На Алтае возбуждено уголовное дело по факту сокрытия птичьего гриппа

Барнаул, 22 августа 2005, 12:00 — REGNUM  Уголовное дело в отношении руководителя Мамонтовской инкубационно-птицеводческой станции по факту сокрытия массового падежа птицы возбуждено прокуратурой в Алтайском крае.

Как сообщает 22 августа Газета.ру, руководитель предприятия Татьяна Щипалкина утверждает, что еще 1 августа, когда заметила гибель 12 индюков, сообщила об этом в ветеринарные учреждения района. Ветеринары появились на станции лишь через два дня и взяли пробы. 9 августа ветлаборатория подтвердила птичий грипп. К этому времени на станции пало уже 667 кур, уток, индюков, гусей. 10 августа на станцию прибыл отряд МЧС. Было утилизировано около 10 000 голов птиц, сожжено все оборудование.

Свое видение ситуации в интервью информационному агентству "Амител" рассказала сама Татьяна Щипалкина:

"Во-первых, хочу сказать, что никакого факта сокрытия не было. 1 августа был незначительный падеж. Со 2 августа я обращаюсь на ветеринарную станцию, где никого нет, все в отпуске. Мне приходиться принимать самой решение, и я приказываю убить бескровным методом и начинать сжигать индюков, бройлеров и перепелок, подозревая, что это птичий грипп, и понимая опасность его распространения. Вечером 2 августа я дозваниваюсь до начальника ветслужбы. Утром 3 августа опять звоню на ветстанцию, и только во второй половине дня они приезжают и берут кровь (и то не у всей птицы), а отправляют ее почему-то только 5 августа.

Далее происходит вообще что-то не понятное, конкретных указаний нет. Я опять сама выбиваю и жгу птицу, все это длится до тех пор, пока не приехал отряд МЧС, а убойщики выбивают всю птицу только 10 и 11 августа. Пало у меня всего птицы за весь период 773 головы, что не составляет и 10% от всего поголовья.

11 августа по всем каналам телевидения объявляют, что на меня возбуждено уголовное дело, но на тот момент его никто не возбуждал, и только 16 августа меня вызывают в прокуратуру, где объявляют, что на меня возбуждают уголовное дело по факту сокрытия птичьего гриппа.

Компенсация, о которой пока только говорят, для меня это неприемлемо, так как у меня сидело маточное поголовье и каждая курица, индюшка, гусь стоит далеко не 100, 200 рублей, а гораздо дороже, птицеводы это все прекрасно понимают. Более того, ту птицу, которую мы выбивали сами, за нее оплачивать никто не хочет. Я понимаю, что сейчас меня ждут тяжкие судебные разбирательства, но я буду бороться за продолжение своего дела. За помощью буду обращаться к президенту России.

Кстати, у меня есть только один документ краевой лаборатории, где сказано, что, возможно, присутствуют антитела двух видов ПГ 5 и ПГ 7, из Новосибирска у меня подтверждения нет, но я его видела, где у курей не подтверждается грипп, а у гусей - минимальная концентрация, точный диагноз может дать только г. Владимир, откуда диагноза до сих пор нет (если туда отправляли анализы). Может и не было никакого гриппа?".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.