Камчатка - не Аляска и даже не Пермь: обзор камчатской прессы 27 августа - 2 сентября

Петропавловск-Камчатский, 2 сентября 2005, 11:30 — REGNUM  

"Пермь и Камчатка - две очень большие разницы", - под таким заголовком в газете "Рыбак Камчатки" 31 августа вышла статья, посвященная визиту на полуостров делегации Законодательного собрания Пермской области. Гости встретились с депутатами областного Совета Камчатской области. В работе этого совещания также приняли участие вице-губернаторы области Наталья Ермоленко, Александр Михайлов, заместитель председателя Думы Корякского округа Борис Чуев, представители политических организаций и инициативной группы по объединению Корякского автономного округа и Камчатской области. Председатель Законодательного собрания Пермской области Николай Девяткин рассказал о сложностях, которые возникли после референдума по объединению Пермской области и Коми-Пермяцкого округа. Коллеги-законодатели посоветовали камчатским депутатам в процессе объединения учесть все требования нового федерального закона "О местном самоуправлении". Что касается подготовки к референдуму, то пермские народные избранники полагают, что основной должна быть работа по разъяснению жителям обоих субъектов позитивных перспектив слияния регионов. Главные аргументы - более продуктивное использование ресурсного потенциала и развитие экономических отношений. В заключение встречи оба спикера - Николай Токманцев и Николай Девяткин - подписали соглашение о сотрудничестве законодательных органов Камчатской и Пермской областей. Сотрудничество будет заключаться во взаимной помощи при формировании нормативно-правовой базы объединенных регионов. Пермская делегация посетила и Палану. Между Думой Корякского автономного округа и Законодательным собранием Пермской области также подписано соглашение о сотрудничестве и законотворческой деятельности. Как пишет автор материала, "радует, конечно, что к проблеме дальневосточной территории уральцы отнеслись с таким вниманием и готовностью помочь хотя бы советом. Однако вряд ли их опыт можно использовать. В организационных вопросах Камчатка время упустила безвозвратно - в оставшиеся до референдума недели настоящую разъяснительную работу уже не провести. Однако даже это не главное. Просто не "по плечу" Камчатке мерки пермяков. Регион-донор приютила дотационного соседа - тут все понятно. Но что нам их опыт? Абстракция. Потому что мы, округ и область - двое нищих. Разные условия, и разные модели объединения. Так что Пермь Камчатке, конечно, не поможет. Но почему же просто не дружить?".

"Кто в теремочке живет?" - спрашивает в номере за 2 сентября он-лайн газета "Новая Камчатская правда". "Где же живет камчатская элита, местные "сливки общества", те, кого мы привыкли видеть на экране телевизора? Об этом они почему-то рассказывают весьма неохотно. Что, согласитесь, странно. Ведь, дом, в котором живешь, должен быть гордостью - это твоя собственность, итог жизни, если хотите. Многие из тех знаменитых камчатцев, которым мы звонили с просьбой рассказать об имеющемся у них метраже и некоторых особенностях жилища, либо открыто хамили, либо вежливо отказывали в продолжении беседы. Даже те, кто прежде хоть раз, пусть случайно, но обмолвился о своей частной собственности, теперь вдруг забывали об откровениях и все начисто отрицали. Поэтому в расследовании нам пришлось пользоваться, в основном, собственными источниками и свидетельствами очевидцев. Возможно, некоторые данные могут оказаться не совсем точными, другие - устаревшими, ведь квартиры некоторые наши герои позволяют себе менять довольно часто. Самым постоянным из лиц правящего класса можно назвать истинного пролетария Михаила Машковцева. В нынешнюю квартиру на Горизонте по адресу: Королева, 21, он въехал что-то около 20 лет назад. Тогда еще непримиримый борец с капитализмом писал стихи и ходил в походы, где вместе со всеми пел песни у костра. Зато сегодня, как это и положено, в квартире первого лица области стоят пластиковые окна и балкон. Да еще прикуплена квартирка по соседству. Для комфортности. Еще одно уютное гнездышко, куда, по слухам, Михаил Борисович уже собирается, есть в Санкт-Петербурге. У его первого зама Александра Чистякова квартирка помасштабнее да и попрестижнее. Район новостроек - Северо-Восток. Не коттедж, но метраж серьезный. Точно не мерили, но комнат 6, вроде, наберется. При этом, ремонт, по рассказам очевидцев, ну просто загляденье. Стоил, говорят, почти как сама квартира. Нынешний градоначальник Владислав Скворцов живет скромнее, - у него квартира на Бульваре рыбацкой Славы, которую Вячеслав Васильевич получил года два назад. В одну большую объединены две маленьких, но все равно ничего особенного в ней нет. Зато ходят слухи о квартирке с особенностями на Кутузовском проспекте в столице нашей родины. Но тут ничего из ряда вон выходящего: у многих камчатских чиновников имеются квартиры не на нашем полуострове. Столица, Санкт-Петербург, да места, где родились - вот привычный ареал обитания чиновников после выхода на пенсию. Камчатская область в будущем большинство из них не сильно привлекает. Поэтому многие даже не утруждают себя приобретением на полуострове квартиры в собственность - живут в ведомственных, положенных им по закону. В среднем, в трехкомнатных. Обычно это Северо-Восток (в одной из них жил бывший первый замгубернатора В. Грибков, теперь она отдана другому нынешнему заму - Алексею Кузьмицкому) или два дома выше Дома Флота. А вот у многих депутатов квартирный разброс, как по масштабам, так и по месту обитания разнообразнее. Например, депутат Анатолий Галдус строит себе трехэтажный коттедж в районе поселка Авача. Правда некоторые, даже при наличии возможности не стремятся к уединению. Так поступает депутат и предприниматель Рашид Шамоян, - как и прежде, он живет в поселке Моховая, в многоквартирном доме. А вот пролетарий Вячеслав Асмаев за время депутатства не нажил себе даже самой маленькой квартирки. Наверное, всю зарплату тратит на борьбу с богатыми. Ирина Яровая своего метража и не скрывает - обычная большая квартира площадью 87 кв. метров. Ровно на 17 квадратов меньше у ее коллеги Святослава Чайки, знаменитого тем, что с риском для жизни собственноручно обезвредил Екимовых, чуть ли не стремящихся к мировому господству. В то же время жертвы Святослава Леонтьевича, супруги Екимовы, живут в совсем уж непрестижном районе и даже в неприватизированной квартире. Чуть богаче областных выглядит наш депутат Государственной думы Виктор Заварзин, - его московская квартира, по рыночным меркам, тянет на несколько сот тысяч долларов - 105 квадратов как-никак. Плюс служебное жилье. Еще одной московской квартирой, не имея официального жилья здесь, обладает глава "Камчатсккомагропромбанка" Дмитрий Повзнер: его московский "флэт" - почти 160 квадратов. Кстати, столь известный политик не имеет даже собственного автомобиля - ездит на служебном, правда, одном из самых дорогих на Камчатке".

"Почему Камчатка не Аляска" называется статья, вышедшая в газете "Вести" 1 сентября. В августе на Камчатке гостила большая делегация горняков Аляски. Наслышанные про ее богатый природно-ресурсный потенциал, они хотели узнать его более точно и ориентироваться в многочисленных, не очень понятных им предпринимательских рисках. "Несмотря на всю схожесть ландшафтов и менталитета людей, все-таки Камчатка - не Аляска", - сделал неутешительный вывод перед отлетом президент Ассоциации горняков Аляски Томас Бандзен. Но при этом признался, что зарождающаяся горная промышленность российского полуострова произвела на него хорошее впечатление. "Я порадовался, какими темпами жители Камчатки развивают горное дело. Еще недавно ничего здесь не было", - добавил он. Гости улетели, заставив хозяев всерьез задуматься: почему, действительно, Камчатка - не Аляска? Чего не хватает? Что надо сделать такого, чтобы богатые природные ресурсы полуострова стали работать на население, принося и ему достаток, как у соседей? По мнению некоторых региональных экономистов, и с ними, в принципе, согласился Томас Бандзен, инвестиционная привлекательность ресурсной базы и отраслей экономики Камчатки разнообразна. Главным образом интересен нефтяной и газовый потенциал шельфа прикамчатских морей и береговых зон, эксклюзивными являются охота и рыболовство, главным образом - на бурого медведя, горного барана, кунжу. А значит, весьма привлекателен экстремальный туризм. На Камчатке имеют инвестиционную привлекательность научные исследования, связанные с вулканизмом и морскими животными, добыча и разлив питьевой воды, круизный и рекреационный туризм, научные исследования, связанные с этнографией, разведка и добыча твердых полезных ископаемых, главным образом никеля, золота, платины, некоторых строительных материалов, развитие малой авиации, а также промышленное морское и прибрежное рыболовство. Как видим, список довольно обширный, и если вчитаться в него внимательнее, то можно заметить, что он ломает традиционное восприятие Камчатки, как специфически рыбного региона, потому что промышленное морское и прибрежное рыболовство занимает в нем последнее место. И действительно, криминализированное рыболовство с неустойчивой и вообще плохо разработанной правовой базой, с процветающим браконьерством, подрывающим собственную сырьевую базу, сейчас может привлечь разве что авантюристов и братков. Этой отрасли давно требуется "хирургическое" вмешательство. Но, тем не менее, камчатцы привычно делают ставку именно на рыбаков, считая их работу основным экономическим фактором, приносящим доходы полуострову. При этом не учитывается, что доходы рыбаков превалируют лишь потому, что не развиты другие отрасли. Например, генеральный директор одной из горнодобывающих компаний Валерий Гончаров говорит, что "с 2006 года мы планируем производить продукции на сумму около 60 миллионов долларов в год, а в дальнейшем - до миллиарда долларов год. Это почти в два раза больше, чем получают за выловленные рыбу и краба все камчатские компании вместе взятые". Пока жителей Камчатки готовят к референдуму по шельфу, стращая их "вторым Сахалином", нефтяники, по слухам, решили обосноваться вовсе не на полуострове, а на соседнем острове Парамушир, в маленьком городке Северо-Курильске, входящем именно в состав Сахалинской области. Надо сказать, что это известие очень обрадовало северо-курильчан, которые уже отчаялись привлечь к себе внимание инвесторов. Не было ничего, и сразу - манна небесная! Получается, что Курилам богатые, перспективные инвесторы нужны, а Камчатке - нет. И если бы только кучка граждан противилась работам на шельфе, а то ведь вся эта кампания проходит при молчаливом и, можно сказать, боязливом согласии региональной власти. Политики обличают друг друга в нелояльности к камчатской природе вместо того, чтобы обличать в некомплексном, безграмотном подходе к экономическому развитию полуострова. Многие потенциальные инвесторы боятся Камчатки именно из-за большой площади ее закрытых, особо охраняемых территорий и растущего числа депутатов, откровенно лоббирующих любые усилия по созданию новых заказников и природных парков. Дикая Камчатка - может быть и здорово, но только не для ее беднеющего населения. Между тем, без инвестиций на полуострове нет должного розлива прекрасной питьевой воды, которую можно было бы предложить жаждущему миру. Медленно идет процесс строительства горнодобывающих предприятий. Не развивается наука, наблюдающая за процессами вулканизма, не нуждающимися в искусственном воспроизведении. Это и дает повод нашим гостям бросать горькие фразы типа: "Конечно, Камчатка - не Аляска".

Газета "Аргументы и Факты на Камчатке" возвращается к наболевшей за последнее время теме возможного землетрясения, и публикует интервью с директором учебно-методический центр областного управления МЧС Валерием Шаровым. На вопрос журналистов, как сам Шаров относится к сейсмопрогнозам, директор ответил, что "как и все, без восторга. Хотелось бы, чтоб они не сбывались. Но угроза землетрясения на Камчатке очевидна и реальна, потому что здесь зона сейсмической опасности. Хотим мы или не хотим, но землетрясение в любой момент может произойти. И чаще всего оно происходит тогда, когда его никто не ждет. Что касается прогнозов, то и у нас, и за рубежом используются разные методики. Случаи подтверждения прогнозов были. Землетрясение в феврале 1973 г. в Китае, например, было предсказано благодаря биологическим предвестникам: проснулись и выползли из нор змеи, забеспокоились рыбки в аквариумах. Люди успели покинуть помещения и благодаря этому в большинстве своем не пострадали. Кстати, и медведи в берлогах чувствуют близкое извержение вулкана или землетрясение по теплу, звуковым колебаниям, электромагнитному воздействию. Нынешний прогноз, автор которого Петр Шебалин, в моей практике не первый. Лет 15 назад мы получили прогноз ученого из Одессы Бориса Капочкина. Было предсказание Э. Несмеянович. Для работы по нему она запросила много денег, которых не нашлось. Примерно в те же годы были прогнозы камчатца Дмитрия Кузнецова". Как отметил Шаров, сбылся прогноз Капочкина в 1993 году - "он использовал метод гидрохимического анализа. С борта судна в Авачинской губе брали на анализ воду. И где-то за неделю до 13 ноября, когда произошло событие, был зафиксирован активный выход сероводорода, радона, повышение кислотности, изменение температуры воды. Выявились изменения почти по 20 параметрам". На вопрос журналиста, почему эта методика не используется сегодня, Валерий Шаров отметил, что "в 1994 г. было закуплено очень дорогое оборудование для таких исследований в автоматическом режиме, но оно часто давало сбои, требовало постоянного обслуживания. От идеи пришлось отказаться. Но это не значит, что ученые прекратили сейсмомониторинг. Он ведется, но по другим методикам". Кроме того директор учебно-методического центра рассказал о сейсмоукрепленности Петропавловска. По его словам, "у нас действует Федеральная программа сейсмозащиты. В первом варианте часть ее должны были выполнить к 2000 г. Потом срок продлили до 2005. Сейчас - до 2010 г. Причина - недостаточное финансирование. Вообще-то последние 25-30 лет на Камчатке строятся дома уже с учетом повышенной сейсмичности. Необходимо укреплять старые здания - те, что были рассчитаны на 7 баллов. Хотя, должен сказать, все они землетрясение 1971 г. выдержали. На работу строителей по части отделки часто жалуются, но то, что дома они делали прочные, - это точно". "Но ведь не только от крепости здания зависит безопасность человека?" - задал вопрос корреспондент издания. "Конечно. Люди чаще калечатся, потому что шкаф упал, чем-то тяжелым завалило, стеклом порезало. Поэтому каждый должен знать, как вести себя дома, на работе, на улице во время землетрясения. Что надо сделать для собственной безопасности и безопасности своей семьи до того, когда что-то случится. Этому мы и учим в нашем центре" - отметил Шаров.

"Свадьба за решеткой" - под таким заголовком вышла 31 августа одна из статей газеты "Вести". Пребывание за решёткой не мешает осуждённым устраивать свою личную жизнь. Сотрудники канцелярии исправительного учреждения ЮФ-326/6 ежедневно отправляют на волю более сотни писем (перед праздниками - до тысячи), и почти столько же белых конвертов летит в ответ на территорию, окружённую колючей проволокой. Внутри конвертов - ответы на многочисленные вопросы, женские фотографии и описание планов на будущее. О том, что это будущее настанет через пять, десять и более лет, хорошо известно и самим осуждённым, и их подругам. Специалисты отдела ЗАГС города Елизово, еженедельно регистрирующие в колонии два-три, а то и четыре брака, очень давно пытаются разгадать феномен столь огромной популярности осуждённых мужчин среди женского населения Камчатской области - десять лет назад такое же количество браков здесь регистрировали за год! Принимая документы от невест обитателей непионерского лагеря, начальник Елизовского загса Людмила Токарева ненавязчиво интересуется у посетительниц, юных и не очень, причиной столь самоотверженного поступка. Знает ли будущая жена, за что её избранник попал в режимное учреждение; если да, то сколько ему осталось сидеть? Готова ли она, будучи молодой и привлекательной, ждать его в течение всего этого времени? Как она представляет себе дальнейшую семейную жизнь с человеком, психика которого за эти годы претерпела существенные изменения? И, наконец, неужели нельзя выбрать себе в мужья "простого смертного", и правда ли то, что всех приличных мужчин пересажали? Чтобы скрепить свой союз штампом в паспорте с новой избранницей, необходимо оформить развод с бывшей супругой. Расторжение брака в режимных учреждениях оформляют так же, как и на воле, по обоюдному желанию или решению суда плюс резолюция начальника колонии. В Елизовском отделе ЗАГС помнят одну женщину, которая бегала по инстанциям, оформляя развод жениха-зека по доверенности. Он, кстати, познакомился со своей бывшей супругой, уже будучи за решёткой. Та его ждать не стала и уступила подруге. Но такой живой и близкий пример не насторожил отважную невесту. Сотрудники исправительного учреждения знают немало примеров, когда осуждённый, соединив свою судьбу с любимой женщиной, твёрдо встаёт на путь исправления, заново переосмысливая свою жизнь, и в конечном итоге выходит на свободу раньше положенного срока. Кроме модных тенденций, в подобных союзах нередко присутствует расчёт. В колонии есть категория осуждённых, не имеющих родственников на воле и желающих получать посылки, бандероли и передачи, как все, не говоря уже о длительных свиданиях. Однако невесты порой заключают с такими товарищами брачные контракты, чтобы впоследствии избежать имущественных претензий с их стороны. Не стоит также исключать расчёт со стороны невест, ведь на воле у осуждённых нередко остаётся недвижимость и немалые деньги. Но об этом специалисты Елизовского отдела ЗАГС могут только догадываться. А вот сотрудники исправительного учреждения знают немало примеров, когда осуждённый, соединив свою судьбу с любимой женщиной, твёрдо встаёт на путь исправления, заново переосмысливая свою жизнь, и в конечном итоге выходит на свободу раньше положенного срока. Беременность супруги, наступившая после первого длительного свидания, является большим стимулом для стремления к досрочному освобождению.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.