Комментарий МИД Нагорного Карабаха к докладу Международной кризисной группы "НК: видение конфликта с места событий"

Баку, 30 сентября 2005, 12:26 — REGNUM  Министерство иностранных дел Нагорного Карабаха выступило с комментарием к докладу Международной кризисной группы (МКГ) "Нагорный Карабах: видение конфликта с места событий".

Как сообщили ИА REGNUM в информационно-аналитическом управлении МИД НКР, доклад Международной кризисной группы состоит из "Краткого содержания" ("Executive Summary"), пяти основных разделов и приложений. По словам составителей доклада и представителей руководства МКГ, они преследовали цель представить сторонам конфликта, международным посредникам, равно как и широкой общественности такой документ, который объективно отображал бы реальную картину конфликта в его нынешней стадии развития. Авторы полагают, что доклад может оказать существенную помощь сторонам конфликта и посредникам в определении формулы мирного разрешения проблемы Нагорного Карабаха. При этом составители документа пытаются демонстрировать равноудаленную позицию по отношению к подходам сторон к урегулированию.

Работа над докладом выполнена на добротном профессиональном уровне с использованием большого количества научной, публицистической и иной литературы, посвященной затронутой теме, а также данных соцопросов. При составлении доклада широко применен метод интервьюирования представителей как властей вовлеченных в конфликт сторон, так и различных слоев населения, экспертов. Тем самым можно констатировать, что доклад весьма информативен. Приводимые в нем аргументы одной из сторон конфликта, как правило, опровергаются аргументами противной стороны, что позволяет авторам занять нейтральную позицию и беспристрастно излагать факты и подходы конфликтующих сторон. Не подлежит сомнению, что именно таковым будет восприятие доклада со стороны любого читателя, который незнаком с историей конфликта и нынешней ситуацией в регионе. Тем не менее, документ содержит в себе некоторые нюансы, которые позволяют нам говорить о наличии у авторов заинтересованности в формировании у читателя весьма определенного мнения о самом конфликте и действиях вовлеченных в него сторон. Доклад предваряет "Краткое содержание", в котором вкратце обобщается суть всего изложенного в документе. Тем самым посредством этого раздела читателю изначально задается установка к определенному восприятию доклада, которое сводится к нижеследующему:

- нагорно-карабахский конфликт - это конфликт между Арменией и Азербайджаном и, соответственно, территориальный спор;

- нагорно-карабахский конфликт является основным препятствием для установления мира и стабильности на Южном Кавказе;

- хотя Нагорный Карабах, не без оснований, утверждает, что наличие в НК властей, избранных путем демократических выборов, соответствует предусловиям, предъявляемым к государственности, он на международном уровне признается частью Азербайджана, а в вопросах безопасности и экономического выживания сильно зависим от Армении;

- азербайджанское население не участвует в политической, экономической, социальной и культурной жизни НК;

- общество Нагорного Карабаха моноэтнично и является одним из наиболее милитаризованных обществ мира;

- полмиллиона азербайджанцев лишены возможности осуществления основополагающего права вернуться в места своего прежнего проживания в НК и семи сопредельных районах.

- позиции карабахских армян и карабахских азербайджанцев диаметрально противоположны, и ни одна из общин (!?) не готова сделать какие-либо шаги в русле договоренностей министров ИД Армении и Азербайджана;

- время, отпущенное на мирное урегулирование конфликта, уже истекает;

- доклад, освещая жизнь армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха и сопредельных территорий (!!??), призван дать специфические рекомендации, способствующие достижению мирного соглашения и дальнейшему межобщинному примирению.

Таким образом, у читателя, который еще не знаком с содержанием доклада, заведомо формируется убежденность в том, что Армения, воспользовавшись наличием в НК армянской общины, начала экспансию против Азербайджана, в результате которой из Нагорного Карабаха и сопредельных территорий было изгнано более полумиллиона азербайджанцев, составляющих, по логике авторов, азербайджанскую общину НК, и теперь задача международного сообщества, в том числе и МКГ, заключается в том, чтобы восстановить попранные права азербайджанцев и создать предпосылки для мирного сосуществования двух общин. На этом фоне "притязания НК на независимость", базирующиеся, хоть и небезосновательно, на факте наличия в НКР демократически избранного правительства, выглядят зыбкими и спорными, тем более, что НКР находится в серьезной зависимости от Армении в вопросах безопасности и экономического развития. Видимо, для того, чтобы не дезориентировать читателя, в этой части доклада не говорится о примерно полумиллионе беженцев-армян из Азербайджана и прямой правительственной финансовой помощи, оказываемой НКР Соединенными Штатами.

Таким путем авторы создают в этом разделе необходимые предпосылки для последующего усвоения тезисов документа, которые, по всей видимости, должны в дальнейшем лечь в основу "специфичных рекомендаций", т. е. формулы урегулирования конфликта. Эти рекомендации основываются на следующих тезисах:

- суть проблемы Нагорного Карабаха - это территориальный спор между Арменией и Азербайджаном;

- азербайджанские беженцы и внутренне перемещенные лица (ВПЛ) должны вернуться в места своего прежнего проживания;

- и армяне, и азербайджанцы в равной степени повинны в отсутствии атмосферы доверия;

- если стороны конфликта не найдут путей к примирению в русле решений, обсуждаемых министрами ИД Армении и Азербайджана, то время для установления долгосрочного мира будет упущено, из чего следует, что возобновятся военные действия (в этом утверждении содержится завуалированная угроза);

- очерчены границы территорий, население которых может претендовать на то, что оно пострадало в большей степени: это территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и сопредельных районов некогда Азербайджанской ССР (такой подход исключает возможность обсуждения в ходе переговоров проблемы беженцев-армян из Азербайджана, саму возможность их возвращения в места прежнего проживания, что отражает особую заинтересованность в исключении вопроса беженцев-армян из повестки переговоров).

В этом смысле весьма наглядным подтверждением сказанному является оглавление доклада, которое служит той же цели, что и "Краткое содержание", т. е. соответствует логике асимметричного отношения к беженцам-армянам и беженцам-азербайджанцам.

Доклад начинается с "Введения" ("Introduction"), в котором предыстория конфликта рассматривается со времени окончания Первой мировой войны, а его современный этап - с начала полномасштабной войны между Арменией и Азербайджаном за "спорную территорию", в результате которой "нагорно-карабахские войска при поддержке добровольцев и контрактников из Армении захватили 13,4% территории Азербайджана, включая 92,5% территории собственно НКАО (!), а также полностью пять и частично два района за пределами Нагорного Карабаха". Авторы доклада приводят в этом разделе также трактовки сторон. Однако при этом они прибегают к ряду констатаций ("полномасштабная война между Арменией и Азербайджаном", "спорная территория" и т. д.), которые формируют у читателя такое отношение к конфликту, которое соответствовало бы оценкам по этому вопросу самих составителей документа. Обращает на себя внимание то обстоятельство, каким образом авторы доклада пытаются показать, что политика этнических чисток, предшествовавших военным действиям, была взята на вооружение армянской стороной гораздо раньше, чем азербайджанской. Подтверждая факт отсутствия какой-либо информации о якобы имевшей место в конце 1987 г. депортации азербайджанского населения, они тем не менее ссылаются на книгу Томаса де Ваала "Черный сад" и некоторые другие источники, в которых подобные упоминания появляются с разрывом от 3 до 15 лет от даты гипотетической депортации, и это при том, что уже в то время в события такого рода незамедлительно и свободно освещались в СМИ СССР. (Версия о депортации азербайджанцев из Армении в конце 1987 г. появилась после этнических чисток, проведенных азербайджанскими властями в отношении армян в Сумгаите в конце февраля 1988 г., для того, чтобы представить армянские погромы как ответ на изгнание азербайджанцев из Армении).

Судя по всему, для описания некоторых эпизодов конфликта проверка информации не являлась для авторов доклада первоочередной задачей, в противном случае непонятно, почему официальные данные начальника Управления по беженцам и миграции правительства Армении о том, что 14500 азербайджанских семей (около 80000 человек) получили компенсации от правительства Армении на общую сумму около 110 миллионов долларов США, опровергаются простым отрицанием этого со стороны эксперта-азербайджанца. Между тем факт выплаты компенсаций покинувшим Армению азербайджанским семьям вполне поддается документальной проверке, и если таковая не была произведена, значит, отсутствовала заинтересованность в объективном освещении этого аспекта проблемы.

В этом смысле показательны приводимые в докладе цифры по беженцам и вынужденным переселенцам. Так, в документе отмечается, что "примерно 413000 армян покинули Азербайджан и пограничные с ним территории Армении и 724000 азербайджанцев (и курдов) были насильственно выселены из Армении, Нагорного Карабаха и сопредельных территорий". Между тем приведенные цифры по беженцам-армянам касаются лишь тех людей, которые в результате депортации оказались непосредственно в Армении, где и были зарегистрированы. А ведь в число депортированных армян входят и те десятки (если не сотни) тысяч граждан Азербайджана армянской национальности, которые выехали в Туркменистан, на Северный Кавказ, другие регионы. Это обстоятельство в докладе не учитывается.

Одновременно делается попытка ввести в заблуждение читателя упоминанием о внутренне перемещенных лицах из приграничных с Азербайджаном регионов Армении, поскольку таким образом маскируется тот факт, что из приводимой цифры примерно 400 тысяч депортированы непосредственно из Азербайджана. Упущением доклада следует считать и замалчивание того факта, что практически 90 процентов армян стали беженцами вследствие этнических чисток, погромов и полицейских карательных операций, организованных властями Азербайджана в 1988-1991 гг., в то время как 85 процентов азербайджанцев были вынуждены покинуть свои дома уже в ходе военных действий, начиная с 1993 года. При этом они не выселялись насильно, а уходили вместе с отступающими азербайджанскими войсками и по указанию собственных властей. Военные же действия были инициированы властями Азербайджана, не пожелавшими признать независимость НКР.

Раздел "Введение" заканчивается утверждением о том, что доклад направлен на освещение "ситуации, в которой оказались две основные общины Нагорного Карабаха и сопредельных районов, пострадавшие от военной конфронтации в большей степени, чем остальное насильственно перемещенное в результате конфликта между Арменией и Азербайджаном население". Это утверждение равнозначно констатации того, что пострадало лишь азербайджанское население, поскольку примерно 85 процентов внутренне перемещенных азербайджанцев покинули свои дома в ходе отступления азербайджанской армии. При этом азербайджанцы не подвергались надругательствам и резне, как это происходило с армянами в Азербайджане. Таким образом, в "Введении" закладывается фундамент асимметрии по национальному признаку в отношении беженцев и внутренне перемещенных лиц с очевидным креном в пользу азербайджанцев и практически полным исключением фактора беженцев-армян. При этом в очередной раз отмечается, что конфликт является территориальным спором между Арменией и Азербайджаном и должен решаться путем межобщинного примирения. Примечательно еще и то, что территориальные границы, в которых межобщинное примирение должно состояться, расширены и соответствуют существующей на сегодня линии разъединения вооруженных сил Азербайджанской Республики и Нагорно-Карабахской Республики.

Части II и III доклада, озаглавленные, соответственно, "Жизнь в Нагорном Карабахе" ("Life in Nagorno-Karabakh") и "Условия жизни ВПЛ азербайджанской национальности" ("Living Conditions for Azeri IDPs"), призваны усилить впечатление читателя, полученное им от разделов "Краткое содержание" и "Введение". В разделе "Жизнь в Нагорном Карабахе" поначалу приводятся некоторые данные о новейшей фазе карабахского движения, начиная с 1988 г., а также взаимоисключающие позиции сторон конфликта, затем даются статистические данные о населении, которые должны настроить читателя скептически относительно демографической ситуации в НКР, т. е. показать, что до трети ее довоенного населения выехало из страны, а половина нынешнего - проживает в столице. При этом не говорится о том, что за тот же период Азербайджан покинуло 2.5-3.0 миллиона азербайджанцев. Вместе с тем число беженцев-армян, подпадающих, по утверждению авторов, под категорию наиболее пострадавших в результате войны людей, сокращается до 35000 человек (это ВПЛ из Шаумянского, Мартунинского и Мардакертского районов). Этой цифре противопоставляются почти 425000 азербайджанцев, покинувших подконтрольные НКР территории. Перекос в пользу беженцев-азербайджанцев заметен и в чисто арифметическом выражении: так, беженцы-азербайджанцы упоминаются 186 раз, а беженцы-армяне - всего 40 раз. При этом беженцы-армяне зачастую упоминаются в негативном контексте, а именно как лица, незаконно поселившиеся на подконтрольных НКР территориях.

Второй подраздел части II озаглавлен "Power Structures", что в переводе на русский означает "Властные структуры". Но поскольку первый пункт данного подраздела озаглавлен "Вооруженные силы" ("Armed Forсes"), то становится очевидным стремление закрепить у читателя на подсознательном уровне восприятие НКР в качестве военной организации. Первое же предложение 1-го пункта информирует, что "общество НК, возможно, наиболее военизированное общество мира". Сообщая о наличии 18500 военнослужащих в Армии обороны НКР (АО НКР), авторы доклада не говорят о том, что АО НКР вынуждена охранять рубежи своего государства от стоящей против нее более чем сорокатысячной группировки азербайджанской армии.

Вообще, первые предложения всех пунктов этой части доклада являются своего рода кодом для соответствующего восприятия их содержания, и если сложить вместе все первые предложения всех подзаголовков частей II и III, то в сумме мы получим тот краткий текст относительно НКР и АР, который на самом деле и адресован читателю. Это своеобразный технический прием, который может соответствующим образом настроить читателя на восприятие доклада и склонить его к одобрению дальнейших рекомендаций по урегулированию.

ЧАСТЬ II. ЖИЗНЬ В НАГОРНОМ КАРАБАХЕ

Хотя Нагорный Карабах функционирует в основном как самостоятельное гособразование, чья экономическая и военная безопасность гарантируется Арменией, он международно признан как часть Азербайджана. Общество Нагорного Карабаха, возможно, наиболее военизированное общество в мире. Начиная с 1992 г. в НК была проведена серия выборов, результаты которых международно не были признаны. В Нагорном Карабахе зарегистрировано около 80 НПО, из которых действует всего около 10 процентов. Властям Нагорного Карабаха не чужды коррупция и действия криминального характера. Экономика НК была поначалу интегрирована в экономику Советского Азербайджана, однако затем она была серьезно подорвана войной. Нагорный Карабах очень сильно зависит от внешней помощи, в первую очередь, поступающей из Армении, а также США и армянской диаспоры всего мира. Нагорный Карабах, в основном, представляет собой зону преимущественно высоких гор и незначительного количества долин. Приватизация земли и формирование среднего бизнеса, в основном, завершены. Реальную картину безработицы трудно обрисовать, однако, согласно официальным данным, в 2003 г. она составляла 5,6 процентов.

ЧАСТЬ III. УСЛОВИЯ ЖИЗНИ ВПЛ-АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ

Более полумиллиона азербайджанцев из Нагорного Карабаха и сопредельных районов лишены возможности участвовать в политической, социальной или экономической жизни любого уровня, развивающейся на территориях, с которых они были вытеснены в период между 1988-1992 гг. До 2001 г. политика правительства по ВПЛ и соответствующие проекты были направлены на удовлетворение их краткосрочных нужд. Некоторые международные организации обвиняли Азербайджан в использовании ВПЛ в качестве "политических военнопленных", "заложников" политического урегулирования. Отношение азербайджанского государства к ВПЛ выражено в нескольких президентских указах, а также в комплексной "Государственной программе по повышению уровня жизни и увеличению занятости для беженцев и ВПЛ", принятой в 2004 г. Для всех ВПЛ, за исключением незначительного их меньшинства, сумевшего неплохо интегрироваться в городах, обретение соответствующего жилья является большим достижением. Хотя правительственная помощь ВПЛ возросла, проведенное в рамках Продовольственной программы ООН исследование показывает, что "уровень продовольственной необеспеченности ВПЛ возрос с 74 процентов в 1998 г. до 90 процентов в 2001 г.". После жилищного вопроса второй по значимости для ВПЛ проблемой является их занятость. ВПЛ высказывают свое недовольство правительством, особенно по части коррупции. Для ВПЛ, как и для остальных граждан Азербайджана, основным критерием, с точки зрения уверенности в том, что они могут защитить свои права, является их потенциал участия в политической жизни. Конституция Азербайджана гарантирует свободу перемещения и право на выбор места жительства. ВПЛ имеют те же политические права, что и другие граждане, но у них меньше возможностей участвовать в политической жизни, особенно в выборах депутатов. Международные организации стали свидетелями некоторых нарушений прав ВПЛ в процессе голосования за их кандидатов.

* * *

Части II и III доклада представляют собой как бы две краткие истории, одна из которых знакомит читателя с ситуацией в НКР в мрачных тонах, сея сомнения относительно ее дееспособности и демократичности, в то время как вторая живописует заботу Азербайджана о ВПЛ и трудности, связанные с решением их проблем в демократическом обществе, где гарантируются свобода передвижения и право на выбор места жительства. Для подобного противопоставления в докладе использованы и другие приемы. Например, в первой главе части II, озаглавленной "Сегодняшние жители" ("Todays Inhabitants"), дана информация о встрече интервьюера из МКГ с министром иностранных дел НКР, в которой говорится, что "(де факто) министр ИД заявил МКГ, что он считает, что все армяне, которые проживали в Азербайджане, а также те, чьи предки являются выходцами оттуда - он насчитал до 500000 человек, - имеют право на получение гражданства" (имеется в виду гражданство НКР. - Прим. ИАУ МИД НКР). Он добавил, что в проекте закона НКР всем лицам, родившимся в Нагорном Карабахе, разрешается иметь двойное гражданство. Это даст им возможность приобрести гражданство Армении". В действительности же министр ИД НКР сообщил представителям МКГ, что Нагорно-Карабахская Республика заинтересована в защите прав армян, являющихся выходцами из Советского Азербайджана и, исходя из этого соображения, создает им условия, даже при наличии у них иного гражданства, получить еще и гражданство НКР, и что НКР будет стимулировать рост числа собственных граждан, а не граждан Армении, как впоследствии представил интервьюер.

Части IV и V, а также приложения к докладу призваны лишь усилить впечатление от документа. Исходя из вышеизложенного, можно обозначить следующие выводы.

ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ ДОКЛАДА

Составители доклада преследовали цель:

- представить суть нагорно-карабахского конфликта как следствие территориальных притязаний Армении к Азербайджану;

- создать впечатление, что Нагорно-Карабахская Республика, по сути, не является дееспособным государственным образованием и целиком зависит от внешней экономической поддержки, а в вопросах безопасности находится в полной зависимости от Армении; при этом его население покидает страну, а представители высшей власти не чужды коррупции; - убедить международное сообщество в том, что ВПЛ азербайджанской национальности - наиболее пострадавшее от конфликта население; - показать международному сообществу, что, несмотря на некоторые упущения и недостатки, руководство Азербайджана все же прилагает всевозможные усилия к тому, чтобы облегчить участь беженцев и ВПЛ; - убедить международное сообщество в том, что азербайджанские ВПЛ должны вернуться в места своего прежнего проживания; - убедить международное сообщество в том, что ключ к решению конфликта - это примирение "армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха и сопредельных районов", а стимулом для такого примирения станет возвращение ВПЛ азербайджанской национальности в места своего прежнего проживания; - убедить стороны конфликта в том, что альтернативой такого решения является война.

ПОЗИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ДОКЛАДА

Позитивными аспектами доклада следует считать утверждения о том, что:

- НКР, не без оснований, претендует на свою независимость;

- подконтрольные НКР территории Азербайджана не оккупированы Арменией;

- утверждения Азербайджана о наличии миллиона беженцев-азербайджанцев и потере им 20 процентов территории не соответствуют действительности.

НЕГАТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ДОКЛАДА

Негативными аспектами доклада являются следующие моменты:

- в докладе полностью проигнорированы интересы беженцев и ВПЛ армянской национальности, что является проявлением дискриминации по национальному признаку со стороны международной НПО;

- в документе содержится угроза возобновления в зоне конфликта военных действий;

- в своем докладе МКГ не признает границы НКР и исходит из административно-территориального деления, существовавшего в бывшем СССР;

- в докладе просматривается намерение авторов уравнять в степени виновности в возникновении конфликта армянскую и азербайджанскую стороны (этот подход практиковался коммунистическими властями бывшего СССР в период с 1988 по 1991 гг., что в итоге сделало возможной военную агрессию Азербайджанской Республики против НКР);

- очевидно желание авторов предложить в качестве рецепта для урегулирования конфликта путь межобщинного примирения после возвращения азербайджанских беженцев и ВПЛ в места прежнего проживания без заведомого решения вопроса о признании статуса НКР.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ НКР

Официальная позиция НКР по карабахской проблематике заключается в следующем:

- народ и власти НКР признательны международному сообществу за его последовательные усилия, направленные на достижение всеобъемлющего мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта, возникшего вследствие вооруженной агрессии Азербайджанской Республики против НКР;

- высшей ценностью для народа НКР является его независимость;

- говорить о наличии армянской общины в НКР - это все равно, что говорить о наличии азербайджанской общины в Азербайджане; общество НКР никогда не имело общинной организации; - для того, чтобы устранить последствия конфликта, в первую очередь должны быть устранены причины конфликта;

- виновные в организации погромов и этнических чисток граждан Азербайджана армянской национальности, а также в развязывании войны против народа НКР должны понести наказание;

- формула урегулирования должна в равной степени предусматривать уважение прав всех людей, пострадавших в ходе развития конфликта между властями Азербайджанской Республики и народом НКР, и исключать какую-либо дискриминацию по признаку национальной или гражданской принадлежности.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.