Посол Литвы в России: Для нас то, что произошло в 1940 году, означало потерю суверенитета

Рига, 9 декабря 2005, 20:34 — REGNUM  В пятницу, 9 декабря в Пскове, в приказных палатах Кремля, на открытии выставки известных литовских фотохудожников Римантаса Дихавичюса и Антанаса Суткуса, посол Литовской Республики в России Римантас Шидлаускас ответил на несколько вопросов корреспондента ИА REGNUM:

ИА REGNUM: У Литвы нет территориальных претензий к России, в отличии от Латвии и Эстонии. Почему же отношения Литвы и России можно назвать прохладными, а иногда даже плохими?
Шидлаускас: Я не согласен с вами в том, что Латвия и Эстония имеют территориальные претензии к России. По территориям вопрос согласован. Договоров между Эстонией и Россией и Латвией и Россией нет потому, что Россия их не подписывает. Те декларации, о которых шла речь, они не являются, насколько я знаю, составной частью этих договоров. Ни в случае с Эстонией, ни в случае с Латвией. Но я не эксперт и не могу вдаваться в такие подробности. Вообще, я не сказал бы, что отношения между Литвой и Россией плохие. В принципе все основные вопросы между Литвой и Россией урегулированы. И границы, и торговое сотрудничество, и инвестиции - все находится на должном уровне. Есть, конечно, вопрос, который нужно решать - это вопрос по транзиту. По нему нужно встречаться и дальше продолжать работу. В начале прошлой недели в Москве прошли на довольно высоком уровне переговоры по транзиту. И в России есть очень много политиков, которые плохо говорят о Литве. Есть политики и в Литве, которые допускают неуважительные высказывания о России. Но таких нет среди правящего большинства. Весь вопрос в том, насколько мы на это обращаем внимание, и превращаем в отрицательный эмоциональный фон, который иногда сопровождает наши отношения. Неправильно думать, что только моя позиция права, а те, которые думают иначе - не правы. Это вопрос подхода.

ИА REGNUM: Изменяется ли отношение простых литовцев к русским?
Шидлаускас: Конечно, изменяется. Вы спросите лучше тех людей, которые приезжают к нам и на Новый год и по разным другим причинам. Я где-то читал, что менталитет в обществе меняется где то раз в пятьдесят лет. Это связано со сменой поколений, и это неизбежно. Я думаю, что психологически, на каком то бытовом уровне все эти вопросы уйдут в прошлое только так, и не иначе.

ИА REGNUM: Вы считаете, что на русских и на литовцах еще лежит печать довоенных и послевоенных событий?
Шидлаускас: Я думаю, что мы слишком много об этом говорим, когда нам еще столько всего надо сделать. Мы слишком много говорим о психологических моментах наследства прошлого. Я не понимаю, неужели это у кого-нибудь вызывает удовлетворение? Когда вы говорите, что оккупации не было - так, значит, для вас ее не было. А что было? Я не хочу идти в казуистику, но для нас то, что произошло в 1940 году, означало потерю суверенитета. Вы для себя называйте это как хотите. Вот об этом и идет речь. О чем мы спорим? Было как было, в прошлом ничего не исправишь. И когда мы начинаем спорить и что-то опровергать, что вообще ничего не было, это наводит на мысль, что у вас неуверенность в чем-то есть. Или вы чувствуете личную вину? Зачем об этом спорить? Когда мы перестанем об этом спорить и поставим точку, закончатся любые постановки вопросов - кто, что, кому должен, зачем и почему.

ИА REGNUM: Но с Российской стороны эти вопросы как раз и не поднимаются, они идут именно с прибалтийской стороны...
Шидлаускас: Я предлагаю закончить на этом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.