Встречи с членами Совета по правам человека влияют на представления президента о национальной повестке дня: интервью Александра Аузана ИА REGNUM

Москва, 22 июля 2005, 16:33 — REGNUM  

20 июля президент России Владимир Путин провел встречу с Советом Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Это была первая встреча главы государства с Советом, созданным в ноябре 2004 года на основе существовавшей ранее Комиссии по правам человека при президенте РФ. Ранее Владимир Путин неоднократно принимал главу Совета Эллу Памфилову, обсуждая с ней те или иные острые проблемы, находящиеся в компетенции Совета. О своих впечатлениях от встречи с президентом рассказал ИА REGNUM один из ее участников - президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан.

REGNUM: Александр Александрович, какое впечатление у вас создалось от первого опыта общения президента с Советом в новом формате?

Все прошло довольно спокойно. Бывали у нас и более тяжелые обсуждения. Я бы сказал, что эта встреча прошла достаточно доброжелательно с обеих сторон. Может быть, потому, что ожидания обеих сторон были адекватными. Мы понимали, что есть вопросы, в которых мы разошлись и вряд ли сойдемся, но есть и вопросы, в которых мы можем поискать какое-то взаимоприемлемое решение.

REGNUM: Вы уже не первый год принимаете участие в подобных встречах - сначала как член Комиссии по правам человека при президенте, теперь как член Cовета при президенте. Вы чувствуете какую-то динамику?

Да. Это касается продуктивности этих обсуждений, реальности их последствий. Практически ни одно из президентских поручений, данных по итогам последней встречи, которая была полтора года назад, не было реализовано. Это касается, в частности, законодательства, ограничивающего вмешательство силовых структур в хозяйственную деятельность, по пенсиям для людей, пострадавших при боевых действиях и так далее. И мы об этом говорили президенту.

Кроме того, заметно меняется тональность таких встреч. Скажем, встреча 2002 года прошла на волне увлечения идеей взаимодействия гражданского общества и государства, которая шла от Гражданского форума, состоявшегося в конце 2001-го. Она была очень позитивной по настроению, серьезных разногласий тогда было немного, разве что по Чечне, но и по этому вопросу была попытка найти взаимопонимание. Встреча 2003 года была намного тяжелее.

В этом году не было такого напряжения и противостояния как в предыдущей встрече, но что получится по ее результатам, не знаю, посмотрим...

REGNUM: У вас есть ощущение, что по каким-то темам заведомо удастся найти общий язык, а по каким-то - заведомо нет?

Да. Я бы даже сказал, что по некоторым конкретным правозащитным вопросам общий язык найти уже удалось. президент положительно отреагировал на предложение, которое озвучил Олег Петрович Орлов из "Мемориала", по поводу обязательного просвещения милиции и внутренних войск, участвующих в контртеррористической операции на Северном Кавказе, в вопросах прав человека, возможности их соблюдения в процессе проведения операции и т.д. президент положительно отреагировал на предложение Иды Николаевны Куклиной из Союза комитетов солдатских матерей по поводу открытия той части военного бюджета, где речь идет о содержании военнослужащих. Он выразил удивление тем, что она до сих пор засекречена, и сказал, что ее, безусловно, откроют. Он положительно отреагировал на предложение, которое озвучил я, по поводу создания не одного, а целой серии грантовых фондов на деньги федерального бюджета для поддержки разного рода некоммерческой деятельности и, что важно, с общественными механизмами управления этими фондами.

Были, конечно, и вопросы, где мы не получили ответа или получили очень уклончивый ответ, были вопросы, где мы получили ответ отрицательный. Это нормальный деловой процесс.

REGNUM: С чем связана эта уклончивость ответов?

Президент на таких встречах всегда делает записи по ходу обсуждения, и, видимо, есть некоторые вещи, которые он просто должен обдумать. В таких случаях и появляются уклончивые ответы, например, по вопросу о возможности дисциплинарных преследований по правонарушениям со стороны представителей федеральных сил в Чечне и т.п. Он обещал это обдумать, и, похоже, что он намерен это сделать.

REGNUM: А по каким вопросам последовала негативная реакция?

Например, по идее общественного телевидения. Президент, видимо, считает, что это не выход из ситуации, когда, например, на всех федеральных каналах новостные программы, будто по заказу, скроены на один манер.

Отчасти негативный ответ поступил на мои предложения по дебюрократизации и дерегулированию некоммерческого сектора. Вся страна слышала реакцию президента - его слова о том, что нужно фильтровать поддержку политической деятельности, которая проходит через эти каналы. Хотя одновременно президент сказал, что, возможно, что-то все-таки и надо разбюрокрачивать. "Я недостаточно знаю эту систему", - сказал он.

В общем я бы сказал так: напрямую негативных ответов президент вообще не дает. Он старается быть очень терпимым, и даже ответ, который звучит как отрицательный, он завершает словами "но мы, конечно, еще раз подумаем над этим вопросом".

REGNUM: В своем диалоге с президентом вы подняли тему голодовки Героев Советского Союза и Героев России, и из его реакции было ясно, что его представление об этой ситуации не такое, как у вас. Закон, против которого протестуют Герои, уже находится на подписи у президента. Каков будет, по вашему мнению, эффект от вашего выступления?

Эффект мы увидим позднее. Президент высказался очень осторожно. Он сказал, что, как его информировали, закон согласован с организациями Героев. Я на это ответил, что не знаю, на чьей стороне правда, но если такие люди, как Герои Советского Союза и Герои России идут на такую крайнюю меру как голодовка, то тут, наверное, не все в порядке. Даже если это всего несколько человек; все-таки это люди, имеющие особые заслуги перед государством и обществом. И президент согласился, с тем, что это повод для того, чтобы еще раз изучить эту проблему.

Но как бы то ни было, доведение до сведения президента альтернативных трактовок каких-то известных ему фактов это одна из задач Совета.

REGNUM: Общение с президентом состояло из двух частей - одна прошла в присутствии прессы, а вторая - когда журналистов удалили. Какая-то качественная разница между этими частями была?

Обычно протокольная съемка длится минут 10-15, а здесь по настоянию Эллы Памфиловой она продолжалась полтора часа. В целом же встреча продлилась почти три часа. Так что отличие этой встречи от других именно в том, что пресса очень долго присутствовала на ней. И я бы не сказал, что были какие-то вопросы, которые нужно было заведомо обсуждать при закрытых дверях.

REGNUM: На ваш взгляд, есть ли смысл в подобных встречах, когда в течение трех часов очень бегло обсуждается огромное количество важнейших проблем?

Да, я думаю, смысл есть. Во-первых, какую-то часть вопросов, которые дозрели до решения, возможно, удастся продвинуть. Во-вторых, сам набор вопросов, которые затрагиваются на встрече, я думаю, определенным образом влияет на взгляды президента на то, что происходит в стране, на его представления о национальной повестке дня.

REGNUM: Какова будет судьба тех предложений, которые вы и другие члены Совета озвучили и обсудили на встрече с президентом?

Будет готовиться комплекс президентских поручений по результатам встречи.

REGNUM: Но как добиться того, чтобы его не постигла та же судьба, что и поручения, данные после встречи 2003 года?

Во-первых, президенту несколько раз было сказано о том, что уже два премьера не выполняют его многократные поручения, и он согласился, что так нельзя. Во-вторых, применяется технологическая новинка - вместо отдельных поручений готовится комплекс поручений, который будет контролироваться как целое.

REGNUM: Не утрачена ли, на ваш взгляд, заинтересованность главы государства в общении с людьми, которые не всегда высказывают суждения, совпадающие с его мнением?

Нет, я думаю, не утрачена. О каком-либо серьезном продвижении в партнерстве пока говорить не приходится, но дипломатические отношения продолжают поддерживаться, и, с моей точки зрения, это хорошо. Я считаю, что канал коммуникации надо сохранять.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
«По закону» или «по понятиям»: как Великобритания уходит из ЕС
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit
NB!
30.04.17
Евросоюз не поддается давлению Эрдогана
NB!
30.04.17
Политическая рулетка распоясавшихся игроманов
NB!
30.04.17
Шоу для юного зрителя: Украинские ракеты «Ольха» и «Гром-2»
NB!
30.04.17
El País: «В Москве выселят 1,6 миллиона человек»
NB!
30.04.17
Как польские подростки разгромили немецкое кладбище
NB!
30.04.17
Афганские банды — результат 16-летней оккупации этой страны США
NB!
30.04.17
Среди зноя и пыли мы с Будённым ходили на рысях на большие дела...
NB!
30.04.17
Экономика: как очистить данные от эмоций