Доклад "Мемориала" о незаконном насилии в ходе контртеррористической операции в Ингушетии передан Путину

Магас, 25 июля 2005, 22:21 — REGNUM  Аналитический доклад, озаглавленный "Конвейр насилия. Нарушения прав человека в ходе контртеррористических операций на территории Республики Ингушетия", подготовленный Правозащитным центром "Мемориал" был представлен журналитам на пресс-конференции в Москве 22 июля. В докладе дан общий обзор развития ситуации в республике в перспективе нескольких последних лет, приводятся примеры конкретных дел, связанных с незаконным насилием в отношении жителей Ингушетии, а также сформированы рекомендации в адрес Генеральной прокуратуры РФ, ФСЮ, МВД РФ и Минобороны по ликвидации выявленных нарушений и содержатся предложения по привлечению к процессу мониторинга ситуации в Ингушетии международных организаций.

Как отметил член совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов, на примере ситуации в Ингушетии видно, как характерная для Чечни практика незаконного насилия распространяется на другие республики Северного Кавказа. Если в 1995 году на территории этой республики было еще относительно спокойно, что позволило Ингушетии принять в общей сложности около 300 тыс. беженцев из охваченной войной Чечни, то с 2002 года там начались систематические действия федеральных силовых структур, базирующихся в Чеченской Републике. Начались исчезновения людей, начались контртеррористические мероприятия в формах, принятых в Чечне, т.е. в виде зачисток, сопровождаемых насилием и массовыми нарушениями прав человека. Одновременно, отметил Александр Черкасов, в Ингушетии начали расширять свою деятельность боевики. "Мы не можем утверждать, что именно действия федеральных сил вызвали активизацию террористического ваххабитского подполья на территории Ингушетии, - пояснил он, - просто параллельно наблюдается рост и того, и другого". Апофеозом эскалации напряженности стало нападения боевиков на Назрань 22 июня 2004 года.

Нельзя сказать, что ситуация с правами человека в Ингушетии сейчас так же плоха как в Чечне, заметил Черкасов, количество похищенных к общей численности населения республики меньше, однако для маленькой Ингушетии и эти цифры очень велики. "Такая активность отнюдь не способствует росту доверия к правоохранительным органам и к власти вообще", - констатировал он.

В настоящее время, отметил Александр Черкасов, в Ингушетии происходит судебный процесс над 13-ю обвиняемыми в участии в нападении на Назрань, но "мы далеко не уверены, что все те люди, которых там судят, действительно причастны к тому, в чем их обвиняют, - подчеркнул правозащитник. - По нашим данным, ко многим из них применялись пытки, и они были вынуждены оговорить себя". Адвокаты надеются, что в отношении четверых подсудимых удастся доказать невиновность в виду полного отсутствия доказательной базы, сообщили участники пресс-конференции.

Основные особенности нарушений прав человека, фиксирующихся во время контртеррористических действий в Ингушентии перечислила представитель ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Екатерина Сокирианская. По ее словам, это:

- нарушения требований УПК при задержании. Часто сотрудники правоохранительных органов прибывшие в масках, вырываются в дом, не предъявляя документы, не сообщают за что задерживают тех или иных людей и куда они будут доставлены;

- в отличие от Чечни, в Ингушетии похищенные люди нередко спустя некоторое время находятся в местах предварительного заключения в самой республики или в Северной Осетии. Как правило, об их местонахождении родственникам становится известно только после того, как они подпишут признательные показания о своей принадлежности к незаконным вооруженным формированиям;

- признания выбиваются с помощью жестоких избиений, пыток, использования психотропных средств и психологического давления, в том числе угроз насилия в отношении членов семьи задержанных. Дежурные адвокаты (часто одни и те же), назначаемые задержанным, не фиксируют факты побоев; что касается защитников, нанятых родственниками задержанного, то они под разными предлогами не допускаются к подзащитным до тех пор, пока те не подпишут нужные следствию показания. Попытки адвокатов поставить в суде под сомнения показания, полученные под пытками, обычно не имеют успеха;

Суд присяжных в Ингушетии почти не действует, так как президент республики Мурат Зязиков в нарушение закона уже год не утверждает списки присяжных, отметила Екатерина Сокирианская, при этом правозащитники отмечают, что независимость судей в Ингушетии вызывает большие сомнения. Как следствие страдают люди, незаконно обвиненные в сотрудничестве с террористами, которые лишаются своего конституционного права на расмотрение их дела судом присяжных.

"Такие методы контртеррора только дестабилизируют обстановку и лишь способствуют укреплению позиций террористического подполья, - подчеркнула Екатерина Сокирианская. - Сегодня закладываются очень серьезные предпосылки для внутригражданского конфликта в Ингушетии".

"Никто из нас ни в малейшей степени не подвергает сомнению необходимость борьбы с терроризмом, - заявил председатель совета Правозащитного центра "Мемориал", член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человекаОлег Орлов. - Но нас беспокоит эффективность такого способа борьбы с терроризмом". "Власть должна проявлять максимум воли для того, чтобы не дать дестабилизировать ситуацию, - продолжил он. - Действия власти в рамках закона ни у кого не вызвали бы возражений, но вместо того, чтобы относиться к правоохранительным органам как к своим защитникаа, а как к стуктурам, которые действуют бандитскими методами. Такой способ борьбы с терроризмом подрывает позиции государства".

"Становится очевидно, что на Северном Кавказе запущен конвейр незаконного насилия, объединяющий правоохранительные органы, спецслужбы, бездействующую прокуратуру, суды, неспособные обнаружить фальсификацию, и даже некоторых адвокатов, - говорится в докладе. - В машину неминуемо попадают невинные, а настоящие преступники остаются безнаказанными".

"В отличие от 1937 года, сегодня в России существует реальное, а не вымышленное террористическое подполье, - отмечается далее. - Арест и осуждение невиновного оставляют на свободе настоящих преступников, которым тем самым дают возможность готовить новые преступления".

Как сообщил Олег Орлов, 20 июля текст доклада был передан президенту РФ Владимиру Путину в ходе его встречи с Советом по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. По его словам, он сообщил о выявленных правозащитниками крайне тревожных тенденциях в методах контртеррористической борьбы в Ингушетии; президент, со своей стороны, ответил, что он согласен с тем, что такими методами бороться с терроризмом недопустимо.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail