Виктор Ольжич. "Брюссельский синдром" Литвы и ответ России

Вильнюс, 29 Июля 2005, 15:28 — REGNUM  Новый дипломатический конфликт Литвы с Россией по поводу празднования юбилея Калининграда, на которое были приглашены руководители Германии и Франции, но не руководители Литвы, а особенно реакция литовских политиков на эту ситуацию, - лишний раз подтверждают мысли о месте Литвы в структуре Евросоюза и о ее геополитической роли в целом. Не секрет, что, вступая в ЕС, Литва надеялась на защиту Брюсселем ее интересов и амбиций в ее отношениях с Россией. Похожие надежды мы наблюдаем и в связи с вступлением Литвы в НАТО.

Время от времени наблюдаются знаки "солидарности" с Литвой со стороны евроатлантических структур, когда речь идет о тех или иных недоразумениях с Россией. Однако эти знаки отнюдь не напоминают ситуации, когда эти структуры, полноправным членом которых является сегодня Литва, становятся "горой" за интересы и амбиции своего члена (речь идет чаще всего о каком-то отдельном высказывании отдельного еврочиновника или о какой-то строчке в декларации ПАСЕ). Такого и не может быть, поскольку Россия - слишком большое и значительное государство, чтобы практичные трезво мыслящие европейцы и американцы стали с ней портить отношения из-за Литвы. Поэтому Герхард Шредер и Жак Ширак едут на встречу с Владимиром Путиным в Калининград, игнорируя тот факт, что туда не приглашен лидер соседней страны, особенно связанной с Калининградом, через территорию которой проходит российский транзит в эту область. Это симптоматично. Такое поведение западных лидеров вызвало "законный" приступ раздражения и даже возмущения у ряда литовских руководителей. Глава МИД Литвы Антанас Валёнис, еще не зная о приезде президента Франции, говорил о "нечувствительности" немецких властей к амбициям Литвы: "в некоторых своих действиях политические власти Германии не совсем принимают во внимание историческую и политическую чувствительность нашего региона". А некоторые приближенные к президентуре литовские обозреватели, как, например, Раймондас Лопата, заговорили даже о "новой Ялте" и новом "российско-германском" пакте, отсылая к пресловутому пакту Молотова-Риббентропа: "Анализируя действия Кремля последнего периода, стремящегося разыграть карту Калининграда и использовать для политических целей юбилей Калининграда, становится ясно, что Владимир Путин решил до конца согнуть Берлин. На мой взгляд, уже фактически идут переговоры о "передаче" российского администрирования области немцам, и, может быть, мы являемся свидетелями того, как заново формируется исторически печально прославившая геополитическая ось Москва-Берлин". Обращаясь к Германии, раздраженный политолог задает вопрос: "Мы спрашиваем Германию: вы до сих пор все еще не понимаете, что недавно продемонстрированная в Литве решимость дать отпор манипуляциям России на темы истории региона не была проявлением комплекса неполноценности, а наоборот - была сделана попытка открыто говорить об уроках истории - тегеранах, ялтах и потсдамах?". Тем не менее, на это раздражение Литвы руководители Франции и Германии не реагировали.

Но, быть может, по-другому себя ведет руководитель США? В вопросе об "оккупации" Прибалтики он занимает вроде бы сторону прибалтийских государств, о чем можно судить по его речи в Риге, куда он заехал по дороге в Москву. Однако в Москве, на праздновании Дня Победы, он ни словом не обмолвился, вопреки якобы данным прибалтам "обещаниям", о существующей проблеме. Что, опять же, было воспринято в Литве как "предательство" интересов Прибалтики.

Масштабы геополитических игр России и Литвы

Можем ли мы, однако, говорить, о каких-то особых "предательских" качествах лидеров мировых держав в отношении прибалтийских стран? Или же речь идет о совсем другой геополитической картине, которую прибалтийские правые в упор не видят. Представим себе на минуту угодные прибалтам поведение и позицию лидеров мировых держав по "прибалтийскому" вопросу в отношении России. Очевидно, что она должна была бы по тону и по существу совпадать с позицией самых прибалтийских лидеров. В этом случае Россия на самом деле была бы "загнана в угол" (именно этого, "загнать Путина в угол", ждали от Джорджа Буша во время его визита в Москву литовские правые). Однако результатом были бы те испорченные, скандальные отношения, которые имеет сегодня Россия с Прибалтикой. Можем мы себе представить отношения Брюсселя и Вашингтона с Россией на таком уровне? Чтобы явная враждебность, определяющая отношения Прибалтики к России, переметнулась на отношения более важного геополитического уровня? Это представить практически невозможно. И вот почему.

Если значительные политические силы в Прибалтике заинтересованы во враждебных отношениях с Россией, поскольку на этом держится их политический капитал и патриотический апломб, позволяющие добывать голоса избирателей, то политики Запада, наоборот, никак не могут быть заинтересованы иметь в лице России врага. И не только потому, что для западных избирателей враждебная позиция по отношению к России - отнюдь не является аргументом в пользу избрания того или иного политика (скорее наоборот). Брюссель уже хотя бы потому не заинтересован иметь врага на своих восточных границах, что оттуда идут и будут идти источники энергии, а практичные западные лидеры, в отличие от некоторых прибалтийских, давно придерживаются правила, что лучше не плевать в колодец, из которого пьешь. Особенно вопрос об источниках энергии становится острым в последнее время, в связи с рекордными повышениями цен на нефть в мире. Заодно неуклонно растет и цена газа.

Конечно, ситуация далека от того, что Россия может закрыть краны, но сам факт наличия кранов в ее руках не может не отрезвлять западных политиков.

Однако это лишь одна из причин "верности" лидеров крупных государств ЕС, особенно основателей ЕС, дружбе с Россией. Другой такой причиной являются традиции отношения этих стран к СССР, юридической и фактической наследницей которого является Россия. Особенно Франция всегда была дружественно настроена к России, а в последнее время то же можно говорить и о Германии, особенно после ее объединения. В то же время у лидеров прибалтийских государств по понятным причинам не было и не могло быть таких традиций. Образ России в той же Франции и образ Литвы в ней - несравнимы. Если французы имеют понятие о таких небольших странах, как Армения или Румыния благодаря большому количеству эмигрантов из этих стран (и соответствующие сантименты к этим народам), то этого нельзя сказать о почти неизвестных им странах Прибалтики. Несколько больший интерес немцев к этому прибалтийскому региону тоже не идет в сравнение с важностью исторических связей между Германией и Россией. Все это проявляется на уровне личных связей между лидерами. Если мы можем говорить о личных связях между Владимиром Путиным и Жаком Шираком, Владимиром Путиным и Герхардом Шредером, то это вряд ли можно сказать, имея в виду лидеров больших западных государств и руководителей прибалтийских стран.

Все эти объективные факторы - не на руку враждующим с Россией прибалтийским странам и являются как бы значительной "картой" в игре России на региональном геополитическом поле. Если же мы возьмем США, то и здесь мы увидим ту же не заинтересованность заокеанской державы иметь в лице России врага. В условиях, когда США ведут войну с терроризмом, когда исламский фундаментализм угрожает самим основам американского государства, возникает невольная необходимость в России как в точке опоры в этой борьбе.

Наконец, не будем сбрасывать со счетов и экономическую угрозу, которую представляют быстро развивающиеся страны, прежде всего, такие, как Китай, для ЕС и для США. В более отдаленном будущем намечается конфликт западной и восточной цивилизаций. И речь идет отнюдь не только об угрозе исламизма. Пока восток был экономически слабым, можно было особо не беспокоиться. Но сегодня рынок ЕС завален дешевыми товарами с Востока, с которыми не могут конкурировать изделия западных предприятий. Уже и Литва, как член ЕС, ощутила в полной мере эту угрозу. Только что на грань банкрота поставлен завод кинескопов в Паневежисе "Экран", который занимал значительную часть рынка ЕС. Теперь он не в состоянии конкурировать с кинескопами из Китая, чья стоимость не идет ни в какое сравнение со стоимостью и даже с себестоимостью литовских кинескопов. Угроза с Востока идет как в лице агрессивного ислама, так и в лице побеждающего, благодаря бесплатной с точки зрения Запада рабочей силе, восточного бизнеса. Уж нет речи о схватке цивилизаций, когда западные понятия - как, например, открытость женского лица - атакуются в самом сердце Европы (конфликт вокруг ношения чадры во французских школах). Занимающая шестую часть Земли Россия, располагающаяся на границе Азии и Европы, культурно и религиозно принадлежащая все-таки больше Европе, чем Азии, чья интеллигенция воспитана на европейских традициях, - большое, если не решающее подспорье Западу в этой борьбе с настоящим Востоком.

Поставить поэтому под угрозу хорошие отношения с Россией ради поддержания амбиций трех небольших прибалтийских стран - лидеры больших западных государств никогда не решатся. Не понимать этого и обижаться на их дружественные действия в отношении России и обвинять их в неком "предательстве" интересов Прибалтики в ее враждебной схватке с восточным соседом по поводу исторического прошлого и других не существенных для Запада моментов - значит, не понимать большой геополитической игры. Но этой объективной реальности лидеры Прибалтики не понимают, раз могут себе представить руководителя Франции или Германии, ставящих условием своего приезда на празднование юбилея Калининграда приглашение руководителя соседней Литвы. Россия уже не раз показала, что не приемлет язык ультиматумов. К тому же западным руководителям, думается, совершенно ясной была и мотивация такого неприглашения, поскольку всего за два месяца до этого президент Литвы уже ответил отказом Владимиру Путину на приглашение почтить своим присутствием национальный праздник российского народа, День Победы: в то время как этот праздник почтили полсотни руководителей государств мира, включая и Ж.Ширака с Г.Шредером. Каковыми бы не были объяснения отказа, факт остается фактом и приглашать тут же вторично того же руководителя - значит, терять достоинство государства. Странно, что в Литве, которая сама так много и постоянно говорит о "достоинстве государства", этого не понимают и воспринимают неприглашение их президента как "вызов", а не как естественную реакцию.

Впрочем, есть и в Литве реалистически мыслящие политологи и издания: только не они определяют линию внешней политики. Вот, к примеру, газета Respublika, характеризуя "предательство" Джорджа Буша в Москве в День Победы, считает, что Дж. Буш в Москве повел себя "так, как нужно ему, лидеру супердержавы, а не каким-то его крошечным друзьям, обосновавшимся у Балтийского моря". По мнению газеты, не только Дж.У.Буш, во время визита в Москву демонстрировавший невиданное расположение к В.Путину, "соблазнил и покинул страны Балтии". Аналогично вели себя и руководители Евросоюза, которые перед визитом напомнили России о ее прошлых грехах, но по прибытии в Кремль вдруг забыли о них во имя хороших отношений "с непрогнозируемой, но богатой природными ресурсами супердержавой". "Из-за такого поведения сильных мира сего может разобрать обида, но, с другой стороны, злиться нечего, ибо такова уж большая политика - в друзьях ты до тех пор, пока это выгодно. Литва, Латвия и Эстония теперь самостоятельно будут выяснять отношения с восточным соседом - Россией. А сосед рассержен...".

"Брюссельский синдром"

"Брюссельский синдром" Литвы состоит в том, что она, вступив в ЕС, все еще живет архетипичными представлениями о своем месте в Союзе по аналогии с былыми временами. Согласно этим представлениям, "Центру" отдаются полномочия, а за это "Центр" горой стоит за инкорпорированную часть и осыпает ее благами. Не последнее место в этой установке занимают времена, когда Литва, как и две другие страны Прибалтики, пользовалась особым привилегированным статусом в составе СССР. Хотя на международной арене Прибалтика и потеряла признаки государственной независимости, внутри СССР она была "советским Западом", куда ездили за товаром, культурой, где дышалось свободней. Уровень жизни в Прибалтике был на порядок выше, чем в других регионах Советского Союза. Все это неоспоримые факты. Сегодня мы не можем не заметить того рвения, с которым власти Литвы отдают полномочия Брюсселю: Литва первой в ЕС, без референдумов, не спрашивая мнения народа, ратифицировала Конституцию ЕС. Конституцию, согласно которой она, с введением поста министра иностранных дел ЕС, исчезает как полноправный субъект на международной арене. Литва одна из первых стремится отказаться от своих денег - введение евро запланировано уже на начало 2007 г. Только что в сейме Литвы была отброшена вторая попытка оппозиции издать закон о проведении референдума на тему отказа от национальной валюты. Наконец, вспомним беспрекословное повиновение Литвы Брюсселю в деле о закрытии Игналинской АЭС, которая еще могла бы работать многие годы, не ставя Литву перед сложными проблемами поиска альтернативных источников энергии, захоронения радиоактивных отходов и т.д. В Литве постоянно звучат критические голоса, осуждающие действия "европереговорщиков", которые легко сдали и другие интересы Литвы, не сумев отстоять для нее тех условий, которые отстояли для себя европереговорщики из других новичков ЕС (например, что касается величины субсидий сельскому хозяйству, величины акциза на горючее и т.п.).

Поставим вопрос: почему власти Литвы так легко сдают интересы своего государства? Не потому ли, что спешат спрятаться за спину Центра? Не важную ли роль в этом процессе играет коммунистическое прошлое многих сегодняшних руководителей Литвы, привыкших иметь дело с "центром"? Этот вопрос все чаще ставится думающими людьми в самой Литве. Здесь идет как бы невидимый торг: мы вам отдаем полномочия и демонстрируем послушание, а вы нас отстаиваете перед всем миром, и особенно в конфликте с Россией. Когда же Центр не ведет себя как положено, тогда возникают моральные претензии: в этом и состоит "брюссельский синдром" Литвы. В идеале (по правилам игры Литвы) Брюссель должен был бы "запретить" руководителям Франции и Германии ехать в Калининград, если туда не будет приглашен президент Литвы. Такая постановка вопроса не декларируется, но такие ожидания прочитываются в мотивациях реакций некоторых литовских руководителей: мы же ваши, а что же вы нас сдаете. Однако насколько реалистическим видением обладают лидеры Прибалтики, если рассчитывают на такие действия Брюсселя?

Очевидно, что Европейский Союз - нечто совсем другое, чем Советский Союз. Если кто поспешит отдать свои полномочия Центру - это его дело. Но единого "управляющего" Центра, четко выдающего компенсации за послушание и стоящего горой за послушную республику в отношениях с внешним миром, нет и вряд ли он, имея в виду протестные референдумы по Конституции во Франции и Нидерландах, будет. Тут реальность обманула архетипичные ожидания многих прибалтов.

ЕС раздираем противоречиями и различными интересами. В Литве уже сегодня растет протестная волна против автоматической "сдачи" Литвой своих интересов Брюсселю, поскольку, как показали последние события - и отнюдь не только что касается довольно "пассивной" позиции Брюсселя в схватке Прибалтики с Россией за историческое прошлое - взамен Литва получает меньше, чем надеялась. За попытками провести референдум по евро следуют попытки в сейме поднять вопрос об отказе от закрытия Игналинской АЭС, которая, по заверениям западных экспертов, может еще работать без представления угрозы окружающей среде. Впервые слышна критика Брюсселя даже в руководящих кругах Литвы. Недавно секретарь МИД Литвы Альбинас Янушка раскритиковал Брюссель, который, по его мнению, скоро лишит Литву внешней политики вообще. В то же время необходимой защиты в конфликте с Россией Литва не ощущает. Но не только "недостаточная" активность Брюсселя в деле дипломатической защиты интересов Прибалтики имеется в виду. Брюссель в Литве все чаще критикуется за уменьшение субсидий, которые он обещал, за невыполнение своих собственных экономических посул. Последняя встреча ЕС в верхах в Брюсселе обнажила истинную глубину "брюссельского синдрома". Впервые за время от вступления в ЕС Литва, в лице своих лидеров, позволила себе острую критику в адрес "эгоизма" богатых старожилов ЕС, которые пожертвовали, мол, перспективами долгосрочного бюджета ЕС, яростно отстаивая свои "эгоистические" экономические интересы и, фактически тем самым, провалив брюссельский саммит. Напомним, что даже обычно сдержанный премьер-министр Литвы Альгирдас Бразаускас не удержался и обрушился с моральной критикой на старожилов ЕС после того, как Литва, Польша и ряд других новичков ЕС первыми, ради морального примера, решили отказаться от выплат из фондов ЕС, лишь бы был принят долгосрочный бюджет. После того, как старожилы ответили демонстрацией своего "эгоизма", премьер Литвы заявил: "Я им сказал, что хотя валовой внутренний продукт (ВВП) Литвы на одного человека достигает всего лишь половины европейского уровня, мы готовы помочь тем, которым очень тяжело жить. Помочь Нидерландам, Швеции, Великобритании, Испании, хотя их ВВП на одного человека в три-четыре разы больший, чем в Литве".

Итак, мы видим, что за внешними декларациями о верности Брюсселю, в Литве, как и в других прибалтийских странах, растет неудовлетворение и раздражение составляющими костяк ЕС "старожилами". Поэтому все чаще звучат здесь внушенные во время иракского конфликта Соединенными Штатами мысли о "новой силе" ЕС в лице "новичков", которые, дескать, учитывая их экономический рост на фоне фактического застоя у "старожилов", а также "новое мышление", могут влить "новую кровь" в старые европейские жилы. Среди самих "старожилов", кстати, имеется страна, поддерживающая эти мысли - это Великобритания, которая стоит несколько особняком и не случайно первой из стран ЕС открыла дверь изголодавшейся рабочей силе из Литвы и стала новой Меккой литовской эмиграции последних лет (речь идет уже о литовской колонии в предместьях Лондона численностью в сотню тысяч). Причем в кругах литовских политиков и политологов в последнее время все громче звучат голоса использовать наметившийся в последнее время конфликт между Францией и Германией с одной стороны и Великобританией с другой, делая ставку на последнюю как на проводника милых правонастроенному литовскому сердцу американизма, англоязычности и либерализма. То есть создать блок из новичков плюс, для веса, Великобритания. Не суждено ли, однако, этому мифу о "молодой крови", вливающейся в ЕС, подобно мифу о всемогущественном и всеблагом брюссельском центре - учитывая растущее недовольство со стороны старожилов беспокойными, то и дело становящимися в позы "бедными родственниками" - вскоре развеяться? Удастся ли "новичкам" набрать контингент сторонников и "править бал" в ЕС. Победа в Еврокомиссии, где представитель Литвы правит финансами, а представитель Франции курирует третьестепенную область, еще мало значит. У Франции и Германии и их единомышленников, не забудем, есть свои козырные карты, как, например, оставить беспокойных новичков за бортом, создав некий "ЕС избранных", внутри "большого ЕС", где единомышленники будут жить по своим законам, а "новички" будут и дальше мыть месье туалеты. Тем более что французский народ, как показал референдум, не хочет такого ЕС, которого хочет первой одобрившая Евроконституцию и с готовностью номер один отказавшаяся от своей независимости в пользу Брюсселя Литва. И такие проекты создания "узкого ЕС" уже были озвучены новым премьер-министром Франции (но симптоматично отвергнуты Великобританией). Вспомним также, что не случайно именно Франция постоянно выступает с инициативами обрезать новичкам и без того не сравнимые с периодами предыдущих расширений ЕС субсидии, что говорит об ее истинном отношении к "новой крови". По крайней мере, в этой ситуации игра России, с ее ставками на вышеупомянутые старые связи и свой геополитический вес в мире, в затеянной Прибалтикой партии противостояния и в ситуации непредсказуемости евросоюзного будущего кажется отнюдь не безнадежной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
ГД примет бюджет-2017: Бюджет стагнации переходящий в бюджет обрушения?
NB!
09.12.16
Госдума обсудит отмену депортации из России бывших граждан СССР
NB!
08.12.16
Новояз США о глобальных вызовах и тенденциях Запада в XXI веке
NB!
08.12.16
Встреча «АЗ» — «Зенит» закончилась победой голландцев
NB!
08.12.16
В чем причины фиаско российского авианосца «Адмирал Кузнецов» в Сирии?
NB!
08.12.16
Губернатора Петербурга просят объяснить передачу «Зенит-Арены» за 1 рубль
NB!
08.12.16
Трамп позвонил президенту Финляндии обсудить Россию и Арктику
NB!
08.12.16
«Украинская постправда» и жители Украины
NB!
08.12.16
США и Китай. 2017 год точно не будет в Америке китайским
NB!
08.12.16
Как убивали и расчленяли нашу страну. Надо знать, чтоб никогда больше!
NB!
08.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк IV
NB!
08.12.16
«Серые банкиры» обналичили в Крыму 2,6 млрд рублей
NB!
08.12.16
Кадыров опроверг сообщения СМИ: «В Чечне нет батальонов «Восток» и «Запад»»
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин