Растерзанный флот и кладбищенские нелюди: обзор прессы Архангельской области за 21 июля

Архангельск, 21 июля 2005, 16:39 — REGNUM  

Экономика

По ком звонит рында (Правда Северо-Запада)

В Архангельске серьезная проблема. Ведущее рыболовное предприятие ОАО "Архангельская база тралового флота" (АБТФ), дающая работу трем с половиной тысячам человек, сотни миллионов рублей для бюджета ежегодно и десятки тысяч тонн рыбы на наш стол, возможно, скоро прекратит существование. Причем без особых к тому оснований.

Это акционерное общество со стопроцентным государственным капиталом стремительно теряет свои производственные и финансовые показатели и готовится пойти "ко дну". Вы спросите - кто виноват и кому это надо? Понятно, что Архангельской области банкротство столь серьезного предприятия не надо, самому АБТФ и его работникам тоже. А вот чиновникам Росимущества?

Когда проблемой АБТФ занималось Федеральное агентство по рыболовству, ситуация стала меняться в лучшую сторону. Его глава Станислав Ильясов однозначно заявил, что предприятие банкротить нельзя. В частности, еще в июле 2004 года он сказал: "Задача у нас одна - мы не должны отдать на растерзание трехтысячный коллектив работоспособного предприятия. И та стратегия, которую мы сегодня определим, станет курсом для Архангельской базы тралового флота". После этого были проведены переговоры с кредиторами, осуществлен анализ текущей деятельности АБТФ, намечены меры по улучшению деятельности предприятия. Но АБТФ перешла в подчинение к Росимуществу. Казалось бы, это ведомство должно с утроенной энергией озаботиться судьбой государственной собственности, а вместо этого своим бездействием или какой-то весьма тонкой игрой неумолимо подводит предприятие к банкротству.

АБТФ сейчас должно многим, но в первую очередь это платежи в бюджет, а также налоговые пени и штрафы. Причем налоговики, не мудрствуя лукаво и не принимая во внимание государственный статус предприятия, предъявляют к оплате такие суммы штрафов и пени, что они скоро превысят балансовую стоимость АБТФ.

Почему же резко ухудшается ситуация на АБТФ? Сложившуюся кризисную ситуацию и пути выхода из нее мы попросили прокомментировать председателя совета кредиторов АБТФ, почетного работника рыбной отрасли РФ Михаила Кравченко.

- Во-первых, хочу заявить, что рыбная отрасль даже под управлением государства может и должна быть рентабельной. Наши рыбные богатства, техническая база и квалификация российских рыбаков позволяют говорить о высокой доходности отрасли. Но что мы имеем в данном случае? Неумелыми действиями, а точнее, бездействием Росимущества архангельские рыбаки загнаны в правовой и финансовый тупик.

Несколько лет назад при содействии Станислава Ильясова, руководителя, умеющего работать в сложных условиях, мы справились с системным кризисом на АБТФ. На предприятии была задолженность только по зарплате 110 млн. рублей. Кредиторы- инвесторы ликвидировали ее, навели порядок со снабжением и продажей готовой продукции, пополнили предприятие оборотными средствами.

Казалось бы, Росимуществу необходимо продолжать взятый курс, но не тут-то было. Зазвучали знакомые чиновничьи рассуждения о необходимости поиска инвесторов и новой судьбы тралфлота. Генеральный директор АБТФ Юрий Никулин на совещании заявлял, что он и рад бы ввести внешнее управление для финансового оздоровления, но не дают чиновники Росимущества - угрожают ему увольнением.

Наивно рассчитывать, что при резком ухудшении показателей акции АБТФ подешевеют в цене до копеек. И в таком жалком состоянии его при общественной панике Росимущество продаст таинственному инвестору за таинственную невысокую (официально) цену.

Уверен, что ни мы, кредиторы-инвесторы АБТФ, ни тем более глава областной администрации Н.И. Киселев (которого я знаю как последовательного защитника государственных интересов и крепкого хозяйственника) не позволим рисковать квотой этого предприятия, его производственным потенциалом и социальной стабильностью в Архангельской области.

Ну и самое главное. Мы строим правовое государство, и наши инвестиции защищает закон.

В настоящий момент мы через суд решаем вопрос о спасении предприятия. Действуем на основании Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и через введение процедуры внешнего управления хотим добиться прозрачности бюджета и последовательных действий по финансовому оздоровлению под контролем партнеров АБТФ, которые вложили свои средства для его стабильной работы. Искусственная чехарда с быстрой продажей предприятия может его погубить, а мы можем потерять свои инвестиции.

Кредиторы сохраняют стабильность ОАО "Архангельская база тралового флота" большими усилиями. Так, в частности, мы выкупили долг в размере 1,3 миллиона долларов у норвежской фирмы, чтобы не дать ей арестовать рыболовный траулер АБТФ. Три траулера в результате мошеннических операций оказались в руках некоего мавританского дельца. Опять инвесторы за свои деньги наняли адвокатов и бросились спасать государственное имущество, а ведь это треть всего баланса АБТФ. И здесь возникает вопрос - или у нас с управлением госимуществом что-то не так, или логика чиновников для неизощренного ума есть нечто уж совсем запредельное.

Более того, возможно, что бездеятельность чиновников этого ведомства от судов АБТФ скоро не только "камня на камне", но и "мачты на палубе" не оставит. Сейчас необходим мораторий на все выплаты. Без этого предприятию не выстоять. АБТФ вполне жизнеспособно, но ему необходима передышка от кредиторов любого уровня. Интересно узнать - почему издержки административной реформы так больно бьют по экономике и по нашему обеденному столу? Почему наши магазины заполнены норвежской, а не российской рыбой. Возможно, потому, что интересы чиновников не всегда совпадают с государственными. И сейчас наглядно видно, что рыбацкий SОS для функционера что жужжание надоедливой мухи. Мысль одна - отмахнуться, а потом, когда все окончательно развалится, не мудрствуя лукаво распродать суда по цене металлолома.

И они уже доотмахивались. В этой связи можно вспомнить один примечательный факт. При дележе судоходного наследства СССР на долю России пришлось 1655 судов общим тоннажем 11,2 миллиона тонн. Но проводимая в 90-е, да и в последние годы в отношении торгового и рыболовецкого флота неразумная налоговая политика привела к тому, что сейчас под российским флагом ходят всего около 200 судов. Для справки: морской торговый флот остальных стран насчитывает примерно 280 тысяч судов с общим тоннажем примерно 750 миллионов тонн. То есть сейчас наша доля - 0,07 процента от мировой! И это для страны, имеющей самые протяженные морские границы, и чьи берега омываются водами двух океанов и тринадцати морей. Вполне уместно вспомнить и то, что российский морской шельф имеет площадь более четырех миллионов квадратных километров.

По вине функционеров сегодня уже нет Камчатского и Балтийского пароходств, флот Северного и Приморского пароходств сократился на 65 процентов, Новороссийского - на 79, а Сахалинского и вовсе на 98 процентов! В остальных пароходствах показатели не намного лучше. Если это не индикатор бедствия, то какие еще нужны цифры, чтобы уяснить трагизм ситуации? Ведь наши корабли не по своей воле спускают российский триколор. И потому здесь вполне уместно задать вопрос: так по ком же звонит корабельный колокол? Может быть, все-таки не по рыбакам, а по тем обладателям заветных чиновничьих кресел, которые до сих пор не разобрались - что же им делать на государевой службе?

Страда сенокосная. Впереди кречетовцы (Каргаполье)

Начинай косить не с Петра, а когда вырастет трава, - гласит старинная народная мудрость. Трава нынче выросла плохая, сказался сухой и холодный июнь. А потому почти все хозяйства района вышли на сенокос задолго до 12 июля. Ждать больше не было смысла, травы уже не подрастут, а питательность их может быть потеряна.

На 14 число в целом по району было заготовлено 405 тонн сена и 1865 тонн зеленой массы на силос. Впереди, по процентам, кречетовцы. У них имеется уже четверть от потребности кормов на зимовку: 91 тонна сена и траншея силосной массы - 430 тонн. Хотя, по объемам заготовленных кормов пальму первенства все же надо бы отдать приозерцам: 140 тонн сена и 941 тонна зеленой массы на силос. Но это количество заготовленных кормов составляет лишь 6,3 процента (в кормовых единицах) от плановых показателей. Скота в "Приозерье" все еще много, по сравнению с другими хозяйствами.

В ЗАО "Каргополь" на 14 июля имелось 55 тонн сена и 438 тонн зеленой массы на силос, что в кормовых единицах составило 8 процентов от потребности. 98 тонн сена уже на счету ЗАО "Лядины", 22 тонны сена и 32 тонны зеленой массы у "Чурьеги", 24 тонны зеленки у "Комсомольского". "Весна" и "Надежда" только выехали в луга, у каждого хозяйства на отчетное число было по 15 гектаров кошенины.

Всего за сезон по соглашению с департаментом сельского хозяйства администрации области предстоит заготовить в целом по району 6230 тонн сена и 15590 тонн силоса или 6367 тонн кормовых единиц. Эта цифра рассчитана на довольно высокую продуктивность молочного стада скота. Судя по урожайности трав, справиться с таким заданием хозяйствам будет сложно.

Нашелся конкурент? (Каргополье)

За счет ремонтного фонда продолжается подготовка теплосетей "Жилкомсервиса" к отопительному сезону. Как известно, эти мизерные средства коммунальное предприятие получает из квартплаты. На них можно ремонтировать только по мелочам. Обмуровать, например, котлы или заменить сальники. Тем не менее коммунальщики сумели к началу июля в городе отремонтировать сотню метров теплотрасс и около 350 метров водопровода. На завершение подготовки к зиме надо 19 миллионов рублей, эти деньги обещаны из областного бюджета, но они могут прийти и в конце декабря.

Районная администрация надеется подключить к работе частную управляющую компанию, которая собирается взять на себя теплосети, содержание жилья в округе бывшего Агросервиса и станет, возможно, конкурентом нынешней коммунальной службы.

Культура

Чем пленит Земля Франца-Иосифа (Правда Северо-Запада)

Самая северная земля в мире - территория Архангельской области

Земля Франца-Иосифа - федеральный заказник. Сегодня - это забытый богом уголок на краю земли, где из постоянных жителей только белые медведи, моржи и птицы. Человека на архипелаге встретить можно, но для этого нужно очень постараться - нынче там располагаются только погранзастава и метеостанция на острове Хейса. Еще набегами бывают туристы. Попасть на архипелаг можно двумя способами - по воде и воздуху. Туроператоры фрахтуют атомные ледоколы: возить туристов - выгодный бизнес.

Если говорить о Земле Франца-Иосифа коротко, это - край скал, ледников, айсбергов, туманов, белых медведей, моржей и птичьих базаров.

Больше всего поражает девственная чистота природы - прозрачный воздух и снег, такой белый, что слепит глаза. Только в тех местах, где ледники сползают в море, они несут с собой осколки скальной породы. Сейчас на архипелаге ранняя весна - цветут полярные маки, дрейфует лед, частые туманы.

Подойти к берегу на ледоколе нельзя - мешают лед и скалы, поэтому высадка на берег производится с вертолетов или моторных лодок. В тех местах, где на побережье располагаются птичьи колонии, стоит дикий гвалт, полет вертолетов запрещен, и попасть туда можно только на лодке. Белые медведи в это время года не очень любят общаться с туристами - позволив сделать пару кадров, улепетывают так, что только пятки сверкают. Главные ценители красот девственной природы - иностранные туристы, понятно, что наш человек не может себе позволить такую роскошь. Престарелые европейцы и американцы издали напоминают динозавров, с ног до головы увешанных фото- и видеоаппаратурой. На ледоколе им читают лекции, они постоянно снимают, монтируют и тут же показывают друг другу свои шедевры, обмениваясь впечатлениями.

Происшествия

Кто защитит мертвых? (Правда Севера)

Архангельское кладбище Южная Маймакса. Часовня. Прудик с утками. Отличие этого кладбища от других - отсутствие деревьев. Песок - они там не растут. Зато вырастают новые надгробья. С удручающей быстротой.

Каждый день в Архангельске умирает двадцать-тридцать человек. Смертность сегодня, как в далеком 1942-м году. Четверть всех умерших - люди в возрасте от двадцати пяти до пятидесяти лет.

Принято считать кладбище местом, где если не душа, то тело обретает покой. Но, судя по тому, что происходит в последнее время на большинстве наших кладбищ, это уже далеко не так. Акты вандализма совершаются каждый год. Есть статья в Уголовном кодексе, предусматривающая за это преступление до трех лет тюрьмы. Но вандалы, как правило, остаются на свободе. За это полугодие совершено пять погромов, о которых сказали вслух. Совсем недавно - бесчинства в Лявле, беспредел на Жаровихинском кладбище, изувечено шестьдесят надгробий. Кто защитит мертвых?

А о скольких вылазках вандалов родственники умерших не сообщают! Спиливание крестов, кража табличек уже стали настолько частыми, что вошли в разряд обычных дел. Воруют плитки и могильные оградки, тащат цветы и венки. И такая картина не только в Архангельске. Пожалуй, один из самых жутких произошел в Нижнем Новгороде. Вандалы разбивали надгробья и выкапывали умерших, глумились над их телами. Что это - болезнь? Или просто среди нас ходят нелюди?

В Екатеринбурге страховые компании ввели новую услугу: страхование кладбищенских памятников. От буйства стихии, наезда транспорта и от умышленных повреждений, причиненных вандалами.

Зайдите на Жаровиху, загляните на Ильинское. Там и без вандалов все разрушается само собой. Покосившиеся кресты, заросшие бурьяном по самые макушки. Ржавые ограды и ни тропинок, ни дорожек. Захочешь пройти - не пройдешь.

На Ильинском кладбище есть воинские захоронения. 9 мая на каждой могильной плитке, которыми вымощена дорога к памятнику Солдату-победителю, лежала гвоздика, раздавались слова о вечной памяти. Где те гвоздики? Трава метра полтора ростом задавила и плитки, и цветы.

Как защитить мертвых? Ровно год назад на пресс-конференции, посвященной данной теме, звучало, что наши кладбища беззащитны и бесхозны. Нет ни настоящего хозяина, ни денег на их содержание. Что изменилось? По большому счету ничего, раз вандализм и бурьян на старых могилах продолжают процветать.

На "Южной Маймаксе" похоронен мой отец. Рядом с ним, за оградкой, могилка девочки. И вот каждый раз, когда я прихожу, то вижу маленького плюшевого медвежонка, сидящего на ее надгробье. И так уже больше полугода. Медвежонка пока никто не трогает. Как не трогают и венки, цветы с соседних могил. Но почему все равно на душе неспокойно? Не потому ли, что продолжают безнаказанно бродить нелюди. И гарантии, что не забредут они "навестить" ваших умерших близких, никто не даст.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail