Четвертый этап абхазского урегулирования? В Тбилиси комментируют перспективы восстановления железной дороги через Абхазию

Гагра, 8 июля 2005, 16:56 — REGNUM  Грузинская сторона заинтересована в том, чтобы "произошел прорыв" и было восстановлено соединяющее Россию с государствами Южного Кавказа транскавказское железнодорожное сообщение через Абхазию. Об этом корреспонденту ИА REGNUM заявил депутат парламента Грузии, член т.н. "команды президента" Гига Бокериа, подчеркнув, что "естественно, это не произойдет без определенных шагов со стороны де-факто правительства Абхазии и российского руководства".

Касаясь выполнения Сочинского соглашения президентов Грузии и России, согласно которому, восстановление сквозного железнодорожного сообщения через Абхазию должно осуществляться параллельно с возвращением беженцев из Абхазии на всю территорию региона, он подтвердил, что "этот вопрос, конечно, будет поднят" и что восстановление транскавказской железной дороги взаимосвязано "и с возвращением беженцев, и с их безопасностью, и с ущемлением прав как этнических грузин, так и всех других групп". Вместе с тем, по словам Бокериа, "если мы говорим об очередности шагов, то грузинская сторона готова пойти на серьезный компромисс и сделать первые шаги - но мы будем ждать ответных шагов и от наших оппонентов". Комментируя недавнее заявление абхазского премьера Александра Анкваб о том, что в Сухуми вопрос восстановления железнодорожного сообщения переводят "из политической плоскости в экономическую", депутат отметил, что "к сожалению, на данном этапе мы и не ждем от нелегитимного сепаратистского правительства каких-то других заявлений".

Затрудняется прогнозировать возможность восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию один из лидеров парламентской фракции "Правая оппозиция" (партия "Новые Правые") Пикриа Чихрадзе, которая указывает на "непоследовательность" правительства Грузии в вопросе Абхазии. "Известно, это был один из вопросов отношений с Россией, и наше правительство то принимало все предлагаемое Россией, то не принимало ничего", - заявила Чихрадзе в беседе с корреспондентом ИА REGNUM. - Главное то, что не обосновывалось, какую пользу получало урегулирование конфликта в случае восстановления железной дороги? Было бы это или нет реальным шагом вперед в урегулировании, и представляло бы это какое-либо облегчающее обстоятельство для беженцев? Или это был только неоформленный политический ультиматум российской стороны?" "Поскольку я не знаю предпосылки этих переговоров, мне будет очень трудно комментировать, хотя вот так безапелляционно восстановление железной дороги происходить не должно, - считает Чихрадзе. - Это должно быть частью политического процесса - в противном случае я считаю это совершенно неоправданным". Оппозиционный лидер также указала на то, что если восстановление железнодорожного сообщения не произойдет параллельно с возвращением беженцев из Абхазии в места исконного проживания, то "это повлечет серьезное недовольство, в первую очередь, со стороны беженцев, и затем в остальном грузинском обществе". Парламентарий воздержалась прогнозировать степень радикализма такой негативной общественной реакции, однако отметила, что "грузинское общество достаточно адекватно к результатам осуществляемых правительством неразумных шагов", и что "сначала надо подождать аргументации, конкретного факта, и затем говорить о реакции".

Пикриа Чихрадзе считает, что "надо подсчитать", насколько входит в государственные интересы Грузии открытие железной дороги через Абхазию экономически, вне политического аспекта. "Это может входить в интересы конкретно абхазов, - отметила она. - Может быть более политическим, нежели экономическим интересом России. И это является интересом нашего соседа Армении, которая всегда ставит этот вопрос. Конечно, у нас очень хорошие отношения с Арменией, мы являемся соседними и партнерскими странами, но мы имеем реальность в виде неурегулированных конфликтов. Не думаю, чтобы армянское государство из-за нас пошло на какую-нибудь уступку в вопросе Нагорного Карабаха, какой бы тут ни был наш интерес. Исходя из этого, единственным мерилом и критерием в этом случае должно быть то, какой политический дивиденд получает грузинское государство и те беженцы, которые годами ожидают возвращения под свой кров - нормализуется ли ситуация или по-прежнему остается агрессивной, остановившейся на мертвой точке и неурегулированной?".

Представительница "Правой оппозиции" также считает недопустимым говорить о возвращении беженцев только в Гальский район Абхазии. "Если мы говорим о процессе, то можно начать его в Гальском районе и затем последовательно распространить на остальные районы Абхазии, - отметила она. - Но если речь идет только о Гальском районе, а остальные территории должны остаться абсолютно закрытыми для грузинских беженцев - это абсолютно не приемлемо".

"Открытие железной дороги допустимо только параллельно с процессом возвращения беженцев - неприемлемо и недопустимо, если правительство забудет об интересах собственного народа, - заявил корреспонденту ИА REGNUM другой оппозиционный лидер, глава Консервативной партии Коба Давиташвили. - Мы должны говорить об Абхазии целиком, какое-либо выделение недопустимо. Процесс возможно разделить на этапы, но разговор должен быть о всей Абхазии". Он подчеркнул, что грузинское общество "негативно и достаточно радикально" отреагирует в случае, если правительство Грузии не обеспечит возвращение беженцев вместе с восстановлением железной дороги. Парламентарий принципиально не согласен рассматривать вопрос железной дороги отдельно от политической составляющей, поскольку "нельзя проносить интересы народа в жертву экономическим интересам".

"Совершенно нереальным" восстановление железнодорожного сообщения через Абхазию считает один из лидеров оппозиционной Республиканской партии, депутат Леван Бердзенишвили, который в качестве причины называет то, что "абхазская сторона и грузинская сторона не договорились между собой". Корреспонденту ИА REGNUM он заявил, что проводимые переговоры по этому вопросу "это политический разговор, который устраивает и Грузию, и Россию, и Армению, но никак не будет в интересах грузино-абхазского урегулирования". Представитель грузинских республиканцев считает, что "этот вопрос будет иметь значение только тогда, когда это будет общая инициатива абхазов и грузин - в любом другом случае никто не сможет гарантировать безопасность этой железной дороги". "Я не могу себе представить, как грузинские ребята или грузинские грузы будут проходить через территорию Абхазии? - отметил Бердзенишвили. - Или, скажем, армянские ребята - как они проедут Абхазию, как они проедут Гальский район? Кто скажет грузинам и абхазам, что на эту железную дорогу не надо нападать? Кто не помнит историю, что именно из-за железной дороги началась та война? Если кто-то планирует начать новую войну в Абхазии, то, конечно, он собирается восстановить эту железную дорогу - чтобы иметь новый повод". При этом он выразил уверенность в том, что какая бы сторона ни начала войну, она будет подвержена "самым жесточайшим ударам со стороны мирового сообщества - даже если это будет Россия".

Бердзенишвили уверен, что без возвращения беженцев восстановить железнодорожное сообщение "технически невозможно". Он указал на то, что "тогда никто не сможет обеспечить безопасность железной дороги", которая в таком случае после восстановления "перестанет действовать на территории Гальского района", где "элементарно, люди могут просто останавливать поезда и грабить". Парламентарий подчеркнул, что "поэтому грузинам и абхазам надо договориться между собой без русских о том, что эта железная дорога будет восстановлена, и в каком случае кто какие берет обязательства". Он также отметил, что "это не экономический вопрос - это просто жизненный вопрос", и что "каждый экономический вопрос имеет под собой политическую подоплеку". Представитель Республиканской партии считает, что Сочинские договоренности президентов Грузии и России "не будут работать - будут работать новые договоренности между грузинской и абхазской сторонами, которые могут иметь силу", и затем уже Тбилиси и Сухуми могут "обратиться и к России, и к Армении, и к другим, которые очень сильно заинтересованы в этой железной дороге". Вместе с тем он считает, что восстановление железной дороги будет "крупным политическим дивидендом" для грузинского руководства, и что это будет означать интеграцию Абхазии в пространство Грузии.

Леван Бердзенишвили настаивает на необходимости прямых переговоров грузинской и абхазской сторон, отмечая, что в Абхазии к власти "пришли люди намного лучше, чем были до того", и что сейчас в абхазском руководстве "есть люди, с которыми можно говорить". По его словам, "каждый день, когда президент Саакашвили не готовится к встрече с Багапшем - это потерянный день". Он также считает, что восстановление железной дороги через Абхазию входит в экономические и политические интересы Грузии. "Мы хотели бы интегрироваться с Абхазией и с Россией, - сказал депутат. - Мы не собираемся говорить, что России нет, и что экономических связей с Россией у нас нет. Конечно, мы заинтересованы. Мы будем продолжать торговать с Россией - как Латвия, Литва и Эстония. Даже если в Грузии к власти придут совершенно ненормальные, или в России окончательно сойдут с ума, никто не сможет остановить движение грузов через Кавказ - исторически это совершенно необходимый в этом плане регион".

Иного мнения на дальнейшее развитие ситуации вокруг Абхазии придерживается другой видный представитель т.н. "команды президента" депутат Ника Гварамиа, который прокомментировал корреспонденту ИА REGNUM намерение парламента Абхазии потребовать от правительства Грузии компенсации ущерба, который был нанесен региону в ходе активной фазы вооруженного конфликта в 1992-1993 годах. "А что такое "парламент Абхазии"? Политики играют в якобы государственность, но на самом деле это самообман, который скоро закончится", - заявил Гварамиа.

Следует отметить, что анонсировавший требование компенсации спикер абхазского парламента Нугзар Ашуба сообщил, что абхазская сторона оценивает размер ущерба в 13 миллиардов долларов, и заявил, что руководство непризнанной республики "подумает, куда возвращать беженцев", покинувших Абхазию в результате конфликта, лишь после выплаты этой суммы. Комментируя это, Гварамиа отметил, что грузинской стороне "все было интересно, что мы можем сделать для абхазской стороны, чтобы беженцы вернулись, и вот мы наконец получили ответ на этот вопрос". "Ну, мы постараемся как-нибудь прокомментировать господина Ашуба на государственном уровне", - отметил он. Затем парламентарий подчеркнул, что возвращение беженцев "не будет решаться только на уровне грузино-абхазских переговоров - этот вопрос будет решаться в первую очередь на международном уровне, и как бы не проистекало решение этого конфликта и как бы процессы ни развивались, беженцы вернутся на всю территорию Абхазии в любом случае". Он также считает, что "это произойдет до разрешения конфликта, поскольку это - международная гуманитарная проблема, решаемая на высоком международном уровне".

"Самое главное, что произошло в эти дни, это то, что российская сторона была зажата в угол на саммите ОБСЕ, и первый раз на международном уровне было сказано, чтобы российская сторона не мешала урегулированию конфликта, - подчеркнул Ника Гварамиа. - Тем самым было признано, что до сих пор российская сторона мешала урегулированию этого конфликта. Так что первый этап был, когда международное сообщество думало, что Россия играет позитивную роль. Второй этап был, когда международное сообщество умалчивало о негативной роли России. Сейчас мы проходим этап, когда эта негативная роль декларируется. Четвертый этап будет, когда международное сообщество само вмешается в решение этого конфликта - и этот этап, по моему, уже настает". Депутат также выразил уверенность в том, что восстановление транскавказского железнодорожного сообщения из России через Абхазию в контексте проводимых в настоящее время сторонами переговоров не произойдет в силу позиции абхазской стороны. "Я знаю точно, что абхазская сторона не желает этого, потому что она боится вторжения грузинского элемента, и она, я думаю, не допустит этого, несмотря на очень ярко выраженный российский интерес, - отметил Гварамиа. - Но все это - до поры до времени. Железная дорога будет восстановлена в контексте единой государственности Грузии, и это - недалекая перспектива". По его словам, для Грузии в восстановлении железнодорожного сообщения с Россией "есть множество и позитивов, и негативов, и все это надо хорошо обдумать". Вместе с тем парламентарий считает, что "правительство Грузии ничего значительного не потеряет ни в одном, ни в другом случае", и что "есть более важные проблемы другого типа".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail