Нюрнбергский процесс для Грузии: интервью Коста Коштэ ИА REGNUM

Тбилиси, 15 ноября 2005, 12:06 — REGNUM  

Справка: Коста Коштэ - председатель югоосетинского отделения правозащитной организации "Закон выше власти"

ИА REGNUM: Г-н Коштэ, в последнее время Грузия активно вырабатывает различные модели урегулирования грузино-осетинского конфликта. Есть ли у югоосетинской стороны свой пакет предложений по урегулированию конфликта?

Безусловно. Мы неоднократно предлагали Грузии и международным организациям различные модели урегулирования конфликта. Однако выдвигаемые нами мирные инициативы расцениваются международным сообществом как саботаж политики установления прочного мира. Южная Осетия преподносится как криминальный регион, в котором ежедневно нарушаются права человека. Южная Осетия уже названа в ООН "чёрной дырой". Хорошо, что нас пока не приравняли к милитаристам и террористам.

ИА REGNUM: Что же вы предлагаете? Где, на ваш взгляд, выход из сложившейся ситуации?

Прежде всего, мы намерены четко заявить на весь мир о том, что у Южной Осетии имеются безупречные политико-правовые ресурсы, которые обосновывают ее независимость. Я позволю себе остановиться на некоторых из них. Выход Южной Осетии из состава Грузинской ССР был осуществлён в результате референдума 17 марта 1991 года "О сохранении СССР и правах автономий, не желающих выходить из СССР с союзными республиками" в соответствии с действующей Конституцией и Законами СССР, признанных международным правом. Решение о проведении референдума законно принято высшим законодательным органом страны - Верховным Советом СССР. Власти Грузинской ССР незаконно (сепаратно) отказались в нём участвовать и лишили грузинский народ права на волеизъявление - священное право демократии.

20 июня 1990 года Верховный Совет Грузинской ССР пакетным решением объявил о прекращении действия Конституции СССР на территории Грузинской ССР и упразднил все законы СССР, принятые в советское время (после 21 февраля 1921 года). Эти решения выставили Грузинскую ССР, не обладавшую на тот период международным правовым статусом, сепаратистом и нарушителем закона, а сами решения ВС Грузинской ССР - не имеющими правовой силы и вне Конституции СССР, признанной международным правом.

19 января 1992 года в Республике Южная Осетия (РЮО) был проведён референдум, который определил приоритет демократического выбора народа РЮО. Приоритет независимости завершил полное обоснование легитимного независимого статуса РЮО. Таким образом, после распада СССР в 1991 году и референдума, который был проведен в РЮО 19 января 1992 года, все ограничения на все виды сотрудничества с организациями и учреждениями РЮО, обосновывающиеся незаконностью РЮО или сепаратизмом РЮО, незаконны и противоправны.

ИА REGNUM: В Грузии со дня на день ожидается принятие закона о реституции. Ваша оценка принимаемому закону?

Дело в том, что руководство Южной Осетии еще в 1991 году заявило о том, что процесс реституции необходимо предварить политико-правовыми оценками самого конфликта. Эта позиция неоднократно подтверждалась в итоговых документах различных встреч, в рамках переговорного процесса в пос. Джава, в августе 1996 года, в Москве, в марте 1997, в Боржоми, в июне 1998. А также в 2005 году, в Любляне, на встрече грузинских и осетинских экспертов.

Мы считаем, что только после того, как будет дана политико-правовая оценка конфликта, возможно определить - кто виновен и кто жертвы? Только после этого возможно назначить выплаты за понесенный моральный и материальный ущерб. Без политико-правовой оценки реституция станет политической кампанией по сокрытию преступлений грузинского фашизма. Без политико-правовой оценки конфликта целый ряд пунктов проекта Закона о реституции, обсуждаемого в Грузии, лишён всякого смысла.

Ведь люди, незаконно лишенные имущества, были лишены его согласно решению грузинского суда. Те, про кого сегодня говорят "незаконно задержанные, изгнанные или переселенные" были изгнаны согласно административным правилам, по закону, принятому фашистским политическим руководством Грузии. Повторяю, без политико-правовой оценки не определить жертв нарушений прав человека в Грузии.

ИА REGNUM: Вы собираетесь изложить вашу позицию на заседании смешанной контрольной комиссии в Словении?

Безусловно. Мы намерены заявить, что ярчайшим примером и практическим уроком для выхода из тупиковой ситуации, сложившейся в грузино-осетинском переговорном процессе, является финал Второй Мировой войны. Реституция в Европе была осуществлена после политико-правового акта, которым является Нюрнбергский процесс. А факт принятия любых законодательных актов о реституции в Грузии без предварительной правовой и политической оценки конфликта нарушает все предыдущие соглашения сторон-участников переговорного процесса.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.