У Грузии есть уникальный шанс признать Абхазию: интервью президента Абхазии Сергея Багапш

Гагра, 4 августа 2005, 21:23 — REGNUM  

ИА REGNUM: Г-н президент, Вы довольно часто бываете в столице Российской Федерации. Можно ли уже говорить о каких-то результатах в плане активизации российской инвестиционной политики в Абхазии?

Да, действительно, в Москве я бываю часто. И хочется напомнить, что в период президентских выборов муссировались слухи, что кандидат в президенты Сергей Багапш - человек, который не намерен иметь ничего общего с Россией, что он придерживается прогрузинской ориентации и, придя к власти, поведет абхазский народ в Грузию. Сегодня я шучу по этому поводу - да, довел абхазский народ до Очамчиры, а скоро перейдем и Гал. А если серьезно, то такую логику сложно было понять тогда и невозможно сегодня. Относил и отношу это к предвыборной борьбе - выборы, сами по себе, вещь не всегда чистая. Но, в политике я не новичок и прекрасно понимал всю эту ситуацию - знал, кто стоит за нашими оппонентами. Осознавал и необходимость преодоления - ломки всей этой негативной ауры. Скажу откровенно, думал, что это займет намного больше времени, поскольку негатива было высказано очень много.

Мои поездки в Москву, во-первых, преследовали цель налаживания отношений. Со многими, с кем я встречался, мы были знакомы и раньше, со многими работали. Скажу сразу, что никаких проблем со стороны Российской Федерации я не почувствовал, зато почувствовал поддержку. Мы наладили хорошие отношения с нашими соседями - Сочи и Кубанью. Еще раз хочется отметить - выборы выборами, но после них жизнь продолжается. К счастью, сегодня можно констатировать, что после прихода к власти нам удалось привлечь внимание и, главное, заинтересовать очень много деловых и богатых людей, которые начали инвестировать в нашу экономику. Не секрет, что просто так, без политического понимания, инвестиций не бывает - здесь все взаимосвязано. В России есть понимание, что решение всех проблем начинается с оздоровления экономики. Путь этот сложный. Не упорядочив бюджет, не подняв заработную плату граждан, не улучшив уровень жизни людей - говорить о чем-то серьезном не приходится. Основные инвестиционные направления - это курортный комплекс, энергетика, железнодорожное сообщение - для Абхазии это макроэкономические вопросы, это и строительная индустрия, аграрный сектор, коммуникации, связь. Во все эти сферы уже пошли инвестиции. Конечно, многим хотелось бы, чтобы президент, избранный в феврале, уже в мае превратил страну в рай. Но, чудес на свете не бывает. Есть серьезная программа, есть готовая концепция, по которой будет развиваться республика.

ИА REGNUM: Насколько далеко Абхазия готова пойти в отношениях с Россией? Актуальна ли все еще идея построения ассоциированных отношений с российской стороной?

Этот вопрос поднимался неоднократно, и недавно в Москве я его вновь актуализировал. Однако есть вещи, которые от нас не зависят - они зависят от России. Как далеко может Абхазия пойти в отношениях с Россией - на самые близкие политические и экономические контакты. И, тем не менее, ни один президент не имеет права решать вопрос будущего своей страны. Наш народ уже высказался на референдуме в 1999 году. Мы строим свое независимое государство. Вместе с тем идет активный процесс экономической интеграции Абхазии с Россией - наши страны поддерживают самые тесные политические контакты. Между нами практически нет неразрешимых вопросов и проблем. Абхазия пошла дальше - она синхронизировала свои законы с законами России, поскольку основной поток инвестиций в нашу экономику и бизнес идет с российской стороны. Таким образом, мы упростили всю процедуру движения средств, обеспечили защиту инвестиций, наделили инвесторов соответствующими гарантиями и т.д. Мы также декларировали, что готовы работать с любым государством-инвестором. Все это зиждется на неизменном принципе - построение независимого государства. Вопрос же об ассоциированных отношениях с Россией будет нами ставиться и далее.

ИА REGNUM: В каких вопросах Абхазии не хватает понимания российской стороны?

Какого еще понимания мы можем ожидать от народа, который протянул нам руку помощи в самое тяжелое для нас время и от страны, которая выстроила свои войска на разделительной линии? Ничего, кроме благодарности, выразить не могу. Сегодня наш народ понимает Россию, он принимает российское гражданство. Такие решения принимаются неспроста - это является результатом тех отношений, которые установились между Абхазией и Россией.

ИА REGNUM: Россия сегодня выводит свои войска из Грузии, которая, в свою очередь, собирается вступить в НАТО. Как будет обеспечиваться безопасность Абхазии в новых реалиях?

Мы обеспечиваем и готовы далее укреплять свою безопасность. У Абхазии много друзей, много тех, кто оказывает нам содействие в этом деле. Я уверен в том, что наши друзья на Северном Кавказе, на юге России, в том числе казачество при необходимости окажет нам всестороннюю поддержку. Но я прагматик, и прекрасно понимаю, что мы всегда должны быть готовы дать отпор агрессии со стороны Грузии. На этот счет двух мнений быть не может - только сами и своими силами. Будет помощь - мы поблагодарим, а нет, то мы и сами готовы защитить свою страну.

ИА REGNUM: Как Вы думаете, выгодно ли было бы Абхазии разместить на своей территории российские военные базы, которые выводятся из Грузии?

Не нам это решать. Мы свою позицию по этому поводу неоднократно высказывали. В свое время здесь были военные базы, и они не мешали Абхазии, напротив они являлись гарантом безопасности и создавали определенную экономическую инфраструктуру. Так что проблем с нашей стороны в этом вопросе не было.

ИА REGNUM: А готова ли технически абхазская армия обеспечить выполнение указанной Вами задачи. Насколько абхазские ВС сегодня нуждаются в оснащении и модернизации?

В оснащении нет, а вот модернизация не помешала бы. Мы предпринимаем необходимые шаги в данном направлении, и этот вопрос будет решен в ближайшее время - многие задачи уже решаются. Поэтому, я не думаю, что наша армия не в состоянии противостоять какой-либо внешней агрессии. Армия - это не только те, кто служит. Армия - это те, кто уже воевал, те же резервисты, и самая главная армия - это дух народа и людей. А наш народ не настроен на то, чтобы позволять говорить с ним в нежелательном для него тоне. Поэтому, еще раз повторяю, мы уделяем очень большое внимание нашей армии и нашим Вооруженным силам, и будем делать это до тех пор, пока политические вопросы остаются нерешенными. Решением же может стать мирное соглашение или декларация о мире с соответствующими гарантиями - другого варианта нет, и мы это прекрасно понимаем.

ИА REGNUM: Сегодня определенные круги говорят о возможности создания военного блока с участием Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии. В Абхазии рассматривают такой вариант?

Такой вариант, как создание военного блока, никто не рассматривает. Суть озвученной идеи заключалась в том, что если в отношении одной из указанных вами стран будет предпринята агрессия, то остальные республики окажут жертве агрессии посильную помощь. Мы прекрасно понимаем, что создать такой вооруженный блок или альянс - сложно. Говорить о военном блоке нельзя, а вот взаимодействовать и оказывать друг другу взаимную поддержку мы будем.

ИА REGNUM: Время от времени Вы встречаетесь с президентами непризнанных республик - о чем идет речь на этих встречах, какие вопросы прорабатываются и почему, на Ваш взгляд, карабахская сторона участвует в этих процессах с некоторой долей опаски, а чаще всего под разными предлогами предпочитает воздержаться от этого?

Необходимо учитывать, что все конфликты отличаются друг от друга, как по своей сути, так и по сложившейся ситуации, а также по видению путей выхода из нее. У нас один путь, у Нагорного Карабаха - другой. Я полностью понимаю их проблему - она связана с поставками товаров и грузов для Армении через порты Грузии. Существуют вопросы, которые мы не можем и не должны форсировать. Мы с большим пониманием относимся к позиции Нагорного Карабаха. Я знаю этот народ и этих мужественных людей. Но они выбрали свой путь, мы его уважаем. Мы готовы сотрудничать с карабахской стороной, и наша готовность с воодушевлением воспринимается официальным Степанакертом.

ИА REGNUM: С чем Вы связываете участившиеся вылазки грузинской береговой охраны?

Это один из вариантов сорвать переговорный процесс. Между тем, сорвать его не трудно - одно слово, и все закончится. Как помните, абхазская сторона уже однажды отказалась от встречи в Тбилиси по вопросам безопасности, поскольку грузинская сторона задержала турецкий корабль, следующий в нашу акваторию. Тогда мы заявили, что не намерены продолжать переговоры до тех пор, пока груз с судна не будет возвращен. Так и случилось - груз возвращен и переговоры продолжаются. Ясно лишь одно, кому-то очень хочется держать ситуацию в постоянном напряжении. Мы однозначно заявляем, если подобного рода инциденты будут повторяться, мы будет обстреливать эти корабли с воздуха, или с применением средств нашей береговой охраны. Мы заявляем об укреплении береговой обороны. В конце концов, нельзя с одной стороны вести переговоры, а с другой стороны заниматься провокационной деятельностью. Политический процесс не может строиться таким образом - любой диалог должен быть подчинен элементарным законам логики. Другой подход ведет к срыву диалога.

ИА REGNUM: Но чего ожидает абхазская сторона от этих переговоров, ведь позиция главы Грузии заведомо ясна - он хочет просто-напросто вернуть мятежные территории...

Дело в том, что если бы все зависело только от нас и Грузии, то, возможно, этого процесса и вовсе не было. Однако после в переговорный процесс вовлечены очень серьезные организации и отдельные страны, в том числе ООН, страны Группы друзей Генерального секретаря ООН и Россия - мы не можем не учитывать их мнение. С другой стороны, любые переговоры, какие бы долгие они ни были - лучше, чем война. От переговоров мы ожидаем лишь одного, понимания международного сообщества и Грузии, в том числе, что народ Абхазии выбрал свой путь независимости и не собирается сходить с этого пути. Если нужны формы закрепления де-факто ситуации - можно подумать и о них. Но, почему мы не начали диалог с политических вопросов, поскольку ясно, что он закончится не начавшись. Мы говорим - давайте начнем с обсуждения реальных вопросов, связанных с нашим соседством и неминуемым экономическим сотрудничеством. Ведь работаем же мы сообща в энергетике? Давайте наладим работу и в другой немаловажной области - в сфере железнодорожной коммуникации. В этом направлении уже проведены две встречи, и мы готовы пойти на выработанный в ходе этих встреч вариант без предварительных условий. Мы готовы восстанавливать инфраструктуру, создавать новые рабочие места и утверждать тарифы. При этом, хочется заверить, что это, в первую очередь, выгодно самой Грузии. Между тем, предугадать, что будет завтра - крайне затруднительно. В основном, все зависит от грузинской позиции. Если Тбилиси пожелает, то процесс пойдет, а если зацепится за какую-то букву договора, то он будет провален. Соответственно, тут же начнутся проблемы с переговорами вообще. Если мы не сможем договориться по взаимовыгодным экономическим вопросам, то разговор по политической повестке будет исключен.

В конце концов, не могут два государства прийти к соглашению, когда одному из них все помогают, а на другую - давят со всех сторон, одной помогают развивать экономику, а вторую душат блокадой. Я всегда подчеркиваю - давайте соревноваться в том, кто быстрее построит свою экономику, кто успешнее будет бороться с преступностью - к этому мы готовы.

ИА REGNUM: Может быть, мой вопрос покажется некорректным, но каким Вам видится будущее грузинской государственности с учетом того, что лидер Грузии выбрал стратегическим направлением - возвращение Абхазии и Южной Осетии. И вообще, как Вы оцениваете феномен Саакашвили?

Я бы не хотел давать характеристику президенту соседнего государства, хотя он позволяет себе давать оценки в вопросах, касающихся судьбы суверенных стран - Белоруссии, Украины и т.д. Но, это его личное дело.

Я могу понять стремление любого президента поднять экономику своей страны, жизненный уровень и заработок граждан, но есть вещи, которые не поддаются объяснению. Нам не понятна воинственная риторика в отношении Абхазии, непонятны срывы нормального диалога и риторические пассажи, на которые нам приходится отвечать. Мы будем и далее придерживаться этой логики - адекватно отвечать на милитаристскую риторику и, тем более, действия. Главное заключается в единстве абхазского народа и ее позиции - а она высказана четко - раз и навсегда. Считаю, что человек, который учился демократии в Европе и США, знает, как формируется устой национальных государств, как они вообще создаются. Такой человек должен понимать, что нельзя быть демократом вне своей страны и не быть таковым внутри нее. Такого просто не бывает - это противоречит логике.

Что касается непосредственно персоны Саакашвили, то его избрал грузинский народ, ему и решать - хороший он или плохой. Нас беспокоит другое - стороны, декларирующие мирный диалог вдруг начинают вооружать Грузию. Военный бюджет Грузии составляет $300 млн., и мы спрашиваем западных дипломатов, да и сами себе задаем вопрос - против кого они вооружаются? Против Турции? Нет, наверное - против Армении и России? Тоже маловероятно. В такой ситуации вполне логично наше стремление наращивать свой военный потенциал, и мы будем делать это несмотря на все наши проблемы.

ИА REGNUM: Любые переговоры предусматривают компромисс. В состоянии ли Вы обозначить ту грань, за которую Абхазия не переступит в любом случае?

Самый лучший компромисс - два соседних государства. Грузия и Абхазия. Все. Вот компромисс - самый большой и самый главный. Сегодня у Грузии есть уникальный шанс признать Абхазию. Сделав это, Саакашвили войдет в историю как личность созидательная. О том, что это можно сделать, свидетельствует яркий пример Чехии и Словакии. Люди очень мудро разошлись и нормально живут, интегрируют экономику, и решают остальные вопросы. Мы же в свою очередь возвращаем беженцев в Гальский район и, тем самым, выполняем договоренности. Другого компромисса в этом плане, я думаю, достичь очень трудно.

ИА REGNUM: Гальский район наиболее проблематичный... Планируются ли здесь какие-то перспективные экономические программы или проекты?

В наличии проблем в Гальском районе вижу и долю нашей вины. По прошествии 7-8 лет после войны мы уделяли этому району недостаточно внимания. Сегодня мы акцентируем внимание на борьбе с преступностью, обеспечении прав человека и вопросах занятости жителей района. В связи с этим мы планируем провести некоторые мероприятия по укреплению границы и изоляции некоторых людей, которые стараются дестабилизировать ситуацию. Гальцы должны знать - если они граждане Абхазии, то придется соблюдать законы республики. При этом, мы не видим проблем в том, чтобы кто-то из них выразил желание стать гражданином Грузии. Никаких проблем - поезжайте в Грузию, это недалеко - через речку и там принимайте грузинское гражданство.

ИА REGNUM: Сколько беженцев вернулось в Гальский район и сколько вы готовы принять?

В октябре 2005 года начнется перепись всех тех, кто вернулся. Это, примерно, 50-60 тысяч человек. Некоторые приезжают, некоторые уезжают, а затем возвращаются. До войны их там было 72 тысячи.

ИА REGNUM: Некоторые грузинские круги затрагивают возможность придания Гальскому району статуса национальной автономии... Рассматривают ли в Сухуми этот вариант?

Нет. Мы его не рассматриваем, и рассматривать не собираемся. Это один из районов Абхазии.

ИА REGNUM: Г-н президент, на каком уровне сегодня находятся и каковы перспективы развития абхазо-турецких отношений? В каких сферах наблюдается приток турецкого капитала?

Я бы так разделил - отношения с Турцией и отношения с турецкими бизнес-кругами и коммерческими структурами. Официальных контактов и связей с Турецкой Республикой у Абхазии нет. Государство Турция ничего сюда не инвестирует. Другое дело, когда речь идет о частных коммерческих отношениях. Мы продаем лес, они добывают здесь уголь, покупают у нас металл. Мы импортируем муку и оборудование, некоторые виды стройматериалов, холодильники, товары ширпотреба. Все отношения строятся на уровне бизнес-кругов. Вообще, мы бы желали поддерживать с Турцией хорошие отношения, там живет более 500 тысяч наших соотечественников - махаджиров, мы об этом не забываем. Это наши граждане - граждане Абхазии. И мы задаем вопрос, почему они не могут вернуться в Абхазию, как и другие перемещенные лица, желающие сделать это. Это их историческая родина. Данный вопрос стоит и мы постараемся его решить.

ИА REGNUM: В Турции хорошо развита туристическая индустрия. Не хотят ли турецкие бизнесмены помочь развитию туризма в Абхазии. Или же в туризм вкладывает только Россия?

Сегодня кроме России сюда вообще никто ничего не вкладывает. Что касается Турции, то здесь есть вопросы политического характера. Может быть, она не хочет этого делать, а может быть и не может... Отмечу лишь, что за последнее время интерес Турции к Абхазии возрос. Усилиями наших земляков, проживающих в этой стране, осуществлено строительство гостиницы, открыт бизнес-центр, реализуется множество интересных проектов по курортной сфере. Многое остается на уровне разговоров и желаний. Для полноценной работы необходимо беспрепятственное движение людей. В Абхазию невозможно заехать с турецким паспортом. Вот в чем проблема.

ИА REGNUM: Рассматривается ли возможность упрощения или же полного отказа от различных приграничных процедур с Кубанью? Может, стоит вообще убрать эту границу?

Рассматривается. Но это дело не кубанских властей, а федерального центра - это федеральная граница. Тем не менее, отмечу, что уже сегодня граница стала более прозрачной, доступной, а процесс прохождения грузов и туристов более облегченным. Еще раз хочу подчеркнуть, мы не работаем с государственными структурами России, а делаем это исключительно с коммерческими структурами. Тем самым, мы выполняем решение СНГ по Абхазии о так называемом особом режиме прохождения границы. Вместе с тем, осознаем, что далее так продолжаться не может - 12 послевоенных лет показали, что такая практика результатов не дает.

ИА REGNUM: Г-н президент, наверное, вопрос поспешный, но, тем не менее, намерены ли Вы баллотироваться на второй срок?

Хороший вопрос! Вы знаете, пока нет. Скажу почему... Я поставил перед собой задачу - прийти к власти, создать такие условия, чтобы к следующим президентским выборам не было такого маразма, который присутствовал в ходе прошедших выборов. Наша цель была в том, чтобы успокоить людей, не разделять общество - сегодня она еще не достигнута. Кому-то еще неймется, есть категория людей - вечно недовольных. Им плохо, несмотря на то, что созидательная работа продолжается, ремонтируются дома отдыха и дороги, открываются приемные пункты на цитрусы, увеличивается бюджет. Я прекрасно понимаю, что в любом государстве должна быть оппозиция. А что будет через четыре-пять лет - покажет время. Я из той категории людей, которые считают, что в таком деле решать и определять все-таки должен народ.

ИА REGNUM: Удалось ли Вам сформировать единую команду?

Уже да. Хотя, надо понять одну вещь. Ведь мы шли на выборы большим блоком, в который входили несколько движений и партий, с людьми грамотными и профессиональными. Сегодня нам удалось сформировать единую команду, и никаких проблем, в принципе, нет. Да, есть рабочие моменты, которые отношу к обычной деловой рутине. Наша первоочередная задача - поднять экономику страны, жизненный уровень педагогов, врачей и военнослужащих, обеспечить крепкий бюджет. Мы взяли на себя серьезные обязательства и выполним их.

ИА REGNUM: Что бы Вы хотели пожелать читателям из Абхазии, России и Грузии?

Я бы хотел, чтобы все поняли одну вещь и в Абхазии, и в России, и в Грузии. Мы пришли к власти не править, а управлять и реформировать. Мы приступили к осуществлению серьезного интеграционного движения в сторону России, которое началось до нас, но с нашим приходом активизировалось. Мы наращиваем контакты с российским бизнесом и серьезными деловыми кругами.

Что касается Грузии... Я за то, чтобы в процессе принятия любых решений наличествовал мудрый подход государственного политика и деятеля. Скоропалительные решения привели к той ситуации, в которой сегодня находятся наши страны. В такой же ситуации пребывают Южная Осетия, Азербайджан, Армения и Карабах, Молдавия и Приднестровье. Но любая война заканчивается за столом переговоров. Итак, не лучше ли с переговоров и начинать, понять позицию друг друга, уважать мнения малых и больших народов - во имя мира, спокойствия, стабильности и экономического процветания.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
Порошенко: Россия пытается «рассорить украинцев»
NB!
27.03.17
Страна открытых дверей. Чему США могут научить Таджикистан?
NB!
27.03.17
Угроза минского Майдана ликвидирована. Надолго ли?
NB!
27.03.17
Лавров о реакции Запада на митинг в Москве: «Пресловутые двойные стандарты»
NB!
27.03.17
Поставить диагноз за 10 секунд: врачей готовят к полевым условиям
NB!
27.03.17
Украина воскресила ГУАМ: подписаны договора о ЗСТ и «Шелковом пути»
NB!
27.03.17
Зачем Казахстану переговоры по Сирии?
NB!
27.03.17
В «Нафтогазе» готовятся к банкротству и продаже имущества за долги: обзор
NB!
27.03.17
Путевого обходчика в Латвии обвинили в «шпионаже в пользу России»
NB!
27.03.17
Сильное лидерство и директора-агитаторы: предвыборная Армения в выходные
NB!
27.03.17
В Балаклее на военном складе продолжаются взрывы
NB!
27.03.17
Волгоградцы требуют не выселять детскую библиотеку на Спартановке
NB!
27.03.17
«Латвийская система образования — в катастрофическом состоянии»
NB!
27.03.17
«Главное — рыжий Николай в тюрьме. Здорово хорошо!»
NB!
27.03.17
Der Kurrier: Как долго уже идет третья мировая война?
NB!
27.03.17
«Ангарскому маньяку» предъявлено обвинение в совершении еще 60 преступлений
NB!
27.03.17
МИД Литвы угрожает властям Белоруссии от имени всего ЕС
NB!
27.03.17
63 нарушения режима тишины в ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
27.03.17
Выбранный Трампом курс «осложняет борьбу США терроризмом»
NB!
27.03.17
Из кризиса к опережению: В Прикамье появилась первая ТОР
NB!
27.03.17
Суровые дальнобойщики Приамурья: «Мы против этой гадости — системы «Платон»
NB!
27.03.17
Суд в Казани отказал «дробильщикам» «Татфондбанка» в выплате страховых