Выборы в Приднестровье: аналитическая записка кишиневского политолога

Кишинёв, 3 октября 2005, 17:26 — REGNUM  

Независимый молдавский политолог Виталий Андриевский написал для ИА REGNUM аналитическую записку о предстоящих в декабре 2005 г. в Приднестровье парламентских выборах. Ниже приводим ее текст.

"Выборы в Приднестровье: политический расклад, стратегия избирательной кампании

Аналитическая записка

В соответствии с Конституцией непризнанной ПМР, Верховный Совет Приднестровья (ВС ПМР) состоит из 43 депутатов (ст.59). Выборы проводятся по одномандатным округам. На один округ приходится в среднем 10 тысяч избирателей. В декабре 2005 года состоятся очередные парламентские выборы в ПМР. Это, конечно, далеко не первые выборы в Верховный Совет Приднестровья, но никогда ещё к ним не было проявлено столь большое внимание и в самом регионе, и в Республике Молдова, и в ближнем и дальнем зарубежье.

В Молдове не только властные структуры, но и многие оппозиционные политические партии высказывают убеждение в том, что это будут "выборы без выбора", и поэтому их результаты заранее предопределены. Объясняют они это тем, что в регионе, по их мнению, нет "истинной демократии", что приднестровские власти якобы не способны создать равные условия для всех участников избирательного процесса.

По мнению большинства кишиневских экспертов, официальный Тирасполь намерен широко использовать во время выборов имеющиеся в его распоряжении административные ресурсы, оказывать силовое давление на кандидатов от оппозиции. Сама же приднестровская оппозиция, считают многие в Кишиневе, запугана, ошельмована, деморализована и убеждена, что ей никто не позволит на равных бороться с властными и провластными кандидатами.

Поэтому уже сегодня в Кишиневе ведутся разговоры о заведомой "незаконности и нелегитимности" этих выборов. К этому следует добавить, что сходной позиции в этом вопросе придерживается и ОБСЕ, которая уже фактически отказалась от направления на выборы в Приднестровье своих наблюдателей. Аналогичная точка зрения преобладает и у чиновников из ЕС и Госдепартамента США. Что же касается России и Украины, то, судя по всему, руководство этих стран пока окончательно не определилось в своём отношении к предстоящим выборам в ПМР, и поэтому выдерживает политическую паузу.

Безусловно, оставаясь на позициях объективности и беспристрастности, надо признать, что Приднестровье не может пока ещё служить образцом "безупречной демократии". Но нельзя и умолчать о том, что этому есть свои, причём весьма весомые, причины. Длительное нахождение региона в состоянии "осаждённой крепости", когда приходится постоянно ждать нового силового вмешательства или очередных политических или экономических санкций со стороны Кишинёва, не могло не наложить свой суровый "мобилизационный" отпечаток на все стороны политической жизни Приднестровья.

В этой связи вовсе не случайно, что в Приднестровье сегодня очень большое влияние на все стороны общественной, политической и экономической жизни имеют силовые структуры, прежде всего, МГБ (министерство государственной безопасности - прим. ИА REGNUM). Давно назрела необходимость реформирования этой структуры, изменения ее функций, налаживание контроля за её деятельностью со стороны Верховного Совета и гражданского общества. Необходимость подобного реформирования в рамках углубления и расширения процесса демократизации понимают в Приднестровье многие, но сложность нынешней внутри- и внешнеполитической ситуации, постоянное давление со стороны Молдовы на Приднестровский регион не позволяет его руководству решиться на этот шаг.

Справедливости ради отметим, что силовые структуры Молдовы также отнюдь не "ангелы во плоти", а в период авторитарного правления президента Владимира Воронина их влияние на все стороны жизни страны и вмешательство в политические процессы значительно возросло. Факты использования их в качестве "дубинки для оппозиции", сфабрикованные ими по заказу власти "дела" Валерия Пасата, Серафима Урекяна, Михаила Формузала и других представителей оппозиции прямо свидетельствуют о том, что и сама Республика Молдова, настырно пытающаяся навязать Приднестровью свои "рецепты демократизации", также явно не может считаться эталоном демократического и правого государства.

К минусам Приднестровья в настоящее время можно отнести и слабость и неразвитость его партийной системы. Правда, это общая болезнь почти всех постсоветских стран, в том числе и Республики Молдова, где подавляющее большинство политических формирований больше напоминают некий "суррогат партии", чем реальную политическую силу. В Приднестровье же из партий, которые хоть как-то обозначили своё присутствие и участие в политической жизни региона, можно назвать следующие формирования: "Обновление", Движение "Единство Приднестровья", Партия народовластия, Коммунистическая партия Приднестровья (на платформе КПСС), Коммунистическая партия трудящихся Приднестровья, Аграрная партия.

Партия "Обновление" отражает интересы средних и богатых слоев населения и позиционирует себя как некий аналог российского СПС и ЯБЛОКА. Это неолиберальная политическая сила. Если искать аналогии в Молдове, то это что-то среднее между Альянсом "Наша Молдова" и Социал-демократической партией Молдовы. Судя по всему, партия "Обновление" примет активное участие в избирательной кампании и будет бороться за то, чтобы получить в новом ВС более половины депутатских мандатов. В случае победы на выборах её лидер Шевчук может стать председателем ВС и имеет все шансы через год побороться за пост президента Приднестровья.

Что касается движения "Единство Приднестровья", то эта партия скорее мертва, чем жива. В то же время нельзя исключать, что она в ближайшее время будет реанимирована и примет активное участие в избирательной кампании. Эта партия рассматривала себя как аналог правящей российской партии "Единая Россия". Существует мнение, что за ней стояли российские политтехнологи и некоторые партийцы из "Единой России". Из молдавских партий у неё есть некоторая схожесть с Демократической партией Молдовы (ДПМ).

На левом фланге действует целый ряд разрозненных организаций: Партия народовластия, Коммунистическая партия Приднестровья (на платформе КПСС), Коммунистическая партия трудящихся Приднестровья.

"Партия народовластия" находится в жесткой оппозиции к действующей власти в ПМР. Что касается коммунистических партий, то они ведут сектантский образ деятельности и малоактивны в политической жизни Приднестровья.

Аграрная партия создана в 1996 году. Ее цель - решение проблем агросектора через политические органы государства, создание приоритета в становлении сельского хозяйства и формирование целостной законодательной базы для АПК. В политическом аспекте Аграрная партия консолидировалась с государственными структурами ПМР. В её состав входят руководители колхозов и совхозов, сельская интеллигенция и специалисты.

В целом же, если объективно оценивать современную общественно-политическую ситуацию в Приднестровье, можно сделать вывод о том, что она мало чем отличается от того, что происходит сегодня в Молдове, да и на Украине и в России. И потому совершенно необоснованны заявления тех представителей власти и оппозиции в Молдове, которые пытаются представлять этот регион не иначе, как некую "чёрную дыру", "зону беззакония", "сепаратистский анклав и прибежище тоталитаризма", где нет ни малейших признаков свободы и демократии.

Не берусь утверждать, что выборы в Верховный Совет в декабре 2005 года в Приднестровье явят некий эталонный образец высокой демократичности. Но весьма сомневаюсь в том, что они будут принципиально отличаться по уровню демократичности от выборов в Молдове, на Украине и в других постсоветских странах. В чём я твёрдо уверен, так это в том, что, если действующая в Приднестровье власть захочет показать не только Кишиневу, но и всему миру, что "зёрна демократических перемен" дали здоровые всходы и на Левобережье, то она может постараться и провести действительно свободные, демократические, законные и легитимные выборы, найти существенных изъянов в которых не смогут никакие международные наблюдатели. Весь вопрос лишь в том, захочет ли Тирасполь этого.

Что сегодня прежде всего бросается в глаза независимым политологам при изучении политической ситуации в Приднестровье, так это отсутствие сколько-нибудь значимой и влиятельной оппозиции. По моему личному мнению, на декабрьских выборах в Верховный Совет ПМР основная борьба будет вестись не между властью и оппозицией, а между различными течениями в самих властных структурах и в предпринимательской среде. Это будет борьба за место под солнцем власти между "старой" и "новой" элитами, между умеренными и радикальными патриотами, между сторонниками договоренностей с Молдовой и жесткими противниками возобновления переговорного процесса, между экономическими реформаторами и ортодоксами, между сторонниками приватизации и противниками перевода приднестровской государственной собственности в частные руки.

Одной из самых главных тем предвыборной дискуссии станет вопрос о статусе Приднестровья. Нет сомнения в том, что подавляющее большинство кандидатов будут выступать за сохранение и укрепление полной независимости региона. Для них крайней, предельной точкой возможного компромисса с Молдовой будут известные положения "меморандума Козака", от которого Молдова отказалась и, судя по всему, при нынешнем президенте уже никогда к нему больше не вернется.

Даже радикальная оппозиция на Левобережье, которая не скрывает своих контактов с командой Владимира Воронина, не решиться вынести в качестве темы избирательной кампании предложение о "добровольном вхождении" Приднестровья в состав Молдовы, ибо это означало бы её неминуемую политическую смерть. Хотя, честно говоря, ради чистого любопытства, было бы весьма интересно посмотреть, как бы голосовали приднестровцы за тех местных политиков, которые выступили за "безоговорочное" объединение ПМР с Республикой Молдова "по плану Воронина".

Тема определения будущего статуса Приднестровья важна, но она настолько избита и так давно стала дежурной для всех политиков Тирасполя и Кишинева, регулярно возникая в период подготовки и проведения очередных выборов на Левобережье и являясь, по аналогии с фигурным катанием, своего рода "обязательной программой" для каждого уважающего себя политика на обоих берегах Днестра, что рассматривать её здесь снова просто не имеет смысла, ибо, несмотря на длящуюся уже более пятнадцати лет ожесточённую полемику по этой теме, позиции сторон так и не сблизились ни на миллиметр.

На мой взгляд, гораздо интереснее будет проследить в период выборов за дискуссией по вопросам внутренней политики ПМР, о реформе власти и экономики на Левобережье, об отношениях Приднестровья с Украиной, Россией и Молдовой.

Принципиально важен вопрос о реформе системы власти. Он стал особенно часто подниматься в последнее время. Инициатором его постановки является вице-спикер ВС ПМР Евгений Шевчук, который многими рассматривается как один из наиболее серьёзных кандидатов на пост президента страны. Однако, как ни странно, но именно этот гипотетический "будущий кандидат" решительно выступает за существенное урезание полномочий президента и передачу их значительной части Верховному Совету, а также требует формирования ответственного перед ВС ПМР правительства. Трудно сказать, принципиальная ли это позиция лично Шевчука или же всего лишь расчётливый ход стоящих за ним политических сил. Дело в том, что выборы нового президента ПМР - это отдаленное будущее, и неизвестно ещё, что, как и куда может в этом будущем повернуться. А вот предстоящие в декабре 2005 года выборы в ВС ПМР - это реалии сегодняшнего дня. В случае победы на них его команды Шевчук ещё до следующих президентских выборов может стать ключевым игроком в политической жизни региона.

Нужна ли сама по себе реформа системы власти в ПМР? Если абстрагироваться от того политического и экономического фона, на котором проходит сегодня жизнь региона (ожесточенное давление со стороны Молдовы по всем направлениям), то реформа, безусловно, необходима. Это шаг к дальнейшей демократизации региона, к росту народовластия. Но и у её нынешних противников есть тоже веские аргументы. Главный из них - нельзя расслабляться, затевать всякие перестройки, сопровождающиеся на первых порах неизбежной дезорганизацией, поскольку "враг в Кишиневе не дремлет" и не преминет воспользоваться любой "заварушкой" в Приднестровье для того, чтобы реализовать свои планы.

Какой же может быть вероятная стратегия и тактика выборной кампании? Какие интересные и оригинальные предвыборные ходы могут быть предприняты основными соперниками? Думается, что особых изысков и специальных сценариев на этих выборах не будет. В этом плане намного предпочтительней видятся будущие выборы президента Приднестровья, которые состоятся через год после парламентских выборов.

Независимые эксперты, которые внимательно наблюдают за тем, как развиваются сейчас политические события в Приднестровье, считают, что главной интригой грядущих парламентских выборов в регионе будет вовсе не то, какие темы будут подняты и станут ключевыми в ходе избирательной кампании, хотя это само по себе и весьма интересно. Более существенным будет то, кто конкретно из ныне действующих приднестровских политиков на этих выборах проявит себя как яркий и харизматический лидер, способный увлечь и повести за собой электорат, какие политические силы благодаря этому одержат победу.

Вероятнее всего, борьба за депутатские мандаты в Верховном Совете развернется между двумя основными командами, представляющими "старую" и "новую" элиты Приднестровья. Это деление весьма условно, но в принципе отражает реальную расстановку сил.

"Старая элита" - это все те, кто создавал республику, стоял у ее истоков, защищал её с оружием в руках. Они считают, что статус "отцов-основателей ПМР" - это некий "вечный билет" на право всегда быть у власти и даже передавать её по наследству. Лидером "старой гвардии" на нынешних выборах мог бы стать председатель ВС ПМР Григорий Маракуца, один из самых опытных и харазматических политиков Приднестровья, человек, популярный среди избирателей и имеющий хорошие и тесные связи со многими влиятельными людьми в высших эшелонах власти за пределами региона (в России, на Украине). Немаловажно и то, что значительная часть политических сил в самой Молдове вполне нормально относится к Григорию Маракуце, считая его вменяемым, ответственным и авторитетным политиком. Признаюсь, что мне лично также весьма симпатичен этот человек. Мне доставляют удовольствие встречи и беседы с ним, его трезвые взгляды на ситуацию в Приднестровье, на взаимоотношения с Молдовой, Россией и Украиной. Однако есть информация о том, что Григорий Маракуца выступает за приход к власти нового, молодого поколения приднестровских политиков и постепенно отходит от активного участия в политической деятельности. В то же время он, несомненно, не может не понимать, что его опыт и знания потребуются и новому Верховному Совету ПМР, поэтому нельзя полностью исключать, что он всё же будет участвовать в предстоящих выборах. В том же, что он станет депутатом, никто в Приднестровье не сомневается.

Возникает вопрос, кто же может сменить Маракуцу в качестве лидера "старой элиты"? Поговаривают о том, что в последнее время в качестве возможного преемника президента Игоря Смирнова часть местной элиты видит нынешнего министра МВД Приднестровья Александра Королева. Если это и вправду соответствует действительности, то вполне можно ожидать, что именно он возглавит блок властных и провластных сил, который пойдет на выборы под раскрученным брендом общественного объединения "Республика". Это движение, конечно, не партия в её классическом понимании, но в условиях Приднестровья, где выборы проходят на индивидуальной основе по одномандатным округам, это не столь уж существенно. А возможно, даже и более выигрышно, когда кандидата поддерживает не только выдвинувшая его партия, а широкий общественный форум.

Какой может быть предвыборная программа этого блока? Вероятнее всего, ничего нового и исключительного в предвыборном заявлении "Республики" приднестровские избиратели не услышат. Будут даны обещания и далее последовательно и упорно бороться за международное признание независимого статуса Приднестровья, за построение социального государства, за ускоренное развитие экономики. Будет много слов о дружбе и сотрудничестве с Россией и Украиной и, соответственно, жесткой критики в адрес властей Молдовы. Упор в пропагандистской работе будет делаться на то, что нынешняя власть ПМР, несмотря на развязанную против Приднестровья Кишиневом "холодную войну", сумела добиться определенной стабилизации, в регионе сохраняется мир, в меру имеющихся возможностей решаются социальные и экономические проблемы. В несколько утрированном виде предвыборный слоган "Республики", вероятно, будет звучать примерно так: Стабильности - ДА! Потрясениям - НЕТ!

Основными оппонентами "республиканцев", судя по всему, станут "обновленцы" во главе с заместителем председателя Верховного Совета ПМР, лидером партии "Обновление" Евгением Шевчуком. Уже само название этой партии предопределяет главную тему её избирательной кампании - "обновление и перемены". Задачей "обновленцев" станет попытка доказать избирателям, что "старая гвардия", чьи прежние заслуги перед ПМР не подлежат сомнению, к настоящему моменту прошла уже свой творческий пик, отстала от жизни, зациклилась на достигнутом, законсервировалась, страдает догматизмом и поэтому не может более адекватно реагировать на новые вызовы времени.

Шевчук и его команда будут утверждать, что Приднестровью срочно нужна "новая, свежая, молодая кровь", нужны решительные перемены в политической жизни, в экономике, социальной сфере. Так же, как и движение "Республика", партия "Обновление" будет активно педалировать тему развития и укрепления жизненно важных для Приднестровья отношений с Россией и Украиной, в то же время развивая идею о необходимости более активно продвигать политические и экономические интересы региона на Западе. Будет, конечно, и критика в адрес Молдовы, но более умеренная и конструктивная, чем со стороны "старой элиты".

По моему мнению, именно между этими двумя политическими силами развернется основная борьба на выборах, и именно они разделят между собой львиную долю депутатских мандатов в новом Верховном Совете Приднестровья.

В то же время сегодня уже вполне очевидно, что, кроме названных выше политических сил, в предстоящих парламентских выборах в Приднестровье примут активное участие еще несколько потенциально сильных политических игроков, которые попытаются переломить ситуацию в свою пользу и, если и не победить, то, во всяком случае, добиться крупного успеха, дающего им возможность оказывать реальное влияние на принимаемые властью решения. Условно эти силы можно назвать "молодыми патриотами" и "вечной оппозицией".

Настроенные весьма радикально, "молодые патриоты" будут выступать за полную смену всех нынешних приднестровских элит, как "старой", так и "новой", и полное обновление и "оздоровление" политического класса Приднестровья. Нельзя исключать, что основной темой своей избирательной кампании они могут избрать окончательный и бесповоротный выход Приднестровья из переговорного процесса с Молдовой и его последующего объединения с Россией. Вероятнее всего, опорной базой "молодых патриотов" станут разного рода патриотические и полувоенные организации и молодежные движения Приднестровья. Сегодня, оставаясь всё ещё в разобщенном состоянии, они не выглядят пока как серьезная политическая сила, но в случае объединения вокруг сильного харизматического лидера, если, к тому же, ситуация в регионе ещё более обострится, нельзя исключать их успех на выборах. Определенные шансы стать таким лидером есть у Дмитрия Соина и Сергея Ильченко.

Что касается "вечной оппозиции" (Александр Радченко, Николай Бучацкий), то ее борьба за социальные права, заявления о необходимости демократизации общественной жизни, а подчас и открытая и жесткая критика в адрес действующей власти, в том числе и самого президента Игоря Смирнова, могла бы привлечь к ней симпатии протестной части приднестровского электората. Но слишком частые визиты в Кишинев её лидеров, их слишком тесное общение с молдавским президентом Ворониным и его окружением более чем отрицательно сказались на их рейтинге. Вполне возможно, что это приведет к тому, что разочаровавшийся в вождях "вечной оппозиции" протестный электорат Приднестровья либо вообще не пойдёт на избирательные участки, либо придёт на выборы, но проголосует за "молодых патриотов".

Говоря о предвыборной политической ситуации в Приднестровье, нельзя, конечно, не затронуть еще один существенный момент - позицию президента ПМР Игоря Смирнова. Чтобы там о нем ни писали и ни говорили в Молдове, надо признать, что это незаурядный человек и сильный политик, который вот уже 15 лет крепко держит руль управления Приднестровьем и пока не намерен упускать его из своих рук.

Общение со многими приднестровцами дает основание сделать вывод, что большинство граждан ПМР вовсе не считают его "диктатором", как утверждает кишиневская пропаганда. В этом отношении, судя по всему, явное первенство принадлежит совсем другому политическому лидеру - президенту Молдовы Владимиру Воронину. Однако факт остается фактом: нынешняя Конституция Приднестровья предоставляет президенту столько прав и полномочий (кстати, у президента Воронина, по Конституции, таких прав нет, но он самочинно присвоил их себе неконституционным путем), что без Игоря Смирнова ничего в Приднестровье сегодня не решается.

Как сказал один независимый приднестровский эксперт, Смирнов, конечно, не диктатор, но полномочия и власть у него - вполне диктаторские. Такая чрезмерная полнота власти, сосредоточенная в руках одного человека, кроме значительных прав, одновременно наложила на Смирнова и значительные обязанности. Безусловно, он понимает, что ему лично не занимать этот пост вечно. Он осознает, что уже сегодня необходимо думать, кто придет ему на смену, если не на ближайших, то на следующих выборах. Поэтому Смирнов не может безучастно стоять "над схваткой" во время предстоящих выборов в Верховный Совет. Для него это не только выборы в высший законодательный орган региона, но и генеральный смотр политических сил, которые завтра-послезавтра возьмут всю полноту власти в Приднестровье.

В народе говорят: чужая душа - потемки. Поэтому мне очень трудно с полной уверенностью утверждать, что всё то, что я пишу здесь о вероятных и предполагаемых действиях политиков, действительно соответствует их истинным помыслам и будущим делам. По жизни мне пришлось несколько раз общаться с Игорем Смирновым, но это вовсе не даёт мне право утверждать, что он для меня "открытая книга". Хотя, ради исторической справедливости, надо признать, что в становлении Смирнова-президента ПМР есть и моя маленькая доля участия. Во время первой президентской кампании я работал в Тирасполе и по просьбе одного из близких к Смирнову людей подготовил для его шефа предвыборную программу. Правда, советник Игоря Смирнова со мной тогда сразу же рассчитался (две бутылки красного вина, совместно распитые с ним и бывшим редактором "Днестровской правды" Алексеем Печулом, были мне наградой за мой труд), и поэтому никаких прав, да и желания, напоминать Игорю Смирнову об этом эпизоде его политической жизни у меня нет. Но тот опыт работы над программой дает мне основание судить о Смирнове как о человеке, приверженном демократическим ценностям и готовом к проведению умеренно либеральной политики в Приднестровье. Любознательные политологи могут поискать эту программу и убедиться, что это действительно так.

По моему мнению, Игорь Смирнов будет сегодня пытаться решить задачу по синтезированию интересов "старой" и "новой" элиты, чтобы на базе этого синтеза сформировать новую политическую команду. Этой команде будет нужен лидер, которого Игорь Смирнов сможет назвать своим преемником. Реальные шансы стать таким лидером есть у Королева и Шевчука. Кстати, Александр Королев открыто заявил: "Выборы в Верховный Совет должны стать генеральной репетицией кампании по выборам президента Приднестровья".

Но, думаю, что это ещё далеко не вся колода возможных преемников Игоря Смирнова. Вполне возможно, что есть в этой колоде некий "джокер", о котором нам пока неизвестно. Выборы покажут, кто из политиков выступит более успешно и завоюет не только депутатский мандат, но и право участвовать вместе со Смирновым в формировании новой команды, а потом и возглавить ее.

Заключение

Автор вполне понимает и учитывает, что его "Записка" вызовет неоднозначную реакцию, как в Молдове, так и Приднестровье. Кишиневская власть уже однозначно решила для себя, что выборы в Приднестровье "незаконны и нелегитимны", а потому демонстрирует явное нежелание вообще касаться этой темы. Хотя, справедливости ради, надо честно признать, что, вероятнее всего, выборы в Приднестровье по степени их демократичности мало чем (а, скорее всего, ничем) не будут отличаться от того, как проходят выборы в самой Молдове.

В Приднестровье также не очень любят, когда кто-либо в Кишиневе анализирует ситуацию в регионе, да еще и пытается при этом давать какие-то советы. Однако всё же есть некоторая надежда на то, что эта "Записка" поможет разрушить некоторые стереотипы во взаимоотношениях между Кишиневом и Тирасполем. И, в первую очередь, будет способствовать тому, что Кишинев перестанет воспринимать Тирасполь как "регион абсолютного зла", а Тирасполь осознает, что Кишинев (за небольшим исключением) вовсе не желает жителям Приднестровья ничего плохого, а потому объединение страны, если, конечно, провести его разумно, на основе взаимного уважения прав и интересов сторон, в результате обоснованного и прагматичного компромисса, вполне может оказаться выгодным и полезным всем людям на левом и правом берегах Днестра".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.