Мы хотим удержать до выборов тот паритет, когда оппозиция имеет большую популярность, чем власть: интервью народного депутата Украины Тараса Чорновила ИА REGNUM

Киев, 29 сентября 2005, 20:58 — REGNUM  

29 сентября в Москве прошел круглый стол "Роль гражданского общества Украины и России в преодолении политического кризиса в Украине". Один из участников диалога украинских политиков и российских политологов народный депутат Верховной Рады, член фракции "Регионы Украины" Тарас Чорновил рассказал корреспонденту ИА REGNUM о своем видении политической ситуации в стране в преддверии выборов в Верховную Раду 26 марта 2006 г..

ИА REGNUM: Тарас Вячеславович, вы сказали, что кризис власти в Украине никакого отношения к гражданскому обществу не имеет, и что это прямое продолжение "кучмизма". Поясните, пожалуйста, что означает "кучмизм" в политике украинской власти?

"Кучмизм" - это система ценностей и система принятия решений, которая абсолютно оторвана от общественных процессов. Тот "кучмизм", который в Украине есть сейчас, намного более широкий. Кризис, который произошел в Украине, как раз его окончание: когда все то, что происходит во власти, скрывается, и все идет своим чередом, когда коалиции создаются исключительно под какие-то не идеологические, не основанные на гражданском обществе цели. Цель же - взять власть, и после этого доминировать, встать на первые роли. У Ющенко и Тимошенко идеологии-то никакой нет. Идеология одна - кто будет сверху, кто будет сильнее. Я не концентрирую на этом внимание, потому что у нас это, по-моему, уже все ощутили.

По сути, я считаю, что не было оранжевой революции. Был хорошо организованный дворцовый переворот, когда просто поменялись личности. Причем, если, скажем, в среде Ющенко были очень революционные пожелания, хотелось очень много изменить, то в верхнем эшелоне, особенно если взять Тимошенко... Это абсолютно классический пример. Я уже лично имел конфликты с ней, особенно в 2001 г., когда основное задание было снять Кучму, поставить на ее место Тимошенко. Так вот, не произошло никаких изменений системы. И приход Ющенко к власти - это не системное изменение, просто изменение человека при максимальном консервировании системы.

А то что называют революцией... Знаете, если до 15 тысяч людей вышли на майдан, это не революция. Это можно весьма просто посчитать, хотя Луценко и заявляет, что был миллион людей. Не было миллиона. Максимум в той части майдана перед сценой может быть до 15 тысяч человек, значительная часть которых привезена часть за деньги, другие приходили, потому что там концерты идут, там интересно, там ощущение плечом к плечу, ощущение, что ты к чему-то причастен. Это не революция. Голосование, при котором страна разделилась абсолютно поровну - половина за одного кандидата, половина за другого, это не революция. Немножко революция в умах, то, что пресса не дает себя додавливать, так как это было при Кучме. Но по большому счету, это ведь тоже не революция. Отреставрировать всю систему давления не удалось в полной мере, как это было при Кучме. Кстати, просто технически не удалось, потому что хотели. В заявлениях Ющенко мы это очень часто видим.

Все помнят, что происходило во время Майдана, когда телевизионщики становились очень революционными. Но я себе задавал вопрос: а была хотя бы медиа-революция? Всем известна ситуация в прессе на Украине. Ведущие журналисты зарплату получают в конвертах. Я нескольких знакомых своих спросил: после того, как перестали быть "кучмистами", стали "антикучмистами" и перестали работать в роли противников Кучмы, вы перестали получать от своего собственника зарплату в конвертах? Нет, не перестали. Все. О чем вопрос? Просто изменился заказ. То есть революции-то, по сути, не было, и в этом-то и проблема. Все, что продолжалось до вот этого скандала - это была попытка максимально консервировать систему того же самого "кучмизма" и попытка загнать конфликт вниз. Конфликт был не идеологический. Конфликт был в том, кто овладеет ситуацией, кто будет главным. То, что сейчас, после этого разрыва произошло... Я не такой большой оптимист, чтобы сказать, что все будет прекрасно, но оно дает шанс. Всегда оппозиция более или менее заинтересована в том, чтобы была демократия, власть - чтобы был тоталитаризм и определенные схемы, которые не допускают гражданское общество. Сегодня власть настолько ослаблена, что она вынуждена где-то играть по чужим правилам. Затулин (Константин Затулин, депутат Госдумы (фракция "Единая Россия"), директор института стран СНГ - ИА REGNUM) очень жестко нападал на нас за меморандум. Он, может быть, и не выполняется, но мы заставили их просто рассматривать этот вариант, а дальше это уже техника политической борьбы, политического противостояния. Мы хотим удержать до выборов тот паритет, когда оппозиция имеет большую популярность, чем власть (даже суммарно - оппозиция и квазиоппозиция Тимошенко).

ИА REGNUM: Оппозиция в лице вашей партии имеет большую популярность, чем квазиоппозиция под руководством экс-премьера?

Сейчас шаткий вариант - оппозиция и квазиоппозиция по сути поровну поддерживаются, немного партия регионов обгоняет Тимошенко. Власть намного меньше.

У Ющенко есть возможность в течение нескольких месяцев законсервировать ситуацию и не довести до полного падения. Часть людей, которые за него голосовали, которые абсолютно разочарованы, которые в определенный момент хотят спокойствия, которым надоели революции, могут остаться с ним и к нему назад вернуться. То есть у него где-то свои 13-14% должны сохраниться, возможно, немного больше. Вокруг Юлии Тимошенко сейчас эмоциональный всплеск. Все разочарованы в Ющенко, всем хочется видеть мессию, и очень многие просто тянутся за ней. В этом нет ни логики, ни тактики. Юля Тимошенко - технолог, и тактически она проигрывает. Я очень хорошо знаю эту среду, и могу сказать, что она нервничает и допускает ошибки. Во-первых, этот фальстарт, жесточайший фальстарт с начала кампании против Ющенко. Все это было запланировано на конец октября. Срыв Зинченко их разбил. Второе: Тимошенко была свято уверена, в том, что ей удастся взять под свой контроль Януковича и Партию регионов и втянуть в свою систему игры. Выпадение сильнейшего сегмента полностью все разрушило. Она действительно нервничает. Я бы мог предполагать, что все эти ошибки и просчеты приведут к падению рейтинга в районе 15-17%. У Партии регионов есть возможности вырасти в рейтинге. У Януковича и партии не протестный, в основном, электорат, не активный и не агрессивный. Скажем, при подписании меморандума, надо было только объяснить, что это не означает прогиб под власть, это просто правила игры между властью и оппозицией. Плюс есть часть, небольшая часть, тех, кто разочаровался в Ющенко и может прийти к нам. Есть огромное поле, которое оказывается в зазоре, но большинство из них просто не пойдут на выборы. Ожидается, что меньше 40% примут участие в выборах. Оставшаяся часть голосов пойдет врассыпную, по мелким партиям, которые не будут играть важную роль в Верховной Раде.

ИА REGNUM: Как вы думаете, какие перспективы у бывшего президента Леонида Кравчука с его форумом "Объединим Украину", если он примет решение участвовать в выборах?

В этом форуме есть много партий, которые никогда не пойдут с ним в избирательный блок. На круглом столе есть руководитель партии "Вперед, Украина" Виктор Мусияка. Он пришел в этот форум, поскольку форум рекламировался как вневыборное объединение на долгие годы. Мы не пришли, потому что просто не поверили. Идти в блок, в котором будет тот же самый Виктор Медведчук - одиознейшая личность в Украине, на уровне Кучмы - никто не будет. Под форум пробуют спрятать имя Медведчука и название СДПУ. То есть это, по сути, избирательный блок, который должен протянуть СДПУ в следующую Верховную Раду. Сделать это при сегодняшней неполной подконтрольности прессы, почти неподконтрольности, по сути, нельзя. Вроде бы Кравчук отмылся от всех козней, светлая личность теперь, а рейтинги не растут, остаются где-то в районе 2%. И то до сих пор еще не объявляли того, что это будет четко избирательный блок, так как в этом случае придется засветить СДПУ. Я думаю, что они на грани прохождения 3%-ого барьера. Еще конфликт в том, что они притянули к себе многих людей, которые требуют мест в списке. Учитывая очень высокий риск прохождения, все, кто оказываются в этой зоне риска, автоматически становятся врагами Кравчука и Медведчука. Это, кстати, огромнейшая проблема Литвина с его Народной партией. Он сегодня очень притягателен, у самого Литвина рейтинги заоблачные, а у его партии - никакого роста, около 5% и не больше. Чтобы разместить в парламенте тех, кому он уже это обещал, нужно, по крайней мере, 20% голосов. Автоматически те люди, когда начнет формироваться список, станут его злейшими врагами.

В целом, у нас выкристаллизовались три лидера - власть, оппозиция и квазиоппозиция. Они и будут играть основную роль. Возможно, спутает карты немножко Мороз. Но Мороз - он со всеми готов в коалицию вступить, со всеми без исключения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.