Армения-НАТО: новая фаза сближения

Баку, 23 июня 2005, 19:18 — REGNUM  

В 2006 году Армения вступит в новую фазу процесса расширения отношений с НАТО. К слову сказать, процесс этот развивается уже несколько лет и не противопоставляется военно-стратегическому партнерству республики с Россией. Руководители страны отмечают, что Россия сама планомерно сближает позиции с Альянсом, взаимодействует с нею во всевозможных форматах, участвует в совместных учениях и т.д. Вместе с тем, официальный Ереван подчеркивает, что намерения вступить в НАТО в качестве полноправного члена этой организации в своей внешнеполитической повестке не закреплял. Тем не менее, в 2006 году Армения приступит к осуществлению Плана индивидуального партнерства с НАТО (IPAP). Презентационный документ армянской стороны был представлен руководству Североатлантического альянса в Брюсселе министром иностранных дел Армении Варданом Осканяном 16 июня 2005 года. Характеризуя это событие, глава внешнеполитического ведомства Армении отметил, что оно откроет "новую страницу в отношениях Армении с НАТО" и станет "краеугольным событием в процессе их развития".

Ранее, более детально по этому, видимо относительно конфиденциальному документу, высказался заместитель министра обороны Армении Артур Агабекян. По его словам, основная цель присоединения Армении в этой программе - "формирование системы безопасности, соответствующей требованиям 21 века". Здесь следует напомнить, что руководство Армении неоднократно заявляло, что основным гарантом безопасности Армении являются вооруженные силы самой Армении. Помимо этого, Армения, наряду с Россией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном, состоит в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) - позиционирующей себя, как своеобразную систему безопасности. Граница же Армении с Турцией - наиболее мощной в регионе с военно-стратегической точки зрения страной, продолжает контролироваться российскими пограничниками. Важно также, что после окончательного вывода российских военных баз из Грузии, а процесс этот, согласно договоренности Москвы и Тбилиси, завершится в 2008 году, Армения останется единственной страной Южного Кавказа, где будет дислоцированы российские военные. Судя по логике вещей, взаимодействие в рамках ОДКБ и двустороннее военное сотрудничество с Россией не в полной мере обеспечивают безопасность Армении на фоне вызовов 21 века, и расширение взаимодействия с НАТО в рамках IPAP восполнит недостающие звенья.

В ходе мероприятия, организованного в Армении фондом Маршалла, Агабекян перечислил те основные позиции, по которым будет развиваться армяно-натовский IPAP. Итак, участие Армении в IPAP предполагает проведение периодических консультаций с НАТО вокруг вопросов региональной безопасности, разработку самой стратегии этой безопасности, разработку военной доктрины Армении, усовершенствование процесса оборонного и бюджетного планирования, обеспечение взаимодействия с силами НАТО на оперативном уровне, усовершенствование сферы военного образования, внедрение в ВС системы автоматизированного управления, межведомственное совмещение сфер, имеющих отношение в обороне и борьбе с терроризмом и т.д. В процессе осуществления всех этих реформ, Армения планирует получать от НАТО помощь исключительно консультативного характера. Примечательно, что практически те же цели значатся в программе участия Армении в ОДКБ, с той лишь разницей, что республика, пользуясь членством в этой организации, получила право закупать у остальных партнеров по Договору, в частности у России, оружие и технику по внутренним ценам производителя.

В некотором роде переломным, с точки зрения уточнения позиций стран региона, стал Стамбульский саммит НАТО. Представляющий на саммите Россию министр иностранных дел Сергей Лавров тогда заявил, что "Москва относится к решениям НАТО как к объективной реальности". Естественно, еще более объективно воспринимают эти решения страны Южного Кавказа, которые обязаны строить свою политику именно в этой реальности. А они таковы - под интенсивным нажимом Грузии, российское политическое руководство форсирует процесс вывода своих военных баз с территории этой страны. Причем, часть вооружения и техники перевозится на российскую военную базу, дислоцированную на севере Армении - в городе Гюмри. Между тем сама Грузия, однозначно заявляет о своем стремлении стать полноправным членом НАТО. Неоднозначные процессы развиваются вокруг Азербайджана. Также как и Грузия, официальный Баку не скрывает своих симпатий к НАТО, хотя тщательно обходит тему возможного размещения "мобильных группировок" Альянса на своей территории. Между тем, аналитики утверждают, что после запуска нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) такой оборот событий неизбежен. Две другие страны региона - Турция и Иран осуществляют кардинально противоположную политику. Если Иран является приверженцем обеспечения региональной безопасности исключительно силами самих стран региона и выдвигает в этом направлении вариации различных форматов, то Турция - активный участник НАТО, развивает отношения с Азербайджаном и Грузией именно по североатлантическому вектору. Если руководство НАТО на первых порах и не будет спешить с принятием Грузии и Азербайджана в состав Альянса, то, по всей видимости, роль Турции, как куратора этих стран в процессе внедрения новой военно-стратегической идеи, будет всячески приветствоваться. Именно в этом контексте и стоит рассматривать идею создания нового военного блока - Турция, Грузия, Азербайджан.

Таким образом, говоря "о новой странице в отношениях Армении с НАТО", следует учитывать, что страница эта раскрыта "объективно" и без особых усилий с армянской стороны. Очевидно, нельзя также надеяться, что Еревану удастся маневрировать между двух систем безопасности, став в перспективе страной - связующим звеном между НАТО и ОДКБ. Армянские аналитики считают, что такая возможность в идеале могла бы иметь право на жизнь, если бы удельный вес ОДКБ на Южном Кавказе был на порядок выше - то есть, если бы помимо Армении в этой организации состоял еще один из ее соседей по региону. Пока же, речь идет лишь о создании военно-стратегической линии Азербайджан-Грузия-Турция (маршрут нефтепровода БТД и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзрум, и планируемого железнодорожного маршрута Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку). Все три крупных проекта обходят Армению и по своей идее являются транспортно-коммуникационным обходом России. Наоборот, артерии, связывающие Россию с Южным Кавказом, в частности, с Арменией простаивают, и вопрос их задействования всецело зависит от Грузии. Таким образом, республика, уже на протяжении целого десятилетия пребывающая в полублокаде, становится пророссийским островком в регионе, при этом катастрофически теряет свое стратегическое значение (в том числе и для России) и рискует стать неким потребительским придатком Ирана. По всей видимости, в этой ситуации армянские власти прилагают усилия для удерживания отношений с НАТО на том же уровне, что и Грузия с Азербайджаном, при этом ясно представляя неизбежность вступления в Альянс в случае принятия в ее состав последних. Что касается Запада, то здесь прекрасно осознают, что последний и наиболее значимый прорыв на территорию Южного Кавказа может быть обеспечен только за счет открытия армяно-турецкой границы и вывода российской военной базы с армянской территории. В последний период США и некоторые европейские страны заметно активизировали свои усилия в этом направлении. Что касается Армении, то аналитики еще раз констатируют неизбежность политики комплиментаризма - а проще говоря, "смирения с реальностью" и "следования вектору наименьшего сопротивления".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.