"А у вас деньги есть?": ветеран войны о жилищной политике в Москве

Москва, 15 июля 2005, 17:51 — REGNUM  Тему коррупции чиновников обсуждают на всех уровнях власти, включая Президента России. Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию 25 апреля 2005 г. подчеркнул, что российский чиновник "в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту", и рассматривает "государственную службу как разновидность бизнеса".

Тем не менее, проблема по-прежнему остается одной из самых актуальных для нашего общества, а примеров "нежелания госаппарата слышать запросы людей" меньше не становится.

C Зинаидой Гайван корреспондент ИА REGNUM встретился у входа в Госдуму, где она в течение нескольких часов безуспешно ждала депутата Иосифа Кобзона, чтобы передать ему письмо с просьбой о встрече с Юрием Лужковым. "Я слышала, что он хорошо знает Лужкова. Я подумала, ему ничего не стоит замолвить за меня слово и попросить Лужкова встретиться со мной. Откажет он или согласится - это уже другое дело", - говорила она. Как оказалось, Зинаида Григорьевна - ветеран войны и инвалид второй группы - несколько недель приходила к зданию на Охотном ряду, чтобы увидеть известного певца и попросить помочь решить тупиковую ситуацию, связанную с получением новой квартиры в Москве. Один раз ей удалось ему передать свое письмо. По словам женщины, она направила ему пять писем и три телеграммы, причем последняя стоила ей 207 руб. Однако у депутата, как объяснили в приемной комитета по культуре, который он возглавляет, очень напряженный рабочий график, и он не может заниматься вопросом Гайван.

25 июля 2003 г. Зинаида Гайван получила право встать на очередь на жилье в департаменте жилищной политики и фонда жилья г. Москвы по Центральному административному округу, после того как врачи городской поликлиники №129 оформили ей справку, подтверждающую льготы на жилье по состоянию здоровья. К сожалению, чиновники окружного департамента, которые обещали помочь в получении новой квартиры "по мере поступления необходимой жилплощади" (согласно справке из поликлиники Зинаида Гайван по состоянию здоровья могла рассчитывать на новое жилье при условии снижения этажности - прим. ИА REGNUM), через 7 месяцев сняли ее с очереди. 18 марта 2004 г. общественная жилищная комиссия Басманного района приняла решение о том, что "нуждающейся в улучшении жилищных условий семья не признана; жилищных льгот по состоянию здоровья не имеется".

Зинаида Гайван утверждает, что "сначала они деньги просили, а потом поняли, что у меня их нет, и совсем по-другому заговорили". Она рассказывает: "Когда я первый раз попала в управление департамента начальник отдела по работе с населением в Басманном районе Антонов заявил: "Муниципальную квартиру вам дадим, но за нее нужно доплатить. У вас деньги есть?". Я ответила, что нет. После этого, я общалась с начальником управления департамента Недайводовым (Михаил Недайводов, начальник управления департамента жилищной политики и жилого фонда г. Москвы по ЦАО - прим. ИА REGNUM), его замом Релатко (Елена Релатко - прим. ИА REGNUM). Мне предложили несколько квартир: в Царицыно (5-этажный дом 65 года, который шел на слом), Люблино (дом еще строился, посмотреть его было нельзя, а место глухое: вокруг лес, даже дороги приличной нет), Марьино (туда я не ездила, поскольку это еще дальше, чем Люблино), ул. Русаковская (одноэтажные дома барачного типа, перестроенные из казарм, маленькие окошки (40*80 см)). Дали смотровую на Госпитальный вал, 5 - оказалось, что просто обманули. Когда мы туда приехали жильцы были обескуражены нашим визитом и сказали, что первый раз слышат о том, что кто-то должен въехать в эту квартиру. Я сказала об этом Антонову, на что он мне ответил, что вы ничем не докажете, что это так. Они просто вписали эту квартиру в смотровую, чтобы показать, что предлагали мне такой хороший вариант, а я отказалась! Так что мне не предложили ни одной квартиры, в которой можно было бы жить и в центральном округе".

По словам Зинаиды Гайван, заместитель начальника управления департамента жилищной политики и фонда жилья г. Москвы по ЦАО Елена Релатко обеспечила своих родственников квартирами в Москве, но не нашла возможность помочь ветерану войны. "Мы специально узнавали, что в Москве проживает несколько человек с фамилией Релатко, и они все оказались ее родственниками. Например, в квартире, которую нам предложили в Царицыно, проживали ее родственники. Дом идет на слом, и единственная квартира, которая была выселена и предложена нам, оказалась та, где проживали Релатко. Последних расселили в две квартиры. Меня поразило, что когда я пришла к ней на прием, она в присутствии еще нескольких сотрудников управления спросила, есть ли у меня деньги. После того, как она поняла, что денег нет, интерес ко мне прошел. После нескольких моих попыток добиться встречи с Недайводовым, в декабре 2003 она мне сказала, что сейчас в округе строится новый дом, и она постарается, чтобы мы получили в нем квартиру. Через какое-то время я снова пришла, но меня уже не пускали внутрь. Мне не разрешили записаться на прием к Недайводову, и приходилось зимой стоять на улице фактически на одной ноге (у Зинаиды Гайван сломана нога, и она ходит с помощью костыля - прим. ИА REGNUM) в надежде встретить его. А в марте жилищная комиссия рекомендовала отказать мне в постановке на учет на замену жилой площади".

Зинаида Гайван написала много писем в правительство Москвы к Юрию Лужкову, его замам Валерию Шанцеву и Людмиле Швецовой, но всякий раз они направлялись начальнику Департамента жилищной политики и жилого фонда Москвы Петру Сапрыкину, который пересылал их своим подчиненным Недайводову, Релатко, Антонову. Она обращалась к депутату Госдумы от Басманного избирательного округа Николаю Гончару, и безрезультатно.

Зинаида Гайван живет с дочерью Ириной в двухкомнатной квартире в центре Москвы на Доброслободской улице, дом 4. "Я все время живу в центре. Большую часть жизни я прожила на Каланчевке, а 30 лет назад мы с дочкой въехали в эту квартиру", - рассказывает она. "Квартиру над нами сдали азербайджанцу, и там стало происходить что-то страшное. К новому хозяину начали приходить люди, которые собирались поздно вечером или уже за полночь. И начиналось: они кричали, постоянно что-то били, кидали на пол, об стены. В нашем доме изоляция очень слабая: слышны даже разговоры сверху. А этот адский шум просто не давал нам покоя. Моя дочь ложилась поздно, поскольку на работу уходила в 11-12 дня. Для нее эта ситуация стала невыносимой: нервная система слабая, спит очень чутко, в результате, она просто перестала спать". По словам Ирины, промучившись несколько лет, ее состояние здоровья сильно ухудшилось, и ей пришлось уйти с работы. Теперь она почти все время лежит. Ее мать рассказывает, что несколько раз пришлось вызывать скорую помощь, после того как Ирина теряла сознание от нервных приступов. Врачи ставят диагноз - высокое головное давление, которое может привести к кровоизлиянию в мозг в любой момент. "Голова болит постоянно, иногда просто раскалывается. Когда встаю - все начинает кружиться, поэтому стараюсь не двигаться", - говорит она.

Проблемой с соседями, по словам Зинаиды Гайван не хочет заниматься никто - ни участковый, ни районное управление милиции, ни их вышестоящее начальство. "Участковый нам с самого начала сказал, что вмешиваться в это не будет. А съемщик квартиры заявил нам, что он каждый месяц платит милиции круглую сумму, и она будет стоять горой за него при любых обстоятельствах. Мы сначала вызывали "02", но когда увидели, что местное отделение милиции даже не приезжает на вызов, мы бросили это", - рассказывает Зинаида Гайван.

"Нам нужно, чтобы был просто покой. Мы хотим только тишины. Я не хочу, чтобы моя дочь ставила на себе крест, и умерла от этой безысходности", - говорит она. Сейчас Зинаида Гайван возлагает единственную надежду на встречу с московским мэром, который по ее словам "просто не знает о всех тех бесчинствах московских чиновников", с которыми ей и многим другим москвичам приходится сталкиваться. ИА REGNUM продолжит следить за ситуацией вокруг семьи Гайван.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.04.17
Иначе – беда. Новая техника требует новой культуры управления
NB!
26.04.17
Казахстан: тенденцию к исламизации нужно подавлять сразу
NB!
26.04.17
ПМР: «Приднестровские» инициативы Додона — «пыль в глаза и популизм»
NB!
26.04.17
США против КНДР: почему не применяется проверенная «мягкая сила»?
NB!
26.04.17
«Гринпис» на Севере: угрозы санкций и немножко защиты природы
NB!
26.04.17
Куда заводит свобода, или Остепенившийся революционер
NB!
26.04.17
Герника: трагедия, ставшая торговой маркой
NB!
26.04.17
«При цене ниже 100 долларов за баррель интереса к Арктике не будет»
NB!
26.04.17
«Русские хакеры рассказали, что Макрон изменил жене с мужчиной»
NB!
26.04.17
«Транзит газа через Украину могут оставить, чтобы ЕС не мешал «Газпрому»
NB!
26.04.17
ГЛОНАСС: Четыре месяца работы, что дальше?
NB!
26.04.17
Старт продаж «народных облигаций»: Станут ли ОФЗ альтернативой вкладам?
NB!
25.04.17
Отставка председателя правительства Астраханской области была предсказуема
NB!
25.04.17
Путин присвоил звание Героя Труда пяти гражданам РФ
NB!
25.04.17
Минтимер Шаймиев — Герой Труда
NB!
25.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 25 апреля
NB!
25.04.17
Депутаты Новосибирска требуют от области вернуть 3,5 млрд рублей от НДФЛ
NB!
25.04.17
Выборы президента Франции: чего опасаются российские финансисты
NB!
25.04.17
Венесуэла: число погибших выросло до 26
NB!
25.04.17
МИД Латвии: ситуация в Прибалтике такая же опасная, как и в Корее
NB!
25.04.17
Законопроект о правилах транзита внесен в ГД: Коридоры и новые сборы
NB!
25.04.17
Реализация промышленных товаров в ДНР достигла 35% от довоенного уровня