтобы наказание дошло не только до тех, кто сидит на скамье подсудимых сегодня, но и до тех, кто орудовал в масках. Я понимаю, что у них был приказ, но надо быть в первую очередь человеком, выполняя указания сверху", - подытожил Кулаков. Кроме этого, он рассказал, как забрали в отделение его друга, который сходил домой за паспортом. "Его прямо с паспортом и забрали, - сказал Кулаков. - Поэтому, я думаю, что не было причиной привода в отделение милиции отсутствие документов на руках".

Напомним, что милицейская "зачистка" в Башкирии с участием всего личного состава Благовещенского ГРОВД и 17 бойцов ОМОН состоялась в декабре 2004 года. Пострадавшими по делу признаны 347 жителей Благовещенска и одноименного района. Обвиняемыми по делу проходят восемь сотрудников МВД РБ: начальник Благовещенского ГРОВД РБ подполковник милиции Ильдар Рамазанов, заместитель начальника милиции общественной безопасности Благовещенского ГРОВД РБ майор милиции Олег Мирзин, заместитель командира 1-й оперативной роты ОМОН МВД РБ майор милиции Олег Соколов, заместитель начальника отделения уголовного розыска Благовещенского ГРОВД майор милиции Олег Шапеев, отстраненный от должности оперуполномоченного уголовного розыска Благовещенского ГРОВД лейтенант милиции Айдар Гильванов, временно исполняющий обязанности начальника отделения милиции капитан Виль Хаматдинов, милиционер-кинолог ИВС Благовещенского ГРОВД Сергей Фомин, старшина тылового обеспечения Благовещенского ГРОВД Юрий Головин. Отметим, большинство обвиняемых сотрудников МВД РБ продолжают работать на своих должностях. Стоит отметить, что правозащитник Ильдар Исянгулов прогнозирует подсудимым милиционерам оправдательный приговор, если дело будет слушаться в Башкирии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.