Святослав Григ: Дейтон мёртв: 10 лет политики США и новая карта Балкан

Весь мир, 30 ноября 2005, 12:21 — REGNUM  

Чуть больше недели назад мировое сообщество как-то уж очень рутинно и буднично отметило 10-ю годовщину дейтонских соглашений, ставших одним из поворотных моментов в развитии балканского кризиса 1990-х. Это тем более парадоксально, если вспомнить, что в свое время эти соглашения преподносились как " краеугольный камень боснийского мира", "решающий шаг в урегулировании всего балканского кризиса". Напомним, что Дейтонский мирный договор, подписанный 21 ноября 1995, положил конец четырехлетней гражданской войне между хорватами, сербами и мусульманами, унесшей жизни 300 тысяч человек. Решающую роль в заключении мира сыграл Запад и, прежде всего, США, однозначно вставшие в конфликте на сторону мусульман и хорватов и бросившие против сербов авиацию НАТО.

Лидеры боснийских мусульман, хорватов и сербов Алия Изетбегович, Франьо Туджман и Слободан Милошевич, с трудом переносившие друг друга, были заперты американцами на военно-воздушной базе Райт-Патерсон вблизи городка Дейтон в штате Огайо и после двухнедельного заточения фактически принуждены заключить мирный договор.

В соответствии с подписанными документами (Генеральное рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине (БиГ) плюс 11 приложений) закреплялась федеративная структура БиГ, состоящей из мусульмано-хорватской федерации (51% территории страны) и Республики Сербской (49%). Руководителем БиГ становился коллективный президиум, главное кресло в котором поочередно занимали лидеры боснийских мусульман, хорватов и сербов.

В Конституции фиксировалось временное участие представителей международного сообщества в работе основных секторов государственного управления. По мандату ООН в Боснии разместились Силы стабилизации (СФОР) - 36 тыс. человек с ядром из военнослужащих НАТО. Дейтонский мир покончил с вооруженным конфликтом в БиГ, однако не разрешил глубинные противоречия между боснийскими мусульманами, православными сербами и католиками-хорватами. Это, как представляется, и стало причиной сдержанной реакции в мире на годовщину дейтонских соглашений.

Все конфликтующие стороны уже в момент подписания документов не скрывали - не скрывают и сейчас - своего разочарования достигнутыми договоренностями. Мусульмане утратили надежды на осуществление своей давней мечты - превращение Боснии в унитарное исламское государство. Сербы лишились возможности обрести независимость в границах их исконных земель в Боснии и даже потеряли часть своих территорий. Хорваты недовольны тем, что им не удалось добиться присоединения к Хорватии населенных ими боснийских земель. Даже фактический автор дейтонских соглашений - спецпосланнник президента США Клинтона Ричард Холбрук признал, что принципиальные пункты договоренностей не выполнены: все три группы населения держат свои армии, многие военные преступники остаются на свободе, сотни тысяч беженцев не смогли вернуться в свои дома.

Другими словами, провозглашенную десять лет назад благородную цель - построить на боснийской земле единое демократическое многонациональное государство - достичь не удалось. Более того, по мнению многих наблюдателей, угроза межэтнического вооруженного конфликта в Боснии далеко не снята; она лишь приглушена благодаря присутствию миротворцев. Стоит им уйти, и конфликт может вспыхнуть с новой силой.

Причина же этого, как видится, лежит на поверхности: дейтонский мир заведомо был обречен на неуспех, поскольку вряд ли можно силой принудить сербов, мусульман и хорватов мирно жить рядом друг с другом в рамках одного, да и к тому же искусственно созданного государства. Трудно назвать жизнеспособным государство, являющееся продуктом навязанных извне условий, а не результатом вызревших межнациональных договоренностей.

Косвенно это признали и официальные представители США, В ходе октябрьского турне по Балканам заместитель госсекретаря США Николас Бернс высказался за конституционную реформу в БиГ в направлении укрепления, централизации власти, что фактически означает призыв к ревизии Дейтона. Речь идет о введении должности единого председателя президиума (по сути, президента), расширении полномочий центрального правительства и укреплении единого парламента.

22 ноября 2005 на встрече в Вашингтоне лидеры Боснии и Герцеговины согласились начать предложенные США конституционные реформы, нацеленные, по замыслу авторов, на преодоление межэтнических противоречий и подготовку к вступлению страны в ЕС и НАТО. Они должны завершиться к марту 2006 года.

К усилиям Вашингтона в этом направлении подключились и европейцы. 21 ноября 2005 министры иностранных дел стран-членов ЕС договорились начать с Боснией переговоры о стабилизации, которые в будущем могут привести страну к членству в Евросоюзе. Планы Вашингтона по пересмотру дейтонских соглашений не вызвали особых восторгов у представителей всех трех этнических общин БиГ, однако и противодействовать им никто не решился. Нет сомнений, что, опираясь на свою военную и финансовую мощь, американцы сумеют "продавить" изобретенные ими рецепты для Боснии. Вопрос лишь в том, приведет ли конституционная реформа в БиГ к прочному, устраивающему все стороны урегулированию.

Ситуация осложняется тем, что, судя по всему, ревизия Дейтона является лишь одним из сегментов в комплексе новых подходов США и в целом Запада к Балканам. Дело в том, что в 2006 г. Запад, как видится, доведет до логического конца свой многолетний проект под названием "Независимость Косово". Весной 2006 года - опять же с благословения Вашингтона и ЕС - в Черногории пройдет референдум, на котором большинство, как прогнозируется, выскажется за независимость от Сербии. Вашингтон, как показывают события, не имеет принципиальных возражений против независимости Черногории и Косово.

Вкупе же "новый курс" США на Балканах может радикально взломать военно-политическую ситуацию на Балканах, разбередить едва затянувшиеся, но не залеченные раны постюгославского конфликта. Возникает много вопросов, например, выдержат ли "принужденные к миру" Балканы неизбежный новый виток напряженности, связанный с появлением новых независимых государств; как отреагируют сербы на две новые оплеухи Запада (независимость Косово и Черногории); как поведет себя Тирана, судя по всему, успешно продвигающаяся по пути строительства "Великой Албании" из собственно Албании, Косово и части Македонии? Вопросов много, а ясных ответов на них нет.

Ясно одно: однажды избранный под руководством США план "умиротворения" Балкан, как ожидалось, на деле оказался примитивным планом расчленения не только Югославии, но и Сербии, и планом ползучего создания или укрупнения в сердце Европы новых мусульманских государств. Любовь США к выращиванию "исламской угрозы", которую они сами впоследствии не смогут контролировать, известна. Но в чем здесь воля и интерес самой Европы?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.