"В Молдавии правит гаитянский режим": Интервью главы организации по наблюдению за выборами в странах СНГ CIS-EMO ИА REGNUM

Кишинёв, 4 июля 2005, 19:59 — REGNUM  

Сопредседатель Международной автономной некоммерческой организации по наблюдению за выборами в странах СНГ CIS-EMO от России Алексей Кочетков дал интервью корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Ваша организация уже довольно известна в Молдавии. Ваших наблюдателей высылали из страны на парламентских выборах 6 марта. А намерение CIS-EMO наблюдать еще и за ходом выборов нового примара (мэра) Кишинева вызвало резкую реакцию в правительственной газете "Независимая Молдова". Некий Семен Никулин в статье "Ты их в дверь, они в окно" объявил вас "бывшим активистом ультранационалистической российской организации" и выразил недовольство тем, что эксперты из многих стран СНГ столь пристально интересуются выборами мэра Кишинева - мелким, по мнению Никулина, событием. Знаете, тут так много поводов для комментария, что, может быть, вы сами решите, с чего начать ваш рассказ? Так что я задам вопрос самого общего характера: расскажите о ситуации в Молдавии и о работе вашей организации в этой стране.

Я, пожалуй, начну с ответной реплики на фразу г-на Никулина о "малозначимости" назначенных на 10 июля выборов в Кишиневе. Отвечу я ему фразой Шарапова из "Эры милосердия": "Карманник, я так понимаю, он тоже людям здорово настроение портит". Кстати, пользуясь случаем, хочу сообщить г-ну Никулину, что по его публикации, упомянутой вами, мы начнем против него судебное преследование за клевету - и в Молдавии, и в России. Впрочем, давайте по порядку, а то я тоже забегаю вперед.

Идея работы в Молдавии возникла у нашей организации в январе текущего года. Для начала мы скачали из интернета Избирательный кодекс Молдавии и внимательно его прочли. Замечательный кодекс... О международных наблюдателях в нем 4 строчки. Совершенно размытый статус. Как регистрироваться в этом качестве, прописано тоже очень нечетко. Единственное, что нам все-таки удалось понять, это то, что этим занимается молдавский МИД.

Для сравнения замечу, что на Украине - в ужасной кучмовской антидемократической Украине - этим занимался напрямую ЦИК, безо всякого МИДа. Достаточно было просто подать заявку, прислать по почте документы, получить по факсу подтверждение - и все, можно начинать работать.

Зато в Молдавии ход избирательного процесса охранялся от посторонних как важная государственная тайна. Я связался с представителями молдавского МИДа, они попросили послать им по факсу письмо, затем потребовали нотариально заверенную копию устава CIS-EMO, затем подлинник письма, отправленного по факсу, затем - подробные анкетные данные всех наблюдателей... Одним словом, вскоре стало ясно, что по телефону и факсу этот вопрос не решить - нужно вылетать на место. Первый раз я прилетел в Молдавию 10 февраля.

На следующий день отправился в МИД, где на встречу со мной собралась достаточно большая группа чиновников из протокольного отдела и еще несколько человек, мне не представившихся. Кстати, забегая немного вперед, замечу, что не представляющийся человек крепкого сложения, облаченный в штатский костюм казенно-полицейского покроя, и избегающий фото- и кинокамер как вампир - солнечного света, это, пожалуй, наиболее характерная часть молдавского пейзажа. В поле зрения может вообще ничего не быть - но уж такой человек в штатском будет там непременно.

В МИДе со мной долго беседовали, долго расспрашивали об организации... Особенно их смутило заявленное количество наблюдателей - 300 человек. Меня спросили: почему так много. Я ответил, что мы занимаемся мониторингом всерьез, а не ради того, чтобы просто засветиться. В стране порядка 3000 избирательных участков, контролируя ход выборов на 10% из них, мы сможем реально определить: были массовые нарушения, или же их не было. Думаю, что наш серьезный подход и желание получить реальную картину и решили в итоге нашу судьбу. Заяви мы пятерых наблюдателей, никаких проблем у нас, уверен, не возникло бы.

Через неделю мне сообщили в Москву, что - да, нас принимают. Мы выехали на место небольшой временной миссией: Александр Люшкевич из Белоруссии, Сергей Малинников из санкт-петербургского филиала, еще несколько человек и я. Начали работать, готовить приезд основной группы - все-таки 300 человек, их надо разместить, организовать маршруты, транспорт, связь, информацию, - словом, работы много. И тут же столкнулись с тем, что хотя нам и не отказывают, но и документы о регистрации не выдают, отговариваясь неимоверной занятостью и обещая вот уже завтра непременно все выдать... Дней за 5-6 до голосования стало ясно: с нами просто играют. Когда же мы стали разговаривать с чиновниками более жестко: мол, если не хотите нас регистрировать, дайте официальный отказ, те просто стали нас футболить между ЦИК и МИД и прятаться от нас.

К пятнице 4 марта вся подготовка была завершена, снято жилье для людей, разработаны маршруты - а разрешения все не было. Мы приняли решение: люди должны ехать. В тот момент у нас сложилось впечатление, что нам готовят выдачу разрешения в 10 вечера в субботу, с тем, чтобы мы просто не успели привезти людей. Места для приема людей у нас были подготовлены и, кстати, проплачены заранее на весь срок их пребывания.

Когда мы заявили о том, что наши наблюдатели все равно приедут, в пейзаже и появились люди в штатском - как его непременная деталь. За всеми участниками временной миссии началась тотальная, притом демонстративная, слежка. За Александром Люшкевичем ходило аж три человека. По одному соглядатаю сидело около каждого номера, которые мы снимали в гостинице. В любом кафе, где бы мы ни садились, 2-3 мордоворота тут же усаживались за соседний столик - если там кто-то сидел, этих людей спешно пересаживали, - и прожигали нас взглядами. Одним словом, нам демонстрировали: лучше уезжайте.

В пятницу приехала первая группа - и тут началась уже откровенно детективная история. Первая группа была из Белоруссии. Поскольку поезд ходит два раза в неделю, они вынуждены были приехать на день раньше. Поезд остановили в Бульбоках и продержали там час. Когда же он все-таки прибыл в Кишинев, часть людей просто не выпустили из вагонов - именно тех, поименно, кто был в первом списке, поданном нами на аккредитацию. Ту самую аккредитацию, которую якобы вот-вот должны были нам выдать. Весь вокзал и вся привокзальная площадь были плотно, в несколько кордонов, оцеплены полицией. Впрочем, люди в форме работали исключительно в оцеплении, а все активные действия осуществляли все те же анонимные фигуры в одинаковых штатских костюмах

В первой "невъездной" группе были люди с опытом контроля за выборами в Англии, Швеции, во всех странах СНГ. Была член ЦИК Белоруссии, кстати, коммунистка, зампредседателя компартии Белоруссии - и ее не пустили.

Официальные объяснения были просто смехотворны: якобы нашим наблюдателям негде жить: сейчас зима, и санаторий в Ваду луй Водах, арендованный нами, закрыт, и вообще, зачем вы сюда приехали... За время, пока все это продолжалось, Александр Люшкевич успел съездить в санаторий и привезти - на каждого человека отдельно - справку, что все на него проплачено и что санаторий готов его принять - мы, повторяю, все оплатили заранее. Однако на оцепленный полицией перрон его со справками просто не пропустили. А наших людей оставили в вагонах до отправки поезда обратно на Минск.

Тогда Сергей Малинников купил билет на Минск и попытался таким образом добраться со справками до наших наблюдателей: пройти в вагон перед отправлением и передать им эти справки. Но на перроне Малинников был арестован и продержан под арестом без каких-либо обвинений до отхода поезда плюс еще несколько часов - так люди в штатском перестраховывалась. Ни один из этих людей в штатском, ни разу, несмотря на мои просьбы, не предъявил документов и не представился.

Должен сказать, что ни при "режиме Кучмы", ни при "режиме Лукашенко", ни в Средней Азии, ни вообще где-либо в СНГ - а мы очень плотно работали во всех государствах Содружества - что-либо в таком духе просто невозможно. И, уж во всяком случае, офицеры в штатском, по тем или иным поводам контактировавшие с нашими представителями, всегда начинали с того, что предъявляли документы и представлялись. Эти же работали внаглую, как банда.

Когда приехало российское телевидение, штатские тут же попрятались в здании вокзала и больше не появлялись. Зато почти сразу же нам заблокировали связь - мобильные телефоны местной фирмы VOXTEL оказались отключены.

(Представители совместной молдавско-французской фирмы VOXTEL на протяжении всего срока ее деятельности в Молдавии уже несколько раз выступали с заявлениями, что фирма не предоставляет спецслужбам возможности несанкционированного прослушивания своих клиентов и блокирования их связи - прим. ИА REGNUM.)

Нам пришлось перейти на московские мобильники - по роумингу. Часть людей - из тех, кого не было в первом списке, - нам все же удалось вывести с вокзала и увезти в арендованный нами санаторий "Одиссей". Однако уже через несколько часов "Одиссей" был оцеплен молдавским спецназом и блокирован.

На следующий день, в субботу (а выборы, напомню, назначены на воскресенье), все повторилось снова. С единственной разницей - действия "людей в штатском" стали еще жестче и беззастенчивее - очевидно, начальство похвалило их за пятничный разбой. В тот день к нам должна была прибыть большая, целых три вагона, группа наблюдателей из Санкт-Петербурга. Там тоже были люди очень опытные: члены участковых избирательных комиссий из России и несколько членов городской избирательной комиссии из Санкт-Петербурга. Все с большим опытом работы - и по проведению выборов, и по контролю за их ходом, профессионалы самого высокого класса, наш золотой фонд. Это были люди, которые работали от нас на Украине и которые выявили массу нарушений, как с одной, так и с другой стороны, люди, которым нельзя пустить пыль в глаза.

Естественно, что молдавские власти не могли допустить такого серьезного контроля. Они поступили так. Прямо на станции Бульбока все три вагона, в которых ехали наши наблюдатели, были отцеплены, саму станцию оцепил спецназ, все подходы блокировала полиция и штатские. Поезд ушел дальше, на Кишинев, а этих людей стали держать в блокированных неотапливаемых вагонах.

К счастью, у них была санкт-петербургская мобильная связь с роумингом. Они сумели связаться с нами, на наши российские телефоны. Мы немедленно выехали в Бульбоку, сообщив о факте задержания в российское посольство, в миссию ОБСЕ и журналистам. Через какое-то время к месту событий прибыл помощник посланника из российского посольства в Молдавии и съемочная группа первого канала НТВ.

ИА REGNUM: А что миссия ОБСЕ?

Миссия ОБСЕ, как обычно, продемонстрировала отношение европейцев к нам, как к людям второго сорта. Они просто не приехали.

ИА REGNUM: И как развивались события в Бульбоках?

Мы выехали со всей возможной скоростью, но подъехать к станции не успели. Полагаю, что СИБ (Служба информации и безопасности Молдавии - прим. ИА REGNUM) перехватывала наши разговоры и по роумингу, во всяком случае, они постоянно проявляли полную осведомленность. Так вот, когда до станции нам оставался еще примерно километр пути, они подогнали маневровый тепловоз и отогнали вагоны со станции, примерно на 1,5-2 км, просто в поле. К самой станции никого не пропускали: ни аккредитованных журналистов, ни меня, ни представителей Хельсинкского комитета, ни представителей Ajuta Civis. Более того, штатские пытались даже задержать российского дипломата - помощника посланника из российского посольства! Вот это уже был верх наглости - или глупости, не знаю уж чего там было больше, но такое возможно только в Молдавии. Действовали они так же, как и в пятницу - с предельной беззастенчивостью и цинизмом. Я обращаюсь к какому-то чину в штатском, которого запомнил в лицо по вчерашнему инциденту с белорусами: "На каком основании вы нас не пропускаете, дайте нам поговорить с соотечественниками. Люди едут по нашему приглашению, вы же знаете прекрасно". - "Какие люди? Здесь нет никаких людей. Здесь нет никаких россиян. Нет никаких трех вагонов".

Все это говорится в то время, когда мы с ним стоим в прямой видимости от этих вагонов, откуда нас видят и машут нам руками.

В конце концов, помощник посланника сумел, буквально с боем, прорваться туда. Затем, по его требованию, штатские подключили отопление в вагонах - до этого людей просто вымораживали. А затем эти же штатские принесли в вагоны бесплатную выпивку: вино и коньяк, говоря, что ни за что за это платить не надо, это, мол, подарок от молдавской стороны... Ну, видят, люди все молодые, в районе 30 лет, решили, что на это их можно купить. В ответ наши просто написали на окнах вагона слово "голодовка" и объявили голодовку в знак протеста против произвола молдавских властей.

Вся эта эпопея, с периодическими обострениями ситуации, продлилась до 12 часов ночи воскресенья, то есть до окончания выборов. Где-то в первом часу понедельника вагоны с наблюдателями прицепили к обратному поезду Кишинев-Санкт-Петербург.

Примерно в то же время, когда задержали россиян, на границе с Украиной затормозили и автобус с нашими наблюдателями - на сей раз с "оранжевыми", из Киева. Иными словами, молдавские власти отвергали любой контроль, и дело не в том, от кого он исходил, - вообще любой. Мы ведь специально пригласили на эти выборы людей с самыми разными политическими взглядами и из разных стран, чтобы об ангажированности речь не шла. Мы включили в число своих наблюдателей россиян, но мы включили в их число и львовян из "Комитета выборцев Украины" (КВУ), то есть людей, которые насмерть стояли за Ющенко, которых мы критиковали и которые нас критиковали... Но и мы, и они работали достаточно профессионально, и у нас с ними сложились нормальные деловые отношения.

В итоге, Кишинев обвинил нас сразу в двух противоположных вещах: с одной стороны, мы, якобы прокремлевские, то есть антидемократичные, а с другой - мы экспортеры "оранжевой революции" из Украины и Грузии. Связать эти две ипостаси трудно, но, оказывается, возможно. В Молдавии.

В общем, украинцев тоже не пустили, причем, опять-таки, обставили все с редкостным цинизмом, вообще характерным для молдавских властей. У наблюдателей потребовали бумагу от организации, которая их приглашает. Поскольку у нас не было аккредитации от МИДа - почему, я уже рассказал, - то мы попросили, чтобы такую бумагу выписала наша партнерская организация Ajunta Civis ("Гражданское содействие"). Они нашу просьбу выполнили и тут же снарядили с этой бумагой гонца на границу. Так вот, именно на основании этой бумаги автобус просто развернули и отправили обратно на Украину. А-а, сказали, так вот вы откуда... Могли бы ведь и просто не пускать - зачем бумагу просили?

ИА REGNUM: Скажите, вы сталкивались с чем-то подобным в других странах СНГ?

Никогда. Никогда и нигде не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало молдавский произвол, ни в Киргизии, ни в Казахстане. Считается, что самый жесткий режим - это назарбаевский, ну, кроме Туркменбаши, у которого никаких наблюдателей на выборы вообще не допускали, в принципе. Акаев относился к мониторингу очень мягко, ну... немножко избирательно, пожалуй, но, тем не менее, в конечном итоге, любых наблюдателей всегда регистрировали. А уж что касается давления на них со стороны властей, правоохранительных органов и, тем более, спецслужб - такого в Киргизии и близко никогда не было.

У Назарбаева работать было сложнее, но и там слежки за наблюдателями никогда не было. Вообще, в мировой практике, слежка спецслужб и полиции за международными наблюдателями - это уже нечто из практики Гаити времен Дювалье и, как теперь выяснилось, еще и Молдовы. Вообще, по многим параметрам, оба этих режима друг с другом очень схожи...

Специально для молдавских читателей ИА REGNUM хочу сказать, что в мало-мальски вменяемых государствах ничего подобного просто не бывает. Более того, в демократических государствах - на той же Украине - в законах очень четко прописан статус международного наблюдателя, оговорено содействие ему, и это содействие действительно оказывают. На Украине при необходимости нам выделяли и милицию, и транспорт, без каких-либо проблем и без задержки давали всю необходимую информацию. Более того, специально для наблюдателей на нескольких языках были изданы огромные, 500 страничные, справочники по стране - со всей мыслимой информацией, какая только может потребоваться: законы, история, география, полезные адреса и телефоны, культура, карты, разговорник и т.п. Словом, все было подготовлено на высочайшем уровне.

А в Молдове мы вообще не могли добиться никакой информации. Не могли даже выяснить: а существует ли единый список избирательных участков по стране? Понадобилось целое расследование, чтобы узнать - нет, не существует.

ИА REGNUM: Как это?

А вот так... Хотите получить общий список - езжайте сами по окружным избирательным комиссиям, ищите там местные списки и сбивайте их в общий... если, конечно, в окружных избирательных комиссиях эти списки есть. На самом деле, их и там нет - списки возникают непонятно откуда, как чертик из коробки, публикуются перед самими выборами в местных газетах, газеты раскупаются - и все, и концов уже не найти... То есть нет никаких документальных следов и ничего толком не проверишь - ни подготовку участков, ни количества проголосовавших, ничего. С такой комедией, всучиваемой наблюдателям и, естественно, гражданам, под видом "выборов" мы нигде до Молдавии раньше просто не сталкивались.

Общее впечатление от ситуации - крайне скверное. В центре Европы, в стране, которая провозгласила своим приоритетом евроинтеграцию, которую поддерживает ЕС, куда постоянно приезжают представители госдепа США, в стране, которую сейчас рекламируют как "оплот демократии", существует откровенно какой-то гаитянский режим. Режим, которому наплевать на международные соглашения, на международных наблюдателей, на элементарные человеческие нормы, в конце концов. Все это в Молдавии ничего не стоит, все вершит приказ какого-то неизвестного начальника. И полицейские, вместе с тонтон-макутами в штатских костюмах, невзирая ни на какие законы, тут же бросаются этот приказ выполнять. Вот так просто, по телефону, достаточно этому начальнику позвонить, сказать: "растоптать этого" - и его растопчут, сказать: "посадить вон того" - и его тут же посадят, безо всяких объяснений и без всякой оглядки на закон.

ИА REGNUM: Что было дальше?

Естественно, что ни о каком мониторинге выборов речь уже не шла. Нам нужно было выручать наших людей и выбираться самим. Тем не менее, 7 марта мы провели пресс-конференцию, на которой напрямую сказали все - в частности, все, что думаем о работе миссии ОБСЕ. А 8 марта каким-то чудом выбрались из страны. Чудом - потому, что, по достоверным сведениям, на выезде нас должны были задержать, найти джентльменский набор "наркотики-оружие-взрывчатка" и посадить. К счастью, нас предупредили об этом, а мы, в свою очередь, предприняли контрмеры... В общем, выбрались.

Так вот, по поводу работы миссии ОБСЕ в Молдавии и вообще - о деятельности ОБСЕ как таковой, из опыта нашей работы в разных странах. ОБСЕ фактически не проводит мониторинг выборов. ОБСЕ лишь объявляет о том, что она его проводит. Это дает возможность работникам миссий рисовать заказанные результаты. Все. Больше ничего они не делают.

В том же Казахстане демократическая оппозиция ОБСЕшников просто ненавидит. Потому что, с одной стороны, они подталкивают оппозицию к действиям, подают им надежды, дают казахским демократам посылы о том, что, мол, необходимо действовать, что-то надо менять, но в то же время всегда поддерживают официальные власти. По известному принципу: "да, Сомоса - мерзавец, но зато мерзавец выгодный и полезный для нас". И какие бы нарушения на выборах не происходили, они всегда скажут - незначительные, на исход голосования не повлиявшие, а демократический процесс идет очень глубоко... Они скажут это и напишут это в своем отчете, даже если там будет просто полная подтасовка, когда целые целевые группы не допускаются на избирательные участки.

Вот вам последние выборы на Украине. ОБСЕшники заявили, что у них там работало порядка 600 человек - то есть самая большая по численности миссия. Они переплюнули даже миссию Исполкома СНГ. У нас по Украине работало, в разное время, от 80 до 160 человек. У КВУ - примерно столько же. И мы все время встречали их представителей на избирательных участках. Еще видели представителей Украинского конгрессового комитета, которые приехали из Канады, - и все. ОБСЕшников на участках мы не наблюдали ни разу. Зато периодически встречали их в областных центрах... в нескольких кафе. Они сидели там, пили кофе и никогда никуда не выезжали. Но тем не менее, это давало им возможность делать заявления и писать о том, что на Востоке Украины были сплошные нарушения, а на Западе - никаких нарушений не было и вообще там совершенно идеальная ситуация.

Между тем, все было совершенно иначе. Нарушения-то были и там, и там, но была между ними и существенная разница. На Востоке власть все-таки готовилась провести выборы. А на Западе местные власти, ориентированные на "оранжевых", с самого начала сделали ставку на революцию. Их избирательный процесс уже не интересовал по сути. Нельзя сказать, что нарушений на Востоке не было, - там они тоже были массовыми, но они не выводили ситуацию вообще за рамки избирательного процесса. А на Западе - там все было иначе, там даже участки до последнего момента были не готовы. Просто не готовы к тому, чтобы люди на эти участки пришли. В той же Тернопольской, в той же Львовской области - приезжаем на участок, а там вообще никакого участка нет по этому адресу. Понятно сразу, что выборы здесь уже никого не интересуют, поскольку заранее известно: 99,99% будет отдано за "оранжевых", под размахивание флагами... На некоторых участках, за счет дополнительных списков, догнали аж до 103% голосов за Ющенко от первоначально заявленной численности. Это при том, что процентов 60% населения на заработках и никто из них ради участия в голосовании из-за границы не приехал.

То же самое произошло и в Молдавии. Причем, если взять отчеты ОБСЕ по Молдавии и по Украине, то списки нарушений очень похожи - мол, да, были массовые нарушения, - а вот выводы абсолютно разные. Там - выборы недействительные, а здесь - все хорошо, и страна демократическая.

Кстати, на нашей пресс-конференции сидела дама-работница миссии ОБСЕ. Очень она возмущалась нашими оценками деятельности миссии, даже почти что всплакнула на публику. Долго и чуть ли не с рыданиями рассказывала, сколько сделала ОБСЕ для мира, цивилизации и демократии... А потом, когда мы вышли перекурить, сказала прямо: "Я вас прекрасно понимаю. Я сама из Восточной Европы, не скажу только из какой страны... Идите спасайте своих людей, которых заблокировали в санатории. Скажу вам по секрету: мы отчет о ходе воскресных выборов написали еще в субботу. Через два часа его опубликуем". И они нас чему-то будут учить?

Объективности ради замечу, что подобные перекосы характерны не только для ОБСЕ. Я думаю, что институт официальных наблюдателей от государства, от государственных или межгосударственных организаций себя изжил. По причине очевидной и неизбежной ангажированности таких наблюдателей - в одну или в другую сторону. Будущее за общественными организациями. И это совершенно естественно, поскольку любая госструктура заинтересована в защите тех или иных геополитических, политических, экономических интересов, а вот существование демократических институтов как таковых, без привязки к конкретной сиюминутной задаче, такую структуру мало интересует. Единственная возможность объективного контроля - это общественная структура, особенно если она смешанная, составленная из представителей разных стран и разных организаций.

В самом деле, по частным вопросам, по конкретным интересам люди из Объединенной гражданской партии из Белоруссии никогда не договорятся с людьми из "Единства", из Казани или Москвы. Ну нет у них общих политических точек соприкосновения. Никто и никогда не убедит тех, кто был на "оранжевой" стороне, в том, что им нужно отстаивать геополитические интересы "москалей". И не надо. И очень хорошо, что в итоге остается только одна точка соприкосновения: объективная оценка ситуации с опорой на конкретные факты. Мы преднамеренно всегда составляем очень разношерстные команды. Именно так мы составляли команду для Молдавии 6 марта, именно так, по такому же принципу, готовим и команду на 10 июля. Типичная группа - несколько украинцев, несколько белорусов, 2-3 россиянина. Они едут все вместе, в один район, а когда возвращаются, мы проводим совместный подсчет выявленных нарушений и вырабатываем общую оценку.

Причем, хочу подчеркнуть это еще раз, все наши наблюдатели - опытные люди, кухню выборов они знают "от и до". Мы действительно способны реально разоблачить фальсификацию, даже очень хитро задуманную, или реально же, с фактами в руках, доказать, что выборы прошли честно. Именно поэтому нас так и боятся фальсификаторы. Но если даже кому-то не нравится, что мы на Западе Украины увидели те нарушения, которых в упор не замечало ОБСЕ, ни под кого подстраиваться мы не собираемся. Мы видели нарушения и на Востоке Украины - да, был там административный прессинг - и мы об этом тоже написали. Если мы видим что-то в той же Киргизии, в Казахстане, мы об этом говорим. Наши люди работали в Оше, на мартовских выборах. Так вот, благодаря нашим наблюдателям на двух участках выборы вообще были признаны недействительными - там просто люди наши встали грудью и сказали: нет. И ведь признали власти нашу правоту!

ИА REGNUM: Вы добиваетесь аккредитации на выборах 10 июля, а вас, насколько можно судить, аккредитовать не хотят. Что сейчас происходит вокруг вашей аккредитации - поподробней, пожалуйста.

Все как всегда в Молдавии, по обычной схеме. Прежде всего, чиновники стали просто скрываться от нас. Если раньше мы могли хотя бы передать документы, хотя и не получив ответа, то теперь даже отдать документы мы просто не можем. Вообще нет человека и нет структуры, которая бы эти документы получала. Какая-то заколдованная страна! Все исчезает при нашем появлении.

Как следствие, официозная молдавская пресса орет, что мы работаем нелегально. Но как мы можем работать легально, если нашу регистрацию попросту саботируют? В конце концов, я Днестр с аквалангом не переплывал. Мы официально въехали в страну и зарегистрировались - что это за терминология такая? У нас что - визовый режим? Хотите легальной работы наблюдателей - так возьмите документы!

Пока что мне вполне очевидно одно: документы у нас не возьмут и будут периодически арестовывать, а мы, вопреки усилиям официальных властей и опираясь на местных правозащитников, будем все-таки пытаться работать.

Вообще, практика молдавских властей буквально поражает каким-то совсем уже запредельным, наивно-пещерным цинизмом. В ЦИКе нам объясняют: полный бардак на выборах вызван, оказывается, тем, что у них всего три штатных сотрудника. А все остальные, мол, привлекаются для разовых мероприятий и потому ЦИК не в силах на них повлиять. Это что - сумасшедший дом? Зазеркалье? Уличная игра в наперстки? Это может быть все, что угодно, но это, определенно, не избирательная комиссия государства, где выборы существуют хоть в какой-то форме. А поскольку мы обо всем этом говорим и пишем, то для властей Молдавии мы крайне неудобны. Вот они нас и пытаются оболгать и оклеветать - действуя все с тем же пещерным цинизмом. Ведь "Независимая Молдова" даже не искажает информацию - она просто-напросто незатейливо и беззастенчиво врет, от начала и до конца. Причем у меня создается впечатление, что собственное вранье одновременно служит для молдавских властей и единственным источником информации. На днях я общался по телефону с некоей Северин из администрации молдавского президента, так вот она, на полном серьезе, мне заявила, что нас, оказывается, не зарегистрировали в Киргизии. Вот моя аккредитационная карточка - я только недавно оттуда прилетел. Кстати, эта Северин - советник какого-то там аналитического отдела президентуры. Если у их президента такие аналитики, то меня уже ничего в Молдавии не удивляет...

ИА REGNUM: Откуда у вас деньги?

Если коротко - деньги нам дают те, кто действительно заинтересован в наличии у нас гражданского общества и реальной выборной системы, а не ее имитации. Нам перечисляют некоторые суммы от полученных западных грантов, нас поддерживают структуры, занятые в информационном бизнесе... Очень много есть и мелких ручейков - к примеру, один очень уважаемый мной человек недавно перечислил нам свой гонорар от чтения лекций по правовой тематике, что-то около двух тысяч долларов... И случай этот не столь уж редкий - поверьте, число людей, по-настоящему, не на словах, а на деле заинтересованных в том, чтобы демократия была реальностью, а не пустой фразой, достаточно велико. Когда эти люди находят друг друга и объединяются - это сила. В рамках CIS-EMO мы объединяемся не во имя политической борьбы, не ради того, чтобы левые победили правых, или правые - левых, оранжевые - бело-голубых или бело-голубые - оранжевых. Эта сторона деятельности, конечно, тоже остается, но она у каждого своя. А в CIS-EMO нас объединяет другое - общее желание сохранить пространство демократического выбора, где такая борьба вообще возможна. Потому что в Молдавии, например, она сегодня уже почти невозможна, коль скоро над законом, над моралью, над здравым смыслом там возвышается фигура тонтон-макута местного разлива, в казенно-штатском костюме.

Совершенно естественно и то, что организации из разных стран СНГ стремятся помогать друг другу. Потому что пространство наше все еще осталось общим, и исторически, и культурно, и экономически. Есть язык, на котором, к примеру, могут общаться киргиз с молдаванином, не зная ни киргизского, ни молдавского. А если мы не будем помогать друг другу, мы все очень скоро окажемся в маленьких национальных клетках - без демократии, без гражданского общества и без каких-либо прав, кроме права на чувство глубокого удовлетворения и столь же глубокой благодарности мудрому и несменяемому руководству.

Наши противники очень хотят услышать, что нам дали деньги вот эти и эти скандально известные фигуры. Ющенко хочет услышать, что Янукович дал, Янукович - что Ющенко, Воронин - что Кремль или Ходорковкий, а еще лучше - половину Кремль, а половину - Ходорковский. Или ЦРУшники. Или арабские террористы. Эти люди - такие, как Воронин, - просто не хотят, да, наверное, и не могут воспринимать вещи реально. Они из другого времени, они просто неспособны осознать, что гражданское общество уже родилось. Да, оно еще слабое, да, еще многое нужно сделать, но мы уже не позволяем провинциальным зомби в штатском вот так вот запросто запугать нас и заставить молчать. И стулья под диктаторами будут шататься все сильнее - и вовсе не потому, что какой-то другой диктатор, размером побольше, проплатил это шатание из-за границы.

ИА REGNUM: Ваше общее впечатление о Молдавии?

Там есть достаточно широкий спектр организаций и очень широкая палитра взглядов. До приезда туда я думал, что там есть только прорумыны, которых больше, и прорусские, которых меньше, и что первые вторых давят. Это не так, спектр взглядов там очень широкий и непрерывный, есть и прорумыны, есть собственно молдаване, есть пророссийски настроенные люди, есть прозападно настроенные, есть коммунисты, которые не считают Воронина коммунистом, есть демократы, есть социал-демократы... Но при всем при этом, в Молдавии успешно создана система, при которой одна правящая партия, опираясь на карательный аппарат, контролирует все сферы жизни. В частности, она создала очень специфическую избирательную систему, полностью контролирует избирательный процесс и при видимости демократии может находиться у власти неопределенное время. Все "демократические кариатиды" ими оставлены, но лишь как украшения, эдакие архитектурные излишества. А от реального влияния на ход событий они полностью и очень надежно изолированы.

Вот вам пример: не захотели власти допустить 70 тысяч студентов на выборы 6 марта - и не допустили. Потому что были уверены, что студенты за их замечательную партию вряд ли проголосуют. Эту же схему официальный Кишинев намерен реализовать и на выборах 10 июля.

ИА REGNUM: Вы намерены как-то опротестовать действия молдавских властей?

Мы обратились к московскому адвокату, г-ну Борщевскому, который выразил готовность отстаивать наши интересы. Мы понесли и моральный, и материальный ущерб, в частности, мы заранее проплатили гостиницы, и эти деньги нам не вернули. Более того, когда человек, который платил, позвонил директору гостиницы "Космос", тот ему сказал: "Да-да, приходите". Имея уже некоторый опыт пребывания в Молдавии, наш человек сам не пошел, а послал местного жителя - и тот был арестован. Его арестовали прямо в кабинете у директора, где, как оказалось, сидела засада, вывезли в полицию и там долго-долго на него орали - мол, как он смеет помогать невесть кому... Одним словом, мы потеряли и финансово, и морально и будем добиваться возмещения ущерба. Ну еще и иск к господину Никулину, о чем я уже говорил. Эти вопросы мы не выпустим из поля зрения.

ИА REGNUM: Вы опубликовали официальный отчет по выборам 6 марта?

Мы не стали публиковать свои выводы по поводу тех выборов. Я могу высказать свою личную точку зрения в интервью, называя их комедией, имеющей к нормальным выборам более чем отдаленное отношение. Но это - мое мнение. А документ - итоговый отчет - мы всегда строим строго на фактах. Фактов же нам собрать как раз и не дали - наши наблюдатели не работали на участках, им просто помешали этого сделать. Всю информацию мы получали не напрямую, с места событий, а от "Коалиции-2005". У нас же существует такая практика: в отчет идут только те нарушения, которые зафиксировали наши наблюдатели. Либо, как вариант, есть, например, видеосъемка, из которой ясно видно: вот они, нарушения. Этого у нас по выборам 6 марта нет, так что от выводов от имени CIS-EMO мы воздержались. Повторяю - мы не ангажированы и беспристрастны, мы не опускаемся до перебранки с провинциальными диктаторами. Нам наша репутация дороже.

ИА REGNUM: Ну что ж, давайте итоговый вывод. Можно ли говорить о том, что в Молдавии вообще нет выборов?

Прямых улик нет - их нам не дали собрать, но косвенные улики уже сегодня дают основание настаивать на расследовании ситуации силами международных структур. Такое расследование должна вести мировая общественность, а не только представители общественных организаций стран СНГ. Если бы нашлись на Западе структуры, похожие на нашу, которые проявили бы заинтересованность...

В личных анкетах, которые я подавал в молдавский МИД, была графа "род занятий". Я думаю, их просто испугал уровень профессиональной подготовки наших наблюдателей. И запрет нашим профессионалам работать является хотя и косвенным, но очень убедительным доказательство того, что выборы были сфальсифицированы - все выборы в целом. Потому и пришлось им городить всю ту ложь, которую публикует "Независимая Молдова". А реально - в Молдове сложилась хорошо отработанная практика фальсификации выборов. Причем грубые нарушения идут на всех этапах избирательного процесса, от назначения даты выборов до завершения подсчета голосов. И закон у них - кривой, по любым нормам. Он не соответствует стандартам ни ОБСЕ ни СНГ - кстати, стандарты СНГ жестче ОБСЕшных.

А если уж говорить об итоговом выводе, то я, пожалуй, скажу о другом. Наш главный враг - пещерный менталитет. Тот самый подход - мол, мерзавец, конечно, но наш мерзавец, и коли он наш, мы его поддержим. Это иллюзия, мерзавец всегда попытается кинуть всех... Сегодня Воронина поддерживают западники. Прекрасно понимая, кто он такой, они просто платят Воронину за его антироссийскую политику. Но давайте будем объективны, давайте вспомним еще совсем недавние восторги в России. Мол, поглядите, какое чудо - молдавский президент с русской фамилией. Какой был ажиотаж, как шумно все дышали, как наперебой помогали Воронину, как его принимали... И ведь тоже все прекрасно знали, кто такой Воронин, - но он был тогда "наш сукин сын". А оказалось, что не наш, а просто... Сейчас Воронин по такому же принципу устраивает Запад, и пока он их устраивает, они закроют глаза на все, что он творит. Впрочем, он и их в какой-то момент попытается кинуть - природа, она ведь обычно берет свое...

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.