Тюменский правозащитник против инициативы президента: интервью ИА REGNUM

Москва, 22 июня 2005, 11:05 — REGNUM  

В Конституционном суде готовится к обсуждению одна из политических инициатив Владимира Путина, а именно предложение изменить систему избрания глав регионов. Жалобу в Конституционный суд подал тюменец Владимир Гришкевич. Он является демократом первой волны, кандидатом геолого-минералогических наук, а сейчас и правозащитником. В интервью корреспонденту ИА REGNUM Владимир Гришкевич подробно рассказал о своем иске.

ИА REGNUM: Почему вы подали в Конституционный суд иск о признании неконституционным решения о назначении губернаторов по указу президента?

Общие правовые позиции решения о назначении губернаторов освещались во всех средствах массовой информации. Коротко можно сказать, что президент, таким образом, существенно расширил свои полномочия. А именно, в Конституции Российской Федерации строго прописаны все полномочия президента. Среди них нет права утверждать губернаторов, нет полномочия во внесудебном порядке распускать законодательные собрания субъектов Российской Федерации. Поэтому это прямое покушение на систему независимой государственной власти субъектов федерации, которая гарантируется конституцией. Это один из аспектов. Но есть ещё вопросы взаимоотношения субъектов федерации и федерации. В своём обосновании решения о назначении губернаторов 13 сентября президент сказал, что необходимо выстроить единую систему исполнительной власти в Российской Федерации, статья 77. Но если внимательно читать статью 77, то там написано "в пределах полномочий федерального центра и в пределах совместных полномочий федерации и субъекта федерации". Но в последнее время происходит экспансия федерального центра по отношению к субъектам федерации.

Я работаю в системе недропользования Ханты-Мансийского автономного округа, и в связи с этим очень чётко представляю себе взаимоотношения Ханты-Мансийского автономного округа и Российской Федерации по вопросам недропользования. Например, субъект федерации всё время настаивал на том, что для возобновления минерально-сырьевой базы необходим специальный налог, который пойдёт на разведку полезных ископаемых в данном регионе и будет полностью оставаться в регионе. Это дума о будущем. Ранее вся программа геологоразведки Ханты-Мансийского автономного округа осуществлялась из двух источников. Первое - за счёт бюджета округа, и основной объём финансирования шёл за счёт ВМСБ (отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы). Теперь, во-первых, ВМСБ отменён, во-вторых, идёт разговор о переходе прав на недропользование в федерацию. Так называемое право "единого ключа", когда единственным субъектом, который распоряжается выдачей или отзывом лицензий, становится федеральный центр. Сейчас в Государственной Думе идут бурные дебаты на эту тему.

Я твёрдо знаю, что губернатор Ханты-Мансийского автономного округа прилагал максимум усилий, чтобы противодействовать введению принципа "единого ключа". Разговор идёт о том, что интересы субъекта федерации не всегда совпадают с интересами центра. Между субъектом федерации и федеральным центром необходим компромисс, общегосударственные интересы. Фактически, сейчас общие интересы государства представлены интересами московской группировки. И соответственно, назначаемость губернаторов наносит страшный удар по отстаиванию интересов территории. Чтобы губернатор мог отстаивать интересы своей территории необходимо, чтобы он имел мандат от населения.

ИА REGNUM: Сразу после появления указа о назначении губернаторов независимые депутаты, либералы заявили, что они будут в судебном порядке опротестовывать это решение. Но до сих пор в Конституционный суд заявлений от них не поступало. Чем вы это объясняете?

Скажем прямо, со всей России высказался не я один. В Конституционный суд подавали жалобы три человека. Но принято к рассмотрению было только моё обращение, так как оно было оформлено технически правильно. Кроме меня обращения поступили от двух саратовских бизнесменов, которые желали баллотироваться на пост губернатора. Но им не дали возможности баллотироваться, а вместо очередных выборов губернатора назначили. Соответственно, их право быть избранными оказалось грубо нарушенным. Они подали иск в областной суд, потом жалобу на нарушение своих прав в Конституционный суд. Но Конституционный суд отклонил их обращения по техническим причинам. Так что я не единственный.

Очень большую компанию по подготовке массовых обращений в Конституционный суд проводит Союз правых сил. Но любые партийные структуры несколько инертны. Если 17 февраля был утверждён губернатор, 20 февраля я подал заявление в областной суд и уже 2 марта я получил решение областного суда и, соответственно, 4 марта моё обращение было принято в Конституционном суде. Это технически минимальный срок, который необходим для подачи обращения в Конституционный суд. Если мы переводим это дело из рамок субъекта федерации на общероссийский уровень, а именно начинаем организовывать своих сторонников для подачи таких заявлений, то это существенно продлевает сроки. Хотя для общественной значимости, возможно, лучше, чтобы там было две или три сотни заявлений, но по сути, обращения одного гражданина или ста граждан юридически равнозначны. Именно поэтому я выиграл время.

ИА REGNUM: С точки зрения права, после рассмотрения вашего иска будет ли создан прецедент, по которому будут решаться следующие аналогичные иски?

Если следующие иски будут приняты в сроки до рассмотрения по существу моего обращения, то все эти обращения будут объединены в одно производство и, соответственно, будут рассмотрены на одном слушании. После того как Конституционный суд примет решение по этому делу, дальнейший приём аналогичных обращений будет прекращён. Конституционный суд не принимает вопросы к рассмотрению вторично. Он - последняя инстанция.

ИА REGNUM: То есть, фактически у остальных заявителей есть время до осени, чтобы подать свои иски?

Проблема заключается в том, что суд работает только в ближайшую неделю. Потом он уходит на длительные каникулы. Время рассмотрения дела ограничено законом тремя месяцами. Месяц на предварительное рассмотрение, и месяц на принятие решения об отклонении или принятии дела к производству. Соответственно, я подал иск 4 марта, 1 июня дело было принято. Другие субъекты могут просто попасть в цейтнот. Это чисто технический момент. Если они не успеют, то будет рассматриваться только мой иск. Отсюда следует одна опасность, я не являюсь профессиональным юристом. Смогу ли я отстаивать в суде права многих миллионов избирателей? Мне будут помогать профессиональные юристы, имеющие опыт работы в конституционном судопроизводстве, с учёными степенями.

ИА REGNUM: Каковы ваши позиции с точки зрения международного законодательства? Когда шли разговоры о назначении мэров, в довод приводили Хартию Европы, где сказано, что мэры должны избираться.

По крайней мере, в Тюмени мы уже фактически имеем назначаемого мэра. С губернаторами всё сложней. В государствах с унитарным устройством губернаторов, генерал-губернаторов назначают. В государствах с федеративным устройством их выбирают, потому что субъекты федерации, в пределах своих полномочий, должны иметь всю полноту власти, в том числе и самостоятельное формирование региональных органов власти. В Европе есть и федеративные и унитарные государства, поэтому в международном законодательстве ничего не говориться про непосредственно выборы губернаторов. Там говорится только про независимость муниципальной власти и право граждан избирать и быть избранными. Россия имеет федеративное устройство, это записано в конституции. Назначением глав регионов президент фактически отменяет федеративное устройство Российской Федерации и делает его унитарным государством.

ИА REGNUM: Вы не работаете во властных структурах, не участвуете в выборах, каковы Ваши личные мотивы заниматься этим делом?

Главный мой стимул - это принципы правозащиты. 55 статья конституции прямо говорит, что государство не имеет право отменять или ущемлять права граждан вне зависимости от источника их возникновения. Права гражданина в процессе эволюции государства могут только возрастать. При Ельцине, когда утверждалась конституция, губернаторы были назначаемыми. Потом законодательно была закреплена их выборность. Произошло увеличение объёма избирательных прав граждан. Теперь никто не имеет права вновь отнять право избирать губернаторов, это сужает наши права и противоречит таким образом конституции.

А по существу - главное, что наше государство демонстрирует своё главенство по отношению к гражданам. Это также противоречит конституции, где сказано, что права гражданина выше прав государства. Мой протест именно против построения в России государства для государства.

ИА REGNUM: Вы состоите в какой-либо партии?

Я сейчас не вхожу ни в какие политические формирования или партии. В своё время я участвовал в местной политике. Я был членом оргкомитета "Народного фронта" города Тюмени. Потом была организована "Демократическая трибуна", потом я был кандидатом учредительного съезда Социал-демократической партии России. Я баллотировался по спискам "Выбор России" в Государственную думу первого созыва, не прошёл. Тогда "Выбор России" набрал голосов меньше, чем ЛДПР. В 1997 году я отошёл от политической деятельности и в последние годы занимаюсь только правозащитной деятельностью.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.