У защитников сотрудников "ЦНИИМАШ-Экспорт" взята подписка о неразглашении тайны следствия

Москва, 14 ноября 2005, 19:16 — REGNUM  Адвокат руководителя компании "ЦНИИМАШ-Экспорт" Игоря Решетина намерен добиваться освобождения из СИЗО "Лефортово" своего подзащитного, для содержания которого под стражей у следствия нет никаких оснований, кроме желания сотрудников ФСБ изолировать ученого для недопущения обсуждения в экспертных научных кругах обоснованности результатов третьей экспертизы по делу о незаконной передаче за рубеж технологии двойного назначения. Об этом и других аспектах нового "дела ученых" рассказали сегодня, 14 ноября, юристы, ученые и правозащитники на пресс-конференции в Москве, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 26 октября, почти через два года после начала следствия по делу о незаконном экспорте технологии двойного назначения, сотрудниками ФСБ были арестованы Игорь Решетин и два его заместителя. Ученые сразу были помещены под стражу в СИЗО "Лефортово", сегодня, 14 ноября, по сообщению ЦОС ФСБ, им было официально предъявлено обвинение, а 11 ноября, по словам адвоката Решетина Анатолия Яблокова, у защитников ученых были взяты подписки о неразглашении тайны предварительного следствия, что фактически превращает дело в закрытый процесс.

По словам адвоката, 16 ноября, должно состояться заседание Мосгорсуда по рассмотрению кассационной жалобы защиты на незаконность постановления Лефортовского районного суда о заключении Игоря Решетина под стражу. "Спустя два года после начала предварительного следствия, без каких-либо новых оснований мерой пресечения было избрано заключение под стражу. Ни одного законного основания, предусмотренного уголовно-процессуальным законом, для этого не было", - считает он. "На протяжении этих двух лет Решетин пятнадцать раз выезжал в служебные командировки за рубеж - в США, Китай, Западную Европу и каждый раз возвращался в назначенное время, ни одного нарекания со стороны следствия не было, - рассказал Анатолий Яблоков. - Я усматриваю только одно основание, которое кроется в этой последней экспертизе. Понимая, что адвокаты не являются специалистами в области космических исследований, следствие хочет изолировать ученых для того, чтобы защита, находясь под подпиской о неразглашении данных предварительного следствия, не имела возможности обращаться к ученым для консультаций и развенчания выводов этой экспертизы".

Анатолий Яблоков пояснил, что ранее, по требованию следствия, уже были проведены две научные экспертизы, однако их результаты свидетельствовали в пользу обвиняемых, поэтому следствие заказало третью экспертизу, давшую нужные ему результаты. Также адвокат продемонстрировал пухлую пачку документов с заключениями экспертных комиссий ведущих российских институтов - ЦАГИ им. Жуковского, Российского Федерального ядерного центра, Института теоретической и прикладной механики СО РАН, Московского Института теплотехники, Института прикладной математики им. Келдыша РАН, Федерального космического агентства и других, - в которых указано, что работы, ставшие поводом для возбуждения дела, носят фундаментальный научный характер, не содержат секретных материалов и не могут быть расценены как технологии двойного назначения. Однако эти заключения к материалам дела приобщены не были, в отличие от результатов последней экспертизы. Где и кем проводилась эта экспертиза, адвокат назвать не смог, будучи ограничен тайной следствия, однако обмолвился, что авторами ее были "полковники с высшим образованием".

"Мы не знаем экспертов, которые писали жесткое и несправедливое заключение, но мы знаем всех людей, которые много лет этим делом занимались и всегда работали под прессом секретности, и все эти люди совершенно четко и уже неоднократно показали, что ничего секретного в этих работах нет, - продолжил тему академик РАН, член Общественного комитета защиты ученых Юрий Рыжов. - И поэтому обвинение носит совершенно надуманный, если не сказать провокационный, характер". Кроме того, академик подчеркнул, что тот же самый прием о неразглашении данных предварительного следствия уже использовался в предыдущих "делах ученых", когда адвокатам было запрещено рассказывать о содержании экспертного заключения ученым, могущим оценить его истинность. "У меня есть большое подозрение, что этот процесс претерпит такую же трансформацию - адвокатам будут даны неизвестно чьи заключения, а адвокаты, как вы сами понимаете, не работали в области газо- аэродинамики и им будет очень трудно разобраться в этом деле. Тем более, что экспертные заключения, данные учеными-профессионалами, не приобщаются к делу, а приобщается только официальные экспертизы".

Коснувшись сопутствующих обвинений его подзащитного в экономических преступлениях, Анатолий Яблоков выразил удивление тем фактом, что сегодня утром услышал по радио информацию со ссылкой на Центр общественных связей ФСБ, где разглашались те самые данные предварительного следствия, которые должны содержаться в тайне, - о якобы похищенных 30 миллионах рублей, фиктивных компаниях, подложных паспортах и так далее.

Это тем более удивительно, отметил он, что 10 октября текущего года Арбитражный суд Московской области, проверив обстоятельства дела по проведению налоговой проверки в "ЦНИИМАШ-Экспорт", нашел обвинения в экономических преступлениях несостоятельными, а также указал на противоправность действий сотрудников ФСБ и налоговиков. В связи с этим защитник огласил выдержки из решения Арбитражного суда: "Большинство доказательств... получены с превышением федерального закона. Все показания и объяснения, положенные в основу акта, получены не при осуществлении налогового контроля, а при производстве по уголовному делу и при производстве оперативно-розыскных мероприятий, что является недопустимым в соответствие с частью 2 статьи 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и статьями 31-33, 82, 90, 95-96 Налогового кодекса РФ. Вывод налогового органа о том, что заявитель сам для себя создавал документы, подтверждающие затраты, не доказан материалами проверки и не соответствует действительности...". Кроме того, в решении суда указано, что расследование налоговых правонарушений не находится в компетенции следователей ФСБ, но имело место предоставление следователем материалов, полученных в ходе расследования, в распоряжение налогового органа, а последний положил их в основу своего акта, что является недопустимым с точки зрения законности, на что в свое время уже указала следствию Прокуратура.

Участники пресс-конференции подчеркнули общественную значимость подобных "шпионских дел". По мнению академика Юрия Рыжова, они оказывают пагубное влияние на отечественную науку. "Это ползучее возвращение страха идет со все возрастающей скоростью, - считает он. - Во-первых, будет нарастать изоляция от международного научного сообщества, а здесь в изоляции работать практически невозможно. Это приводит к исчезновению научных школ, к отставанию от мирового потока, к потере способности подготовки кадров, которые будут либо стремиться уехать за границу, либо уйти в более спокойную и прибыльную сферу. Вот это все уже происходит по нарастающей и это меня беспокоит не меньше, может быть, чем судьба этих конкретных людей, которых не только неправильно обвиняют, но и безумно, зверски наказывают".

В качестве первопричины такого поведения спецслужб академик смог предположил их некомпетентность и стремление сотрудников ФСБ выслужиться, возбуждая дела против ученых, которые ни от кого не скрываются, вместо того, чтобы направить свои усилия на борьбу с реальными шпионами и террористами.

Со своей стороны, секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный указал на несообразность политики руководства страны, когда, с одной стороны, президент Путин призывает от торговли сырьем перейти к торговле высокими технологиями, а с другой стороны, допускает уголовное преследование ученых, работающих в этой области.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.