Эксперт: Воронин манипулирует украинским планом приднестровского урегулирования

Кишинёв, 12 июня 2005, 12:33 — REGNUM  

Парламент Молдовы на заседании в пятницу принял "Декларацию о плане Украины по урегулированию приднестровской проблемы". Депутаты также приняли "Обращение о принципах и условиях демилитаризации" и "Обращение о критериях демократизации" Приднестровья, точнее, в терминах принятых в Молдавии - "приднестровского региона". Рассмотрение вопроса в парламенте состоялось по инициативе президента Молдавии Владимира Воронина. Все три документа также были подготовлены сотрудниками аппарата президента (по молдавской терминологии - президентуры).

Текст Декларации содержит некоторую критику украинского плана, отмечая отсутствие в нем пунктов, касающихся вывода российских войск и установления надлежащего Контроля на приднестровском участке молдо-украинской границы. Вместе с тем, объясняя Молдавским парламентариям необходимость принятия пути, предложенного в "плане Ющенко", Воронин назвал его "самым выверенным и перспективным документом, который когда-либо ложился на стол переговоров". "Украина решила оказать поддержку Молдове, и мы не должны делать шаг назад, - заявил Воронин. - Важно, что план устанавливает механизм демократизации региона и дальнейшей реинтеграции Молдовы. Сначала мы в парламенте принимаем закон о статусе приднестровского региона, потом при участии международных наблюдателей под мандатом ОБСЕ проходят выборы в Верховный Совет Приднестровья, далее, если выборы будут признаны демократическими, вновь избранные депутаты Верховного Совета подключаются к доработке закона о статусе Приднестровья". Что же до отсутствующих пунктов, то, как заявил Воронин, "эти проблемы надо решать дополнительно, но также при поддержке международного сообщества и энергичном содействии Украины".

Значительная часть выступления молдавского президента была посвящена успехам в урегулировании, по утверждению Воронина - уже достигнутым исключительно благодаря инициативам молдавской стороны. "Уже в самое ближайшее время, заявил Воронин, будет инициирован ряд трехсторонних встреч, на уровне от экспертов до высших должностных лиц ЕС, Украины и Молдавии, по определению деталей и механизмов установления постоянного и эффективного таможенного контроля на приднестровском участке молдо-украинской границы. В вопросах обеспечения надежного контроля на этом участке наметился серьезный прогресс".

Воронин напомнил и о том, что во время своего визита в Брюссель и Страсбург он передал Генеральному секретарю Совета Европейского Союза Хавьеру Солане и председателю Европейской Комиссии Жозе Баррозу совместное с президентом Виктором Ющенко письмо, содержащее просьбу к ЕС о содействии в установлении международного контроля на приднестровском участке молдо-украинской границы, причем, по его словам "инициатива была весьма оптимистично воспринята".

Выступление Воронина содержало также требования о полном уходе России из региона. "Молдова не нуждается в чьем-либо военном присутствии на своей территории, - заявил Воронин. - Мы считаем, что завершение вывода российских войск будет значительным вкладом Российской Федерации в достижение окончательного урегулирования приднестровской проблемы, который будет высоко оценен народом нашей страны. Мы не видим в пребывании российских войск на нашей территории никаких политических либо геостратегических оснований. Уверен, что их не видит и современное руководство России." Воронин также заявил, что "добрая воля молдавского государства, открыто назвавшего себя полиэтничным, бережное отношение в Молдове к русской культуре, языку, ко всему русскоязычному населению страны являются лучшим аргументом отсутствия каких бы то ни было объективных противоречий с Российской Федерацией".

"Уверен, - продолжил он, - что нам удастся достичь взаимопонимания на этом направлении, а заодно исключить из наших взаимоотношений с Россией несвойственный нашим странам и народам язык взаимных претензий и мелочных обид".

По мнению Воронина "место вооруженных людей в зоне безопасности должны занять наблюдатели, действующие на основе международного мандата". А "Обращение о принципах и условиях демилитаризации", принятое на пятничном заседании парламента Молдавии, конкретизирует и предполагаемые сроки такой замены: от России требуют вывести войска и вооружение "из восточных районов Молдавии" (имеются ввиду дислоцированные в Приднестровье остатки 14-й армии) до 31 декабря 2005 года, а миротворческие силы из зоны безопасности - до конца 2006 года.

Ситуацию для ИА REGNUM комментирует Сергей Ильченко, политолог, главный редактор газеты "Новый Днестровский курьер":

"Я уже отмечал ранее, что маневры сторон конфликта вокруг плана Ющенко, по сути, не имеют отношения к реальному урегулированию. Все они не более, чем ходы в пропагандистской игре, где каждая из сторон пытается занять наиболее выгодную PR-позицию для решения своих задач, зачастую лишь отдаленно связанных с приднестровским урегулированием. Это маневрирование и зарабатывание пропагандистских очков может, в принципе, длиться вечно, поскольку реальное урегулирование в рамках парадигмы объединения Молдавии и Приднестровья вообще, на мой взгляд, невозможно.

Последние события лишь подтверждают данную ранее оценку ситуации. Однако тут есть и несколько интересных штрихов, которые я хотел бы отметить особо.

Прежде всего, я хочу дать читателям ИА REGNUM некоторое представление о реальной политической ситуации в Молдавии. Возьмем такую деталь: все молдавские инициативы исходят из окружения только одного человека - президента Воронина. Именно и только там готовятся все проекты постановлений, обращений и т.п. А парламенту, где депутаты от партии Воронина и вступившие с ними в союз ультранационалисты из Христианско-демократической партии Юрия Рошки (ХДНП) составляют абсолютное большинство, отведена скромная роль "машины для голосования", которая в автоматическом режиме подмахивает любой президентский проект. Сам же по себе парламент Молдавии очень далек от этих проблем, и черпает информацию о состоянии дел, опять же, от президента Воронина, просвещающего депутатов с парламентской трибуны.

Такая пассивность парламента, в сочетании с ведущей ролью президента, была бы еще понятна в президентской республике. Но Молдавия, согласно своей действующей конституции - парламентская республика, и формально Воронин - чисто представительская фигура.

Налицо, таким образом, феномен "теневого диктатора". Его породило соединение в одном лице двух должностей: конституционного, но номинального по своим полномочиям поста президента Молдавии с несменяемым председательством в правящей Партии Коммунистов (ПКРМ). Формально ПКРМ - вне государства, и в конституции Молдавии, в отличие от конституции СССР, нет ни слова о ее ведущей роли. Но ПКРМ, умело манипулируя популистскими лозунгами, используя прорехи в избирательном законодательстве Молдавии и расширяя эти прорехи в свою пользу, когда только возможно, стала партией парламентского большинства - а значит, и партией власти. А внутри этой партии власти существует абсолютная, ничем не ограниченная власть Воронина.

Так соединение парламентской республики с тоталитарной партией породило диктатуру. По своему конституционному статусу Воронин не имел и не имеет права на тот объем власти, которым он располагает сегодня в Молдавии. То, что произошло, может быть охарактеризовано единственным способом: тихий конституционный переворот.

Используя юридические огрехи и дыры в молдавской конституции, изобилующей внутренними противоречиями, сляпанной "к случаю", небрежно и наспех, Воронин фактически попрал ее и отодвинул в сторону. Под прикрытием конституционного фасада им выстроена абсолютно тоталитарная система, при которой вся власть оказалась в его руках. Таким образом, в лице нынешних кишиневских властей мы имеем дело с антиконституционной и антидемократической хунтой. Отличие от классического южноамериканского сценария здесь только одно: ее воцарение состоялось относительно мирным путем, без вывода войск и танков на улицы молдавской столицы. Этот феномен "почти мирного путча" был порожден целым рядом факторов, главным из которых стало полное разложение молдавской политической элиты.

Деградации в 90-е годы подверглось все политическое поле Молдавии, за исключением двух радикальных партий, первоначально находившихся в ситуации полярного противостоянии: ультранационалистов из ХДНП и классических аппаратных неокоммунистов из ПКРМ. Но после парламентских выборов 2001 года, принесших Воронину полную победу, обе эти партии сильно эволюционировали.

В течение 2001-2004 годов ХДНП, не отказываясь от националистических лозунгов, существенно полевела, включив в свою программу большое количество "социальных" пунктов. Она также несколько разбавила "европейской" фразеологией изначально присущий ей зоологический национализм, в стиле "пытать и вешать". ПКРМ, в свою очередь, сильно шагнула вправо, изгнав из программных документов всякое упоминание о социализме и провозгласив новые приоритеты, в виде рыночных реформ, а также вхождения в ЕС и НАТО. Одновременно, ПКРМ полностью усвоила антироссийскую риторику ХДНП и в значительной степени - ее националистическую практику. Это сразу же существенно сказалось и на кадровой политике, как в высших государственных органах, так и в самой партии. С подачи Воронина, и при поддержке ЦК ПКРМ ряд ключевых партийных и государственных постов был занят фигурами, стоящими на резко антироссийских и русофобских позициях. Если говорить о государственных институтах, то в первую очередь эти изменения коснулись внешнеполитического ведомства Молдавии, руководства МВД и Службы Информации и Безопасности (СИБ).

Наряду с кадровой эволюцией в ПКРМ шла и идейно-программная модернизация. В итоге, к моменту завершения выборов 2005 года и формирования нового парламента, никаких действительно принципиальных противоречий между двумя партиями уже не осталось. Разногласия между ними сегодня существуют исключительно по вопросам дележа конкретных постов и властных рычагов между конкретными же лицами, но ни в коей мере не по вопросам политического курса, как внутри страны, так и вне ее. Однако эти разногласия и есть на сегодняшний день единственная форма политической борьбы, еще существующая в Молдавии. Все прочее - не более чем имитация.

Все политические формирования Молдавии, за исключением ПКРМ и ХДНП, не имеют ни кадровой базы, ни поддержки избирателей. Карликовые партии "социалистов", "социал-демократов", ратующее на словах за права русских "Равноправие", и еще с полдесятка таких же фантомов, существуют скорее в воображении своих лидеров, использующих их как инструмент для получения спонсорской помощи. Другой тип политических формирований - аморфные союзы случайных фигур, возникающие к очередным выборам и распадающиеся уже на другой день после окончания подсчета голосов. По сути, это клубы авантюристов, стремящихся использовать политическую крышу для защиты собственных финансово-экономических интересов - и только. Члены этих клубов объединяются на период очередных выборов, чтобы оперируя деньгами и популистскими лозунгами достичь единственной цели - обезопасить себя от возможного преследования, получив статус депутата парламента. Ни о какой внятной политической программе, а тем более - о долгосрочной стратегии речь там, естественно, не идет.

Итак, в Молдавии сегодня правит бал диктатура. Ее фактически однопартийная политическая модель и основные управленческие схемы полностью унаследованы от покойной КПСС. Как известно, компартия в советское время дублировала управление всеми сторонами жизни в СССР через систему городских и районных организаций. В такой ситуации, впрочем, нет ничего удивительного. Все нынешние властители Молдавии вышли из советской партийной школы, и все они по своему уровню едва ли в состоянии придумать что-то новое.

Конкретные приемы управления, употребляемые Ворониным и его хунтой, отчасти похожи на классическую практику южноамериканских и африканских диктатур, отчасти на СССР середины 70-х. Под внешне благопристойной фразеологией о "стремлении к демократическим ценностям" и "европейском пути развития" скрываются давление на отдельных инакомыслящих, включая их посадку: иногда по прямым политическим мотивам, иногда путем фальсификации улик, когда в ходе обыска у человека, заведомо непричастного ни какой уголовщине, о чем свидетельствует вся его предыдущая биография, и весь нынешний образ жизни, неожиданно обнаруживают то пакетик с героином, то рожок с автоматными патронами, то пакет "с содержимым растительного происхождения", которое направляется на экспертизу. Экспертиза еще когда будет, а задержанный тем временем водворяется в СИЗО, либо оказывается на крючке у следователя, предлагающего ему избавление от неприятностей в обмен на сотрудничество.

Такие случаи в одном только Кишиневе насчитываются уже сотнями. Прибавьте к этому просто исчезновения людей, так или иначе перешедших дорогу власти, и не только верхам власти, но и ее мелким функционерам. Тут важно понимать, что лишь немногие случаи такого рода становятся достоянием гласности. О похищении одного из лидеров ХДНП и депутата ПАСЕ Влада Кубрякова весной 2001 говорили все, и говорили очень громко. О похищении замдиректора Департамента информационных технологий Петра Димитрова, исчезнувшего в августе 2002 и так и не найденного, ни живым, ни мертвым, говорили уже куда более глухо, а вскоре и вовсе о нем забыли. Но кто вспомнит, к примеру о тех, чей бизнес просто понравился кому-либо из окружения Воронина? Или о рядовых членах ПКРМ, поверивших некогда обещаниям Воронина уравнять в правах русский и молдавский языки, вступивших в ПКРМ, прозревших и поделившемся своими прозрениями на партийном собрании? Кто вспомнит о простом человеке - не политике, и не высокопоставленном чиновнике, который позволил себе критику существующей власти, а после вышел из дома и не вернулся? Кто вообще сегодня может подсчитать и взять на учет такие случаи в Молдавии?

Диктатура Воронина очень подробно симулирует демократию. Есть вроде бы и оппозиция, есть правозащитные организации, есть многоступенчатая система судов, есть формальная, а точнее - широко декларируемая независимость ветвей власти. Но никто не исследует ситуацию подробно: одним это просто изначально невыгодно, других, как, к примеру, российских наблюдателей на парламентский выборах, отлавливают и высылают из страны, третьи перекупаются и включаются в систему обмана.

Такими же симулякрами, как молдавская оппозиция, являются в Молдавии и все другие институты демократии. На деле воронинский режим являет собой систему многоуровневого симбиоза коррумпированной власти с организованной преступностью, включая с одной стороны - самые высшие эшелоны власти Молдавии, а с другой - транснациональные преступные группировки. Под власть этой диктатуры пытаются толкнуть и Приднестровье.

Итак, диктаторский режим, маскирующийся под "демократию европейского типа" хочет расширить сферу своего влияния. Каковы же его реальные, а не декларируемые цели? Прежде всего, обращает на себя внимание стремление Воронина перехватить инициативу у Украины и самому начать перекраивать план Ющенко на собственный вкус. Именно на это направлены и критика плана за "недостающие пункты", перемежаемая лестью в адрес Украины, и попытки более чем вольного перетолковывания ключевых пунктов плана, и совместное с Ющенко письмо Солане и Баррозу, и разглагольствования о целом ряде "трехсторонних встреч", причем "на уровне от экспертов до высших должностных лиц ЕС, Украины и Молдавии". Ясно, что никакие встречи Молдавия не готовит, ибо с креативной составляющей, как в ее МИДе, так и в окружении президента Воронина, дела обстоят, прямо скажем, неважно. Если бы встречи действительно готовились, то о них говорили бы куда более определенно. Но ясно и то, что какие-то встречи, инициированные украинской стороной, обязательно будут. Вот Воронин, действуя в свойственной ему манере - лгать широко, не стесняясь, по-ноздревски и по-хлестаковски, и бабахает с трибуны об огромном количестве готовящихся встреч на самом разном уровне. Хоть что-нибудь да состоится, и можно будет в очередной раз солгать о том, что Молдавия играет хоть какую-то позитивную роль в приднестровском урегулировании.

О реальной же роли, которую Молдавия может сыграть в этом процессе, красноречиво говорит демагогическое заявление молдавского диктатора, что "место вооруженных людей в зоне безопасности должны занять наблюдатели, действующие на основе международного мандата". Под вооруженными людьми здесь подразумеваются российские миротворцы. Но россияне - отнюдь не единственные вооруженные люди, как в зоне безопасности, так и по обе стороны от нее. В Молдавии и Приднестровье имеются свои вооруженные формирования. Эти люди уже воевали между собой в 1992, да и сегодня их отношения не назовешь дружественными. Мелкие столкновения между полицией Молдавии и приднестровскими пограничниками и милиционерами происходят по несколько раз в день. А на днях в Приднестровье начался судебный процесс над двумя молдавскими полицейскими, выкравшими из Тирасполя гражданина Приднестровья, которого затем в течении 20 суток пытали в Молдавии.

Если же изучить историю событий в зоне безопасности более подробно, то станет ясно: именно вмешательство российских миротворцев раз за разом предотвращало новый вооруженный конфликт. Только за нынешний год можно насчитать по меньшей мере с десяток инцидентов, когда российские миротворцы буквально в последний момент становились между сторонами, готовыми применить оружие. Вывод россиян из зоны безопасности не повлечет за собой угрозу войны - он повлечет за собой войну, с полной гарантией, как единственно возможный сценарий развития событий, притом, в самые короткие сроки, в течении максимум двух-трех недель. Всего этого не могут не понимать в Кишиневе. Тем более, что именно молдавские силовики выступали и выступают в роли агрессора, накаляющего обстановку и стремящегося развязать новую войну. Разумеется, Кишинев, в свою очередь, обвиняет приднестровцев. Однако, где же логика в этих обвинениях? Если российские миротворцы раз за разом предотвращают начало войны в зоне безопасности - а даже беглый анализ событий свидетельствует, что это именно так, то как раз инициатор конфликта и должен быть недоволен их присутствием.

На что рассчитывает Воронин, затевая "маленькую победоносную войну", спланированную им на конец 2006 года, когда по его замыслу, регион должны покинуть последние российские миротворцы. Несомненно - на прямое вмешательство со стороны ЕС и Украины. Логика рассуждений кишиневского диктатора совершенно очевидна. К 2007 году Румыния станет членом ЕС. Украина, стремящаяся в ЕС, также будет следовать в фарватере его политики. Вооруженный конфликт в непосредственной близости от границ Евросоюза вызовет волну ужаса в Брюсселе и будет подавлен сразу же, без стеснения в средствах и без каких-либо разбирательств, кто в действительности начал военные действия. Правой будет признана Молдавия - как сторона, имеющая официальный статус, к тому же разрекламированная как "демократия, идущая в Европу". К тому же антиславянски настроенная - в современной Европе это очень важно. А Приднестровье будет раздавлено военной силой и подвергнуто затем жесткой полицейской зачистке. Тем более, что европейская общественность, которой уже полтора десятилетия внушали и внушают мысль о "преступном сепаратистском анклаве", охотно простит любые жестокости по отношению к приднестровцам - вплоть до организации для них концлагерей.

Военный сценарий, разработанный в Кишиневе, имеет два нюанса, о которых стоит сказать особо. Во-первых, втянувшись в конфликт на стороне диктаторского режима Воронина, ЕС вынуждена будет если не навсегда, то очень надолго закрыть глаза на его тоталитарную сущность - просто для того, чтобы сохранить лицо. Примерно такая же ситуация сложилась сегодня в Прибалтике - очень уж неудобно замечать марши бывших ССовцев в "молодых демократиях", совсем недавно и с большой помпой принятых в НАТО и ЕС, в братскую семью европейских народов. А во-вторых, вся самая грязная работа вне всякого сомнения будет свалена на Украину. Впоследствии, лет через 50, когда новое поколение археологов раскопает братские могилы с тысячами казненных, на Украину все в итоге и свалят... Таким образом, не осадив вовремя Кишинев и допустив вывод российских миротворцев без урегулирования противостояния сторон, Киев рискует быть втянутым в конфликт в самой невыгодной для себя роли и с весьма долгосрочными последствиями.

Наконец, есть и еще одна составляющая молдавской политики в процессе урегулирования - финансовая. Воронин явно рассчитывает продать Европе "разрешение конфликта", и притом - по самой дорогой цене. "Демилитаризация Приднестровья,- заявил он, - это огромные затраты на утилизацию военной техники и вооружений, но, в первую очередь, это затраты на социальную поддержку и переквалификацию всех тех, кто сегодня находится в составе так называемых вооруженных формирований Приднестровья". А партнерство Молдавии и НАТО в рамках программы "Партнерство во имя мира", должно, по замыслу диктатора, стать "особенно эффективным финансово - организационным форматом для реализации поставленных задач".

Кем поставленных? Очевидно, лично Владимиром Ворониным. Каких именно задач? Об этом уже рассказано выше. Налицо откровенные манипуляции тоталитарного кланового режима отца и сына Ворониных, пытающихся провернуть собственные делишки под лозунгами миротворчества, демократизации и вхождения в объединенную Европу.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.05.17
Председатель горизбиркома Севастополя уходит в отставку – перед выборами
NB!
29.05.17
Трампу стоит начать с Украины — The Washington Post
NB!
29.05.17
«Рубль остаётся без поддержки»
NB!
29.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 29 мая
NB!
29.05.17
Неделя в НХЛ: «Нэшвилл» вышел в финал Кубка Стэнли
NB!
29.05.17
Отставка мэра иркутской Вихоревки: «Беспрецедентный случай»
NB!
29.05.17
Саммит G7: «В итоге победил Путин»
NB!
29.05.17
Усредненный подход к болезни калечит пациентов
NB!
29.05.17
Иран после выборов. Как встречают президента
NB!
29.05.17
На Камчатке дачники перекрыли дорогу владельцам дальневосточных гектаров
NB!
29.05.17
Визит Эрдогана в США — шквал обвинений
NB!
29.05.17
Трамп формирует новую коалицию против Ирана
NB!
29.05.17
Заговор Китая: «Один пояс — один путь» пойдёт в обход Эстонии
NB!
29.05.17
Трамп плодит коалиции. Теперь — против Ирана
NB!
29.05.17
Непрерывное и вечное ЧП в энергетике Украины
NB!
29.05.17
Кому не нужны переговоры о мире в Нагорном Карабахе?
NB!
29.05.17
Лейбористы накануне выборов: ошибки или верная ставка?
NB!
29.05.17
Сбудется ли пророчество Мао?
NB!
29.05.17
Реформа Конституции в Польше. О каких правах заявляют автономисты?
NB!
28.05.17
«Торино» и «Сассуоло» устроили голевое шоу — 5:3
NB!
28.05.17
«Одним нажатием кнопки можно отправить врага в доцифровую эпоху»
NB!
28.05.17
МС-21 полетел: сможет ли надежда авиастроения России достичь успеха?