О сопряжении принципов в карабахском урегулировании. Проект дорожной карты: интервью советника министра обороны Армении

Баку, 22 ноября 2005, 11:31 — REGNUM  

Наш собеседник доктор политических наук, действительный член Академии военных наук - Россия, Фэллоу (научный эксперт) по контртерроризму - США. Доктор Гайк Саргисович Котанджян, специализируясь в конфликтном анализе и политологии безопасности, является автором таких монографических исследований, как: "Этнополитология конфликта - консенсуса: цивилизационный аспект национальной безопасности" (Москва, Луч, 1992), а также "Разрабатывая национальную безопасность Армении в контексте архитектуры региональной безопасности на Южном Кавказе" (Вашингтон, Университет Национальной Обороны, 2003-2005).

ИА REGNUM: Каковы критерии сопряжения принципов территориальной целостности и самоопределения народов в применении к Карабахскому урегулированию?

Непредвзятая политико-правовая идентификация Карабахского конфликта неукоснительно приводит к установлению главного критерия сопряжения данных принципов. Данным критерием и параметром качества системы Карабахского урегулирования является объективность отношения к юридическому факту законосообразного создания в 1991 году на территории Азербайджанской ССР двух легитимных государств - Азербайджанской Республики и Нагорно - Карабахской Республики.

ИА REGNUM: Как бы Вы оценили отношение международного сообщества к факту существования НКР и ее участию в Карабахском урегулировании?

Известно, что НКР формально числится среди непризнанных государств. Однако при этом необходимо исходить из той непреложной истины, что Нагорно-Карабахская Республика является признанным субъектом региональной стабильности и безопасности на Южном Кавказе.

Признание международным сообществом эксклюзивного различия субъектности Нагорно-Карабахской Республики от других государств, базируется, во-первых, на факте законосообразности создания НКР. Во-вторых, международное сообщество признает многолетний практический вклад, привносимый НКР, в том числе ее регулярной армией в поддержание режима прекращения огня в рамках общих усилий по обеспечению безопасности на Южном Кавказе. Данные реалии, а также непрерывное 14-летнее эффективное функционирование выборных институтов Нагорного Карабаха в сферах внутренней и внешней политики являются неоспоримым основанием для успешного взаимодействия полномочных организаций международного сообщества с властями НКР в Карабахском урегулировании.

ИА REGNUM: Какова возможность применения принципа территориальной целостности в отношении Азербайджанской Республики и Нагорно-Карабахской Республики?

Применение принципа территориальной целостности в отношении сторон Карабахского конфликта предполагает признание упомянутого выше факта создания путем референдума Нагорно-Карабахской Республики в период правоприменения Закона СССР от 1990 года "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР." Таким образом, до провозглашения 21 декабря 1991 Алма-Атинской Декларации о прекращении существования СССР в результате легитимного создания НКР отношения административной подчиненности территории и властей НКР Азербайджанской ССР были законосообразно прекращены.

Со дня прекращения существования СССР, будучи уже вне состава Азербайджанской ССР, НКР вышла из территориальной подчиненности также СССР и приобрела независимую правосубъектность. При этом Нагорно-Карабахская Республика как легитимно созданное независимое государство приобрела международно-правовую основу для защиты своего суверенитета, пользуясь принципом "территориальной целостности " в рамках собственных границ.

Следовательно, принцип территориальной целостности применим к Азербайджанской Республике в границах норм международного права, исключающих ее претензии на территорию другого суверенного государства, а именно - Нагорно - Карабахской Республики.

ИА REGNUM: Насколько реалистично заключение Международной Кризисной Группы по Карабахскому урегулированию от 11 октября 2005 г.?

Безусловно, важно то внимание, которое уделяется Международной Кризисной Группой Нагорному Карабаху как стороне конфликта и полномочному участнику процесса урегулирования. МКГ, являясь авторитетным членом аналитического сообщества, ценит конструктивную критику и чаще всего считается с ней. Вот почему при всем уважении к труду наших коллег из МКГ, считаю необходимым отметить недостаточную реалистичность их заключений. Следуя их рекомендациям по форсированному возвращению беженцев, вряд ли можно придти к искомой стабильности как фундаментальному предусловию проведения дополнительного референдума в зоне конфликта в условиях укоренившегося кризиса доверия в отношениях между враждующими народами. Мировая практика полна горьких уроков опрометчивого формализма в обращении с беженцами. Именно поэтому предпочтительно проведение референдума под контролем полномочных организаций международного сообщества среди карабахских беженцев на местах их настоящего проживания вне территории НКР.

ИА REGNUM: Каковы возможности практического сопряжения обоих упомянутых принципов международного права в политической практике Карабахского урегулирования?

Этот подход должен отражать факт легитимности, равной правосубъектности и территориальной целостности обоих государств, созданных в 1991 г. на территории Азербайджанской ССР. Логика осуществления данного подхода предполагает признание необходимости применения принципа самоопределения в отношении народа Нагорного Карабаха и принципа целостности территории в отношении земель Азербайджанской Республики, находящихся под контролем Нагорно-Карабахской Республики в окружающей ее зоне безопасности. По той же логике принцип территориальной целостности НКР предполагается применить в отношении территорий Шаумянского и Мардакертского районов Нагорно-Карабахской Республики, находящихся под контролем Азербайджана.

ИА REGNUM: Какой Вам видится дорожная карта Карабахского урегулирования?

Дорожная карта по Карабахскому урегулированию может считаться эффективным инструментом достижения долгосрочного мира и безопасного демократического развития региона в случае ее согласованной разработки сторонами конфликта, а также представляющей международное сообщество Минской группы ОБСЕ в составе России, США и Франции. С учетом общей специфики нашей кавказской политической культуры, безусловно, важны также меры по "сохранению лица" всех сторон конфликта. Экспертиза процесса подсказывает, что главные этапы дорожной карты Карабахского урегулирования с сопряжением обоих рассматриваемых принципов международного права в наиболее общих чертах могли бы включать следующие элементы:

Первый этап - создание под эгидой Минской группы ОБСЕ и Совета Безопасности ООН, а также местных властей НКР и Аз.Р условий по применению права народов на самоопределение в отношении Нагорного Карабаха:

• публичное декларирование Азербайджаном гарантированного международным сообществом отказа от планов использования силы для решения Карабахского конфликта (гаранты: СБ ООН, Минская группа ОБСЕ, ЕС, НАТО, ОДКБ, США, Россия, Франция);

• признание Минской группой ОБСЕ, Советом Безопасности ООН, а также Азербайджаном и Арменией Нагорно-Карабахской Республики в качестве полномочного партнера в организации дополнительного референдума среди жителей НКР, а также карабахских беженцев, проживающих вне Нагорного Карабаха;

• объявление моратория на пропаганду войны и насилия с мониторингом со стороны Минской группы ОБСЕ СМИ Азербайджана, Армении, и НКР;

• по согласованию со всеми сторонами конфликта и международным сообществом (Минской группой ОБСЕ и Советом Безопасности ООН) введение в зону проведения дополнительного референдума наблюдателей для контроля за обеспечением режима стабильности и правопорядка полицией и ВС НКР (в границах Нагорного Карабаха), а также полицией и ВС Аз.Р (на территориях проживания азербайджанских беженцев из НКР вне границ Нагорного Карабаха);

• проведение дополнительного референдума под эгидой ООН и Минской группы ОБСЕ среди армянского и азербайджанского населения Нагорного Карабаха на местах их настоящего проживания с предоставлением участникам широкого выбора альтернативных решений по статусу Нагорного Карабаха: независимости, воссоединения с Арменией или с Азербайджаном;

• по результатам дополнительного референдума включение Нагорного Карабаха в интеграционную программу ЕС "Еврососедство";

Второй этап - применение принципа территориальной целостности в отношении земель, подконтрольных войскам Азербайджанской Республики и Нагорно-Карабахской Республики:

• введение миротворческих сил под эгидой Минской группы ОБСЕ и Совета Безопасности ООН в зону безопасности Нагорно-Карабахской Республики (кроме Лачинского и Кельбаджарского районов), а также бывший Шаумяновский и часть Мардакертского района, ныне занятые азербайджанскими войсками;

• обеспечение совместного контроля миротворческими силами, действующими под эгидой Минской группы ОБСЕ и Совета Безопасности ООН, а также Республики Армения, за гарантированным функционированием Лачинского и Кельбаджарского районов в качестве коммуникационного коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, а также безопасностной зоны его выживания;

• одновременный вывод войск НКР с территорий Азербайджанской Республики (кроме Лачинского и Кельбаджарского районов), входящих в состав зоны безопасности Нагорно - Карабахской Республики, а также азербайджанских войск с территории бывшего Шаумянского района и части Мардакертского района;

• прекращение Азербайджаном блокады границ и коммуникаций Армении;

Третий этап - реабилитация возвращенных земель, возвращение беженцев и перемещенных лиц:

• гарантированное разминирование возвращенных территорий;

• возвращение армянских и азербайджанских беженцев, а также перемещенных лиц на территории их прежнего постоянного проживания в зоне Карабахского конфликта;

• комплексная реабилитация бывшей зоны Карабахского конфликта под эгидой Минской группы ОБСЕ и Совета Безопасности ООН;

• снижение уровня милитаризованности Азербайджана и Армении посредством согласованного трансформирования их систем обороны под контролем международных организаций ЕС, ОБСЕ, НАТО и ОДКБ;

• экономическое, политическое и оборонное сотрудничество между Азербайджаном, Арменией и Грузией в формировании эффективной архитектуры региональной безопасности на Южном Кавказе в контексте совместных евроинтеграционных программ;

• совместное обустройство под контролем Минской группы ОБСЕ и Совета Безопасности ООН Кельбаджарского и Лачинского районов в качестве свободной экономической зоны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
Азербайджан нарывается? Или отвлекает внимание?
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
24.05.17
Грызня и пиар: зачем ограничили русский язык на телевидении Украины
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Цивилизованному миру пора договориться, кто такие террористы»
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
Закарпатье: «инцидент венгерской ирреденты»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Военный Донбасс: ВСУ продвинулись на километр под Дебальцево
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
«Два высокопоставленных чиновника пошли против Трампа»
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация
NB!
23.05.17
Кадыров запретил выпускные вечера в школах
NB!
23.05.17
Единство Евразии против китайской жадности
NB!
23.05.17
Приднестровье в блокаде: когда затянется петля?
NB!
23.05.17
Зачем Индии Арктика?