Во многих вопросах Россия - лучший союзник: интервью Раффи Ованнисяна

Баку, 29 сентября 2005, 11:53 — REGNUM  

Интервью экс-министра иностранных дел Армении, руководителя партии "Наследие" Раффи Ованнисяна

ИА REGNUM: Г-н Ованнисян, представьте Ваше видение процесса реформирования Конституции Армении? На Ваш взгляд, почему власти страны именно в данный период решили взяться за этот процесс, и какова позиция по этому вопросу возглавляемой Вами политической силы?

В первую очередь, приходится с болью констатировать тот несерьезный подход, который присутствует в нашей стране в отношении процесса реформирования Конституции. В любой демократической, или хотя бы считающей себя таковой стране, вы этого не увидите. Еще свежи впечатления, которые мы получили, наблюдая за процессом широкого обсуждения и голосования по Конституции Европейского Союза. Слова, как говорится, излишни - невозможно найти даже малейшего нюанса для сравнения. О том, что поправки в Конституцию Армении будут вынесены на референдум, было заявлено в 2003 году, между тем, ничего, кроме рекламирования подготовленного варианта поправок посредством СМИ, сделано не было. И даже видоизмененный вариант пакета поправок не был представлен общественности, чтобы наши сограждане смогли понять, о чем там, собственно, ведется речь и за что им, в конце концов, придется голосовать. Такая несерьезность властей, естественно, порождает противодействие народа. Люди начали не доверять - как инициаторам реформ, так и самому процессу. То есть, общественность не принимает в этом участия, что недопустимо. Я, и руководимая мною политическая сила - часть нашего общества и мы испытываем по этому поводу такую же озабоченность. В реформированном варианте, несомненно, по части отдельных положений есть прогресс, и это, считаю, является все больше результатом давления Венецианской комиссии СЕ. Ведь было же время, когда руководство страны было неуступчивым в вопросе обеспечения реального баланса ветвей власти, независимости судебной системы, а также прямых выборов мэра города Еревана, что являлось требованием армянской общественности и международного сообщества. В итоге, будучи вынуждены частично удовлетворить эти требования, власти, просто-напросто, сегодня превратили их в предмет политической пропаганды. В реальности же, отсутствует предметное обсуждение вопроса, есть сугубо пропаганда, одной из целей которой является представление оппозиционного сектора политического поля в качестве антидемократических элементов, а себя - носителями европейских ценностей. Как-то я уже говорил об этом - в любом вопросе, будь-то карабахский конфликт, реформирование конституции и пр. - миссия лидера заключается не в том, чтобы прятаться за справедливым или рожденным в результате манипуляции противостоянием собственного народа, не в том, чтобы казаться "прогрессивнee и конструктивнee" собственного общества, а наоборот - быть первым "пробным камнем", идти во главе этого общества. Но как поступают наши власти? Постоянно поднимая на "международный жертвенник" мнение собственной оппозиции и народа, они решают вопрос сугубо сохранения власти, а в худшем случае, ее передачи соответствующему лицу.

ИА REGNUM: Известные события в Грузии и на Украине, хотя и привели к смене власти, однако породили множество крайне острых для этих стран вопросов. Сегодня политические процессы на Украине могут вылиться в серьезный кризис, а Грузия стоит на пороге практически непрогнозируемых событий. В данном контексте, как Вы думаете, почему революционный сценарий не удалось реализовать в Армении и каковы шансы оппозиции добиться досрочной смены власти в стране?

У меня уже был повод дать оценку этим событиям. Получившие название революции, но в классическом смысле таковыми не являющиеся, эти процессы были и остаются шансом выправления ситуации в стране. Другое дело, как пришедшая к власти элита использует эти изменения и для чего применяет. То, что произошло после "цветной" революции в Грузии или нa Украине - не столько последствия самой революции, сколько последствия накопившегося внутри страны до революции. Сегодня некоторые удивляются, как могут противостоять президент и премьер-министр Украины, являющиеся детьми одного движения. Между тем, удивительным и абсурдным является то, что в полуавторитарных странах СНГ на протяжении многих лет не происходит смены руководящих лиц. Необходимо удивляться тому, что в Армении не бывает каких-либо изменений в результате каких-либо выборов. Это что - так хорошо правят, или правящий режим не имеет альтернативы? Конечно, ни первое и ни второе! А причина - это предмет отдельного разговора, к тому же, она всем известна. В реальности, в указанных странах политическая элита вступила в период конкуренции и развития, в то время как у нас продолжается процесс взаимного уничтожения, обезглавливания институтов лидерства, распыления политического поля. Другой положительный момент, который очевиден в долгосрочной перспективе состоит в том, что на Украине сформировались два основных и крупных течения - обa направлены к демократии и европейским ценностям. В предстоящих политических процессах в этой стране ценностный и идеологический разрыв с этих пор не будет столь велик. Так что, в отставке премьера или в конкуренции между бывшим премьером и президентом нет ничего осудительного. Реальная опасность там, где стороны борются за результаты политического процесса не теми правилами игры, которые зафиксированы законом. "Возвращаясь" в Армению, скажу, что оппозиция сделала то, что смогла. Конечно, были и пробелы. В основном, отмечу то, что оппозиция иногда играет по навязанным властями правилам игры, итог которой предопределен в пользу власти. Самая главная задача - представить общественности четкие ценностные ориентиры, и в этом вопросе оппозиция не имеет права мешкать. Пока в Армении сохраняется риск политического кризиса, предпосылки общественного восстания, "дамоклов меч" смены власти будет постоянно висеть над головами сегодняшних правителей.

ИА REGNUM:Судя по всему, Вы ведете борьбу за высший государственный пост Армении. Намерены ли Вы баллотироваться в ходе ближайших президентских выборов?

Во время любых выборов я проявлял и гражданскую, и политическую позицию. То же самое буду делать и впредь. Факт незаконного отклонения моей заявки на президентских выборах 2003 года, осуществленный по итогам "телефонного правосудия", говорит сам за себя. В будущем я представлю заявку иного типа - отвечающую моим возможностям. Говоря более конкретно - вместе с партией "Наследие" буду участвовать в формировании кандидатуры, нацеленной на вывод страны из сложившейся ситуации. Не люблю опережать события и демонстрировать амбициозные притязания. Все диктует народ, и я считаю своим долгом считаться с мнением общественности.

ИА REGNUM: Вы были первым министром иностранных дел Армении, а затем долгое время наблюдали за внешнеполитической деятельностью властей как сторонний наблюдатель. Как Вы в целом оцениваете политику кабинета Кочаряна на международной арене, а также результаты этой политики?

Успех внешней политики в очень большой степени зависит от результативности политики внутренней. Если внутри страны сохраняется глубокое недоверие, риск кризиса, поляризация, прогрессирующая коррупция, нищета, то даже блестящая внешнеполитическая концепция не в состоянии привести к желаемым результатам. В этом смысле также жизненно необходимы справедливые и прозрачные выборы, состоявшийся институт лидерства, механизмы решительной борьбы против несправедливости и других негативных явлений. Одним словом, все детали государственно-общественной машины должны работать бесперебойно, все должны быть ориентированы на одну цель. Неприемлемо, но факт в том, что сегодня подавляющая часть общества находится "вне игры". А последствия внешней политики очевидны: изолированность Армении от региональных процессов, статус придатка и форпоста, уязвимость в сфере безопасности, оборонительная позиция в вопросе нагорно-карабахского конфликта или в других вопросах, непонятная боязнь. Добавлю также, что после ухода с должности министра иностранных дел, я не сидел сложа руки. Всегда пытался основанными мною структурами представить общественную жизнь Армении в самых различных инициативах и встречах, делать все возможное посредством народной дипломатии.

ИА REGNUM: Как на Ваш взгляд, стоит ли Армении и далее наращивать сотрудничество с НАТО, будучи полноправным членом другой системы безопасности - ОДКБ? Возможно ли совмещение этих двух направлений, или, все-таки, от одного из них придется отказаться? Если да, то, от какого именно?

Кавказский регион сегодня - пояс стратегических интересов как России, так и Евросоюза и НАТО. Некоторые из них "здесь" уже давно, и не считаться с интересами каждого в отдельности и не пытаться усовершенствовать собственную безопасность именно с их участием, означает не быть способным нащупать пульс дня. Я никогда не слышал, чтобы ОДКБ мешало НАТО и наоборот. Более того, в процессе создания или придания целостности евразийской, в частности, общеевропейской (где находится существенная часть территории России, а российская общественность - носитель ценностей, близких к европейским) системы безопасности не заметить фактор России нельзя. Посему, не думаю, что Армения встанет перед подобным жестким выбором. Во многих вопросах, как для Запада, так и для Армении, Россия лучший союзник. Следовательно, противопоставлять эти две структуры на нынешнем этапе глобальных трансформаций, бесперспективно. Проблемы могут быть в отношениях НАТО-ОДКБ, Евросоюз-Россия, США-Россия, однако если быть внимательными, то немалые противоречия можно выявить также в отношениях НАТО-США, США-ЕС. Противоречия есть даже между странами-членами НАТО. Политика в том и заключается, чтобы были достигнуты действенные компромиссы и найдены решения. В любом случае, в основе сотрудничества с той или иной международной организацией должны быть четко обозначены приоритетные ориентиры Армении - национальный интерес и государственный суверенитет.

ИА REGNUM: Считаете ли Вы, что Запад в лице США и ЕС с одной стороны и Россия с другой занимаются переделом сфер влияния на Южном Кавказе? Если да, то какова роль и ориентиры Армении в этом процессе?

Я не согласен с определением - "перераспределение сфер влияния". На Кавказе, как и в других регионах, идет конкуренция. Причем, к счастью, все стороны рассматривают регион единым целым. Россия не захочет потерять ни Азербайджан, ни Армению, ни Грузию. Позитив заключается в том, что никто не способствует установлению жестких разделительных линий. Другое дело, что каждая из сторон видит участие другой в ином виде, в иной плоскости, с другой точки зрения. Это решаемые задачи, и они будут решены. В прошлом, многие кажущиеся нерешаемыми или тупиковыми вопросы были решены посредством переговоров. Стоит также отметить, что никаких преград для осуществления и сохранения в регионе системы многосторонних отношений не существует, и никто не относится к этому болезненно. Даже в условиях напряженности ирано-американских отношений армяно-иранские отношения разивиаются и это не вызывает нареканий. Самое важное состоит в том, что и Россия, и США, и Евросоюз в действительности ориентированы на демократические ценности.

ИА REGNUM:В настоящее время стороны переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахского конфликта говорят о новом - Пражском процессе... Знакомы ли Вы с сутью обсуждаемых вопросов, и как Вы в целом оцениваете позиции Армении в данном жизненно важном процессе?

Вне зависимости от того, как называется процесс - "минский", "парижский", "ки-уестский" или "пражский" - сама суть вопроса от этого не изменится. Не изменится также и ситуация, а заключается она в том, что непосредственная сторона конфликта - НКР не вовлечена в переговорный процесс, и это, мягко говоря, нелогично. Армянские официальные круги в этой связи делают противоречивые заявления. А Азербайджан то садится за стол переговоров с Арцахом (историческое название Нагорного Карабаха - ред.), то заявляет, что не признает его существования, или наоборот - имитирует готовность к переговорам. Отсюда можно сделать следующий вывод об отсутствии политической воли у властей двух стран. Вследствие серьезной нехватки легитимности они никогда не смогут дать решение данной проблеме. Несмотря на то, что общественность двух стран явно заинтересована в укреплении мира, они не делают ни единого шага в направлении придания предметности этому интересу. Напротив, их усилиями углубляется взаимная вражда и делаются милитаристские заявления. Население Арцаха хорошо знает, чего хочет, для чего борется, и чем обеспокоено. Непосредственное участие Нагорного Карабаха в переговорах не имеет альтернативы.

ИА REGNUM: Может ли стремление Турции в Европейский Союз помочь армянскому народу добиться справедливого рассмотрения и решения проблемы международного признания Геноцида армян? Как Вы относитесь к идее разблокирования армяно-турецкой границы? Следует ли Армении быть более активной в этом направлении или данный вопрос следует оставить на участи турецких политиков?

От реального движения Турции по пути в Евросоюз очень многое изменится. Турция будет вынуждена отказаться от деструктивной позиции, станет объектом серьезных и необратимых реформ. Изменится также подход турецкой общественности к истории, и эта страна откажется и будет дистанцироваться от своего имперского прошлого и продолжающихся по инерции притязаний. Армения будет иметь в лице Европы безопасного соседа, придающего большую важность региональной безопасности. Отношения Армении с Турцией не могут быть построены на основе отрицания истории и "виртуальной забывчивости". Время показало, что Турция со своим прошлым и настоящим пока что является вызовом для самой Европы. Признание прошлого - это больше задача безопасности будущего, таким образом это неибежно. Вопреки турецкой официальной и бескомпромиссной позиции отречения от истории, в общественных кругах этой страны лед, кажется, тронулся - единовластие государственного окаменелого подхода разрушается. Сегодня уже слышен турецкий голос, хотя и боязливый и чрезвычайно малочисленный, который стремится к достижению смелого пересмотра истории этой страны, основ современного турецкого государства и, в особенности, армяно-турецких отношений. Начало рассечения стены официального молчания постепенно приближается к решающему перекрестку признания Геноцида армян. Это невольное продолжение той исключительной традиции, согласно которой тысячи турецких семей в 1915 году ценою собственной жизни пытались и спасали армян от неизбежной смерти. Моя бабушка своей жизнью обязана подобной честной семье турецких героев, которые остаются в тени из-за официальной идеологии занавеси. Возможное членство Турции и Армении в ЕС должно стать основой причинно-следственного рассмотрения всех проблем, главным маршуртом и ориентиром действительно европейского взгляда на собственную историю, действительно справделивого сведения счетов, неизбежного и естественного объединения усилий - как соседей и полноправных членов ЕС. Никто не должен остаться вне игры. Армения сама должна трансформироваться, переосмыслить свою внешнеполитическую линию, и, исходя из собственных национальных интересов, стать членом ЕС раньше Турции.

ИА REGNUM: Допускаете ли Вы военную акцию США против Ирана? Если да, то чем это обернется для Армении?

Не думаю, что возможность решения всех проблем с Ираном путем переговоров исчерпана. Несомненно, взаимные угрозы дают повод аналитикам не исключать также и указанную вами перспективу. При таком сценарии не исключены непрогнозируемые процессы вокруг Армении.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.