Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 8 июня 2005

Красноярск, 8 июня 2005, 14:06 — REGNUM  

Центральные СМИ

"Праздник со слезами". (Новые известия, 08.06.2005).

Благотворительностью Дмитрия Хворостовского воспользовались бизнесмены и чиновники

На днях Дмитрий Хворостовский дал в своем родном Красноярске благотворительный концерт. Впервые за несколько лет певец разрешил бесплатно раздать билеты - только ради 60-летия великой Победы и ради красноярских ветеранов, которые помнят его еще школьником. Однако программу "Песни военных лет" услышали в основном не пенсионеры, а местные бюрократы и бизнесмены. Участники войны так и простояли весь вечер под дождем у Большого концертного зала Красноярска, прислушиваясь к отголоскам праздника.

Решение не давать благотворительных концертов в течение 5 лет было для Дмитрия Хворостовского принципиальным. Те зашкаливающие цены на концерты "Песни военных лет", которые были абсолютно недоступны ветеранам, стали, по мнению певца, обыкновенной данью его известности. Хворостовский откровенно заявлял, что он вправе получать за свои выступления такие же гонорары, как у лучших западных звезд.

В честь 60-летия Победы певец отменил это внутреннее правило. Красноярск имеет для "гражданина мира" Хворостовского особое значение: здесь он родился, здесь окончил вокальное отделение училища искусств. Здесь его все называют просто, совсем как соседа по лестничной площадке - Димой.

По замыслу организаторов, на концерт приглашались только участники войны, в связи с чем вход был объявлен бесплатным. "В соцзащите сказали, что пропускать будут только участников войны и инвалидов, что Дима сам будет в дверях стоять и проверять документы" - такой разговор можно было услышать в автобусе задолго до концерта. Но в зале, вмещающем около двух тысяч человек, помимо ветеранов, вдруг обнаружилось немало чиновников, депутатов и бизнесменов местного розлива - с женами, подругами, а кто и с челядью.

Балкон и галерка сверкали орденами и медалями пожилых ветеранов, партер - бриллиантами и золотом местных бизнесменов и чинуш. Старые, знакомые каждому советскому человеку запахи "Шипра" и "Красной Москвы" демократично смешивались с новомодными ароматами французских духов и дорогого мужского парфюма. Но и галерка, и партер, несмотря на явную разницу в возрасте и социальном положении, одинаково шевелили губами в такт песням, одинаково хлюпали носами и одинаково же утирали слезы. Нарушение в распределении билетов не ускользнуло от внимания журналистов, и начальник краевого управления культуры Зоя Благих вынуждена была его комментировать: "Это надуманная проблема. Устроители тура ориентировали нас на распространение билетов среди ветеранов. Львиная доля, около 1300 билетов, роздана районным советам ветеранов, сто билетов взяли сами устроители, на долю чиновников пришлось всего 400 билетов". Ее слова удачно дополнила известная в городе бизнес-дама: "О концерте было известно давно, - сказала она и добавила с подкупающей откровенностью: - Я думаю, кто хотел попасть, мог подсуетиться и достать билет". В итоге чиновники и те, кто "вовремя подсуетился", заняли почти все лучшие места в партере, а стариков загнали на балкон.

Огромное множество людей, не сумевших попасть в зал, мечтали в тот вечер занять в нем хоть самое плохонькое место. "Мы бы за любую цену билеты купили", - то и дело слышалось на крыльце БКЗ. Об этих людях городские власти тоже по-своему позаботились: на площади перед концертным залом был установлен большой телеэкран, по которому велась прямая трансляция концерта. Сотни людей два часа простояли перед экраном, укрываясь зонтами от проливного дождя и пронизывающего ветра. Они так же, как зрители в зале, подпевали и плакали и не покидали своих мест.

Среди них в окружении своих студентов стояла преподаватель вокала Лидия Бобровникова. Она 40 лет проработала в училище искусств, превратившемся теперь в академию музыки и театра. Со слезами на глазах она говорила: "Я Диму помню 15-летним, когда он только пришел учиться. Я всю жизнь мечтаю послушать его со сцены "вживую". Но мы не можем попасть в зал, хотя так хочется". И не понять, чем вызваны были ее слезы: то ли песнями, то ли обидой.

"Сохранение души"

(Труд, 08.06.2005)

В Красноярске выпущен словарь языка отшельницы Агафьи ЛЫКОВОЙ, у которой на календаре 7715 год

Солидный, увесистый том привлекает внимание сразу. Ничего подобного раньше в нашей стране не издавалось. Все словари были общими и никакого отношения к отдельно взятой личности не имели. Лишь в последние годы в лингвистике появилось новое направление: специалисты начали интересоваться особенностями речи конкретных людей. Кто-то записывал слова родной матери, кто-то - деревенской бабушки. Оказалось, это очень интересно - многие простые люди умеют говорить ярко, своеобразно, даже если не знают при этом, что такое падежи. Речь Агафьи Карловны, ее внутренний мир интересны вдвойне.

Кроме словаря, в издание включены многочисленные приложения - подробное описание жизни семьи Лыковых, фотографии, рисунки. Кстати, художник Эльвира Мотакова рисовала Агафью, ее избу, затерянную в саянской тайге, домашнюю утварь с натуры. Не раз она бывала на Еринате и стала близким другом отшельницы.

Навещала Агафью Карловну (причем добиралась пешком, тяжелейшим маршрутом) и автор словаря, ведущий специалист Красноярского краеведческого музея, аспирант Галина Толстова. Чтобы сделать свою работу, ей пришлось собирать материал долгие годы, общаться с множеством людей, которые в разное время встречались с семьей Лыковых.

В результате были исследованы 99 писем, в том числе начертанные на спилах деревьев и холсте. В коллекцию попали даже командировочные удостоверения, подписанные Агафьей. "Галина Толстова была на Еринате", - заверила отшельница руководителей музея. Пока словарь знакомит читателей только с письменной речью Агафьи Лыковой, но на очереди второй том - с речью устной. Собраны 40 кассет с записями рассказов самой женщины, ее друзей и хороших знакомых.

- Последние два года я работала над словарем напряженно, без выходных, часто и по ночам, - говорит Галина Александровна. - Мне бы очень хотелось, чтобы этот труд не только оценили лингвисты, но еще и приняли старообрядцы.

Я обращалась к ним за помощью, много со староверами разговаривала. Надеюсь, что не разочарую их.

- Судьба семьи Лыковых, их отшельничество, изоляция в течение нескольких десятков лет - явление уникальное, - рассказывает научный руководитель, профессор Красноярского педуниверситета Людмила Самотик. - И самое главное здесь даже не факт физического выживания в суровых условиях сибирской тайги, а своего рода сохранение души. Хорошо известно, что в ходе биологической эволюции человек научился говорить (а значит - обрел и сознание), но такое умение никак не закреплено на генном уровне. К примеру, утенок, которого высидела курица, все равно будет плавать, а человеческое существо, выросшее вне общества, говорить не будет. Мало того, говорящие люди, которые попадают в изоляцию, тоже теряют способность владеть языком и соответственно - мыслить. Истории про Маугли, Робинзона - это все неправда, такого не бывает.

Были ли в семье Лыковых предпосылки к потере речи? Да. Писатель Лев Черепанов после первой поездки к ним, еще до широкой огласки, привез магнитофонные записи. И попросил нас определить, что это за диалект, потому что много не понимал. Мы внимательно изучили пленки и пришли к выводу: никакой это не диалект - это потеря речи из-за очень малой практики и особых условий существования. Причем гораздо хуже других разговаривал младший сын Дмитрий.

Агафья, выросшая в той же среде, до 34 лет практически не видевшая посторонних людей, всегда говорила хорошо. Может, потому, что много читала, любила писать письма, хотя долгое время посылать их было некому. Она и сейчас садится за письма, как только появляется свободная минута. Старательно выводит буквы - их у нее больше, чем в современном алфавите. Агафья параллельно использует буквы привычного русского языка и старославянскую азбуку. Она старательно, наизусть цитирует целые куски из религиозных текстов. Обязательно проставляет даты, а живет отшельница до сих пор по византийскому летоисчислению.

В таежной заимке сейчас идет не 2005 год, а 7715-й.

Грамоте Агафью, как и других детей, учили отец и мать, Карп Иосифович и Акулина Карповна. Конечно, не по букварям - по церковным книгам, причем изданным до раскола, то есть еще до начала XVIII столетия. Получается, язык XVII века живет (с известными метаморфозами) в веке XXI - в одном-единственном человеке. И это не какой-то эксперимент, а естественное течение вещей. Понятно, речь гостеприимной и улыбчивой хозяйки заимки отчасти трансформировалась, осовременилась, особенно после многих встреч с людьми, но от этого стала только еще более неповторимой.

Словарь языка Агафьи Лыковой издан при финансовой поддержке небогатых организаций - педагогического университета и краеведческого музея. Тираж очень небольшой - всего 100 экземпляров. Только увидев свет, книга тут же превратилась в библиографическую редкость.

"Красноярск - родина льва"

(Труд, 08.06.2005).

На новой привокзальной площади Красноярска появилась бронзовая скульптура льва - геральдический символ краевого центра. Высота скульптуры - 3, 5 метра, а колонны, на которой она установлена, - 17 метров. Общий вес - 4 тонны. Как сообщил начальник Красноярской железной дороги Владимир Супрун, строители дают гарантию, что колонна простоит не меньше 750 лет.

Автор геральдического символа - красноярский скульптор Александр Ткачук.

СМИ Красноярска

"Соломоново" решение олигарха"

("Красноярский рабочий", 08.06.05)

Как уже сообщалось, во время майского визита на юг края губернатор Александр Хлопонин озвучил новый вариант перевода из села Тесь Норильского кадетского корпуса. Не в Красноярск, как планировалось ранее, а в Минусинск. Учебное заведение, заметил глава региона, могло бы разместиться в доме Вильнера, имеющем статус архитектурного памятника и пустующем с 1997 года. Если, конечно, того пожелают сами горожане.

В муниципальной администрации заверили, что жители возражать не станут - до того всем намозолило глаза зияющее пустыми глазницами окон здание, придающее своим заброшенным видом весьма специфический колорит исторической, старинной части Минусинска. За переезд и сами сотрудники корпуса - подавляющее большинство преподавателей проживает в городе, и передислокация в краевой центр для них равнозначна потере работы. Ну а самих кадет и тем паче их родственников вовсе никто спрашивать не станет. Желают мамы с папами, чтобы их дети продолжали учебу в интернате на полном пансионе, - согласятся с любым решением. К тому же название заведения "Норильский" себя не слишком оправдывает, поскольку львиная доля его воспитанников отнюдь не северяне, а ребята из южного Красноярья.

Остаётся один вопрос - пригоден ли дом Вильнера для размещения в нём учебных классов, спален, комнат отдыха, спортзала и тому подобного, присущего школе подобного рода? Бывший специалист городского управления культуры Тамара Маслова (сейчас на заслуженном отдыхе), лет 10 занимавшаяся сохранением этого памятника, однозначно считает - да, пригоден. Тамара Куприяновна поведала интересную историю дома, а также рассказала о том, как благодаря её неустанному радению старинное здание окончательно не развалилось.

В конце девятнадцатого века жил в Минусинске богатый еврей, Герш Мордухович Вильнер, возведённый позднее за коммерческие успехи в купеческое звание. Вот он-то в 1897 году и прикупил на Базарной площади в центре городка усадьбишку у одного тамошнего мещанина и со временем на бойком месте отгрохал трехэтажные кирпичные хоромы, сохранившиеся поныне. Вплоть до середины прошлого века дом был самым высоким строением в Минусинске, этаким местным "небоскрёбом" оригинальной архитектуры и, безусловно, наиболее красивым. Герш Мордухович, следует отдать ему должное, жмотом не был, большую часть апартаментов сдавал за щадящую арендную плату аптеке, банку, реальному училищу. А после Октябрьского переворота "добровольно" передал здание большевикам. И вплоть до 1996 года в нём размещались учреждения администрации района, опять же банк с аптекой. Но тут вдруг обрушивается выходящая на задний двор стена, и строение становится ни для чего не пригодным.

Все конторы из дома срочно выселяют, а Тамара Куприяновна начинает борьбу за сохранность памятника. Для этого, разумеется, требовались средства. К кому только не обращалась, написала даже олигарху Роману Абрамовичу, тактично напомнив миллиардеру об одних с Вильнером этнических корнях. "Начальник Чукотки" прислал ответ, в котором порекомендовал похлопотать насчёт денег для реставрации... в еврейской общине Красноярска.

- На "Челси" у него миллионы нашлись, да ещё в фунтах! - до сих пор не перестаёт возмущаться Маслова. А тут всего-то по смете нужно было не более 10 миллионов наших рублей. Это в 2000 году, но сегодня, по прошествии пяти лет, сумма, конечно, потребна иная. Думаю, не менее 50 миллионов. Но и без того совместно с краевым центром по охране памятников успели сделать немало - стянули здание металлическим каркасом, осушили подвал. К сожалению, данные работы проводились ещё в прошлом столетии, после чего дом снова оказался заброшенным.

Едва услышав о том, что усадьба Вильнера будет отдана кадетскому корпусу, Тамара Куприяновна искренне обрадовалась и нисколько не сомневается, что ребятам и педагогам крупно повезло. Одни подвалы, площадь которых равна всей площади помещений в здании, чего стоят. Там хоть стрельбище оборудуй, хоть плавательный бассейн и ещё бог весть что. Кроме того, Маслова, по её признанию, обеими руками "за" не без тайной мысли - восстановление архитектурного раритета наконец-то начнётся. Здесь главное, чтобы процесс пошёл, а уж кто будет в здании хозяином, не суть важно. Любой дом будет жить до тех пор, пока в нём живут.

Владимир ВЛАДИМИРОВ. Минусинск.

"Сказка ложь, да в ней намёк..."

("Красноярский рабочий", 08.06.05, Владимир Павловский)

Создавая новое печатное издание, администрация края подкладывает "мину" и под нынешний депутатский корпус, и под старейшую газету страны.

Губернатор Александр Хлопонин внёс на рассмотрение Законодательного Собрания проект закона "О порядке опубликования и вступления в силу законов края и других актов, принятых высшими органами государственной власти Красноярского края". Если всё пойдёт по намеченному чиновниками плану, тот вступит в силу после принятия его депутатами и через 10 дней после опубликования в газете "Красноярский рабочий". Предполагается, что после этого наша газета никогда больше не будет участвовать в процессе обнародования документов.

Вряд ли это обстоятельство случайно, но Хлопонин подписал письмо в ЗС сразу после того, как в "Красноярском рабочем" появилась статья "Сказки мамы Карло...", в которой рассказывалось о попытке краевой исполнительной власти начать выпуск государственных "Ведомостей...". Завтра на сессии Законодательного Собрания эта попытка будет, скорей всего, реализована. Если б у чиновников оставались сомнения в успешности своих действий, они до создания новой газеты вряд ли стали бы ставить вопрос об изменении порядка опубликования официоза.

Депутаты получили то, на чём настаивали - концепцию общественно-политического издания, смету затрат, подробные расчёты, штатное расписание. Документы эти едва ли не носят гриф "секретно". Во всяком случае, нашей редакции удалось получить их с большим трудом. Но то, что в них обнаружено, скрывать никак нельзя. Хотя бы потому, чтобы сохранить за собой право через энное количество месяцев заявить: а ведь мы вас предупреждали!

Итак, полное название новой газеты - "Ведомости Красноярского края". Оригинальности, прямо скажем, никакой. Сторонники Александра Лебедя были более искусны, когда хотели издавать "Енисейскую губернию". Нынешняя проблема ещё и в том, что в крае уже есть издание с похожим, хотя и более длинным заглавием: "Ведомости высших органов государственной власти Красноярского края". Журнал этот создан на казённые деньги для публикации официоза. Простому смертному он явно не по карману, поскольку полугодовая подписка стоит более трёх тысяч рублей. Потому-то и распространяется журнал среди "читателей-добровольцев" в количестве 65 экземпляров. Да и не рассчитан он на массового потребителя, коим является народ, поскольку издаётся для чиновников и депутатов - из этого не делается тайны.

Но власть имущим одних "Ведомостей..." показалось мало. Ещё одни "Ведомости..." призваны якобы восполнить пробелы в освещении деятельности органов госвласти. Как сказано в концепции, газета будет печатать отчёты с заседаний, сессий, совещаний, пресс-релизы, комментарии, информировать о поездках официальных лиц по краю и за его пределами, делать многое-многое другое. Уже и злободневные рубрики придуманы: "Новости", "Тема дня", "Вопрос - ответ", "Прямая линия", "В Совете администрации края" и т. д. Если вы скажете, что всё это есть во многих существующих ныне изданиях, то будете и правы, и не правы. Да, есть. Но пишут разные газеты обо всём так, как угодно им самим и их читателям. "Ведомости Красноярского края" будут излагать события более объективно, то есть как повелят им власти. Стратегию редакционной политики определит редакционный совет, в состав которого войдут чиновники и депутаты (если они примут решение о вхождении в состав учредителей). Этот же совет будет согласовывать кандидатуру редактора, предлагаемую, по всей видимости, губернатором.

В концепции нового общественно-политического издания говорится и о том, что на его страницах будут широко обсуждаться проблемы, волнующие и начальствующий, и простой люд, освещаться ход реализации всяческих программ и реформ. Читатели найдут также материалы о жизни городов и районов, расположенных на всей территории необъятного и теперь уже почти объединённого края, а также письма, разъяснения. Кроме того, там появятся законы, постановления, указы, которые "касаются вопросов защиты прав и свобод человека и гражданина либо нуждаются в срочном опубликовании".

Представляете - всё это в одной газете! Не издание, а очередная сказка, которыми нас кормят каждый день. Но сказка, как говаривал классик, ложь, и в ней обязательно должен быть намёк. Попробуем разобраться, на что.

Итак, кто будет реализовывать грандиозные планы, обозначенные в концепции? Инициаторы создания "Ведомостей..." предполагают, что газету с периодичностью 3 номера в неделю могут создавать один редактор отдела, два корреспондента да три поставленных над ними начальника - главный редактор со своим заместителем и ответственный секретарь. Как практик с многолетним стажем, могу вас уверить: это сознательная попытка ввести депутатов в заблуждение. В "Красноярском рабочем" журналистов в несколько раз больше, но и они порой не поспевают за всеми событиями, происходящими в крае.

Есть у нас и собкоры на местах, которые совсем не обозначены в создаваемой с нуля редакции. Любопытно, как газета при таком мизерном штате будет ещё и о глубинке писать, причём широко и масштабно? Командировочные расходы для журналистов тоже не предусмотрены, так что за пределы краевого центра они смогут попасть лишь в свите губернатора и его заместителей. Нет в штате и фотокорреспондентов, следовательно, "Ведомости..." будут выходить без снимков. Оплата сторонним авторам тоже исключается - гонорарный фонд напрочь отсутствует, а талантливых бессребреников у нас пока мало.

Но на этом странности не заканчиваются. Нет в намётках отдела писем, стало быть, некому регистрировать и обрабатывать читательские послания. Отсутствует корректорская служба, без которой не только официоз - простую заметку публиковать нельзя. У главного редактора нет даже секретаря. Допустим, можно обойтись и без него, но кто, скажите на милость, будет вести кадровую, военно-учётную и прочую канцелярскую работу? И уж совсем странно - не предусмотрен отдел объявлений или рекламная служба - редакция изначально не собирается зарабатывать деньги.

Всё это говорит об одном - расчёт затрат на издание "Ведомостей Красноярского края" проводился по минимуму. Казалось бы, это в первую очередь странно: чиновники должны были планировать средства по максимуму, если рассчитывали иметь газету, нормально функционирующую с первых же дней. Но странно это только на первый взгляд. Главное в постановке вопроса - доказать депутатам, что новое издание обойдётся бюджету гораздо дешевле, чем публикация документов в "Красноярском рабочем". Именно на противопоставлении с нашей газетой и строится вся система.

Итак, поставлена цель: если "Красноярский рабочий" в этом году "съест" 12 миллионов (такие предположения выдвинул на прошлой сессии депутат Юрий Абакумов), нужно снизить эту цифру до 7-ми. С этим расчётом, извините за каламбур, и производились расчёты затрат. О том, что они нереальные и что на самом деле денег потребуется в несколько раз больше, лично меня убеждать не надо. "Ведомости Красноярского края" будут выходить (теперь уж совершенно ясно: будут!) три раза в неделю большим форматом, предполагаемый тираж - 10 000 экземпляров. Два номера - во вторник и среду - по 4 полосы, в пятницу - 12 полос. В концепции говорится, что распространять газету станут по подписке и через розничную сеть по всей территории края. В органы государственной власти, органы местного самоуправления, библиотеки, образовательные, культурные и медицинские учреждения газета будет доставляться бесплатно. Судя по всему, этих органов как раз 10 000 наименований, потому как траты на доставку газеты до конца нынешнего года определены в размере 780 тысяч - ровно по 1 рублю за каждый выпущенный экземпляр.

Уже и в этом есть лукавство - не может распространение и 4-полосного, и 12-полосного номеров стоить одинаково. Но главное лукавство в другом: ни в концепции, ни в расчётах не упоминаются рядовые читатели - или они не входят в число 10 000, или это число будет гораздо большим. А ведь тогда появятся дополнительные бюджетные траты. Возможно, найдутся некие богатые дяди, которые позаботятся о том, чтобы "Ведомости..." читали хотя бы пенсионеры. Почему бы и не найтись, если им настоятельно порекомендовать проявить заботу.

Есть ещё и разного рода социальные службы - часть их бюджета тоже можно пустить на подписку, приём этот давно и успешно опробован в муниципальной газете "Городские новости", до сих пор руководимой заместителем губернатора Ольгой Карловой. Нетрудно убедиться, что разовый тираж заранее планируется не десятитысячный, хотя все расчёты строятся на этой цифре. Значит, увеличатся затраты на бумагу, полиграфические услуги. То есть на эти цели потребуются не 1 млн 309 тысяч, а больше. Наивно полагать, что денежные крохи, полученные от подписки и розницы, окупят дополнительные расходы. Увы, и подписка, и розница сегодня убыточны, газеты и журналы живут в основном за счёт рекламы. А реклама в "Ведомостях..." быстро не появится. Хотя бы потому, что её и ставить-то некуда - газетные площади в основном займёт официоз. Увеличение числа полос и периодичности опять же обернётся дополнительными тратами. Но, говоря об этом, я всё время пускаю читателя по кругу: сначала - реальные расходы, потом - виртуальные доходы.

Но вернёмся к расчётам затрат на издание газеты. Месячная заработная плата составляет немногим более 71 тысячи рублей. Из чего она складывается, можно проследить на примере рядового корреспондента. Оклад - 2250 рублей. За сложность и напряжённость труда журналисту полагается ещё 1350 рублей. Плюс районные коэффициент и надбавка -2160. Итого - 5760 рублей. Очень сомневаюсь, что опытные журналисты, хоть что-то понимающие в государственном строительстве, выстроятся в очередь за получением вакантных должностей. Правда, в расчётах есть и премиальный фонд, составляющий 50 процентов заработной платы. Но и при нём вряд ли прибавится желающих, поскольку гонорары, повторяю, не предусмотрены, а вот о налоговых вычетах из зарплаты нужно помнить всегда.

Очень любопытно, как будет формироваться материальная база редакции. Покупка мебели не предусмотрена совершенно, автомобиля (в штате есть водитель) - тоже. Где машина будет храниться - не ясно. Компьютеров решено купить лишь три, хотя только дизайнеры обозначены в количестве 4-х человек. На чём будут набирать тексты журналисты - тоже непонятно, не говоря уж о редакторе, его заме, ответственном секретаре, главном бухгалтере. Видимо, все станут писать от руки на листочках бумаги, а считать - исключительно на счётах.

Из прочих предполагаемых приобретений - 3 принтера, 1 сканер, 1 источник бесперебойного питания и 2 телефонных аппарата. Всё. Больше ничего - ни факсов, ни ксероксов, ни половых тряпок. В таких спартанских условиях трудно выпускать даже боевой листок, а тут замахиваются на краевую массовую газету. Приоткрою один секрет: в редакции "Красноярского рабочего" сегодня уже около 70 компьютеров, и их всё не хватает и не хватает.

С площадями под редакцию у "Ведомостей...", видимо, проблем не возникнет. 13 человек будут размещены на 300 квадратных метрах. Помнится, когда краевая администрация пыталась потеснить "Красноярский рабочий" в здании редакционно-издательского корпуса ПИК "Офсет", приводились несколько другие цифры обеспеченности служебной площадью: 9 квадратов на брата, включая коридоры, лестницы и отхожие места. Тут, судя, по всему, подход иной. Или просто штат будет в скором времени увеличен в 2-3 раза? Или ещё одна странность. Аренда одного квадратного метра обойдётся редакции "Ведомостей..." в течение года в 129 рублей. Но вот передо мной другой расчёт, подписанный заместителем губернатора Ольгой Карловой: для редакций "Красноярского рабочего", "Красноярского комсомольца" и "Красноярской газеты" минимальная стоимость того же квадратного метра определена (по методике краевого управления имущественных отношений) в размере 220 рублей, а максимальная - почти в два раза выше. Отчего ж такие послабления выпадают на долю "Ведомостей...", если та же Ольга Анатольевна заявляет в ответе другому заместителю губернатора Вадиму Медведеву: "...Считаем принципиальным предоставить всем, без исключения, газетам равные условия"? А теперь - главные выводы, к которым я пришёл буквально вчера. "Ведомости Красноярского края" рождаются совсем не случайно. Во-первых, они помогут сформировать абсолютно лояльное исполнительной власти Законодательное Собрание объединённого края. Многие из народных избранников, которые завтра будут принимать решение об учреждении газеты, своих мандатов при этом лишатся. Существенно обновлённое депутатское собрание дружно, с первой попытки, изберёт именно того губернатора, которого предложит Кремль. Так и только так нужно поступать в могучем регионе.

И ещё один вывод, который дался мне нелегко. Честно говоря, не верил в то, что новое издание создаётся исключительно в пику старейшей газете России, коим является "Красноярский рабочий, тем более - накануне его 100-летия. Теперь же, ознакомившись с лукавой цифирью, поверил в это на все 100 процентов.

Для чего упорно занижаются реальные расходы "Ведомостей..."? Именно для того, чтобы бросить тень на "Красноярский рабочий", который неоднократно упоминается в документах, представленных администрацией. И дело совсем не в экономии государственных средств - новая газета обойдётся тому же краевому бюджету в 2-3 раза дороже. Главное - всей мощью власти навалиться на нас, лишить редакцию хотя бы части доходов, попытаться сделать газету либо покорной, либо нищей. Решительный, но всё же наивный Лебедь действовал через суды и проиграл. "Мальчики-пентиумы", стоящие ныне у руля, больше привыкли иметь дело с денежной массой, которая им гораздо ближе, чем правовое разрешение вопроса. Причём проблемы они решают не с помощью собственного рубля, а с помощью рубля бюджетного, считай - народного.

Ослабленный "Красноярский рабочий" они попытаются прибрать к рукам, возможно - аккурат к 100-летию. Только вот кто им внушил, что у нашей газеты такой малый потенциал и что она непременно ослабнет? Губернатор, как это случается, передоверился некоторым своим заместителям, и они, млея от осознания своего величия, рисуют ему совсем не ту картину, которая есть в действительности. Помнится, Александр Геннадиевич накануне прошлых думских выборов провёл прямо в моём кабинете пресс-конференцию. Это был его единственный визит в редакцию за всё время губернаторства, хотя приглашения были, как были и обещания непременно зайти на огонёк. Естественно, я не мог тогда не воспользоваться возможностью рассказать главе края, чем живёт коллектив, что выпускает (как-никак администрация значится соучредителем). Разложил перед Хлопониным разные наши издания, но он упёрся взглядом именно в газету "Красноярский рабочий". Фраза, которую губернатор произнёс, поразила не только меня: "Ух ты, так она ещё и краевая!".... В ближайшее время депутаты рассмотрят два законопроекта, которые внесут коррективы в будни "Красноярского рабочего". Станет ясно, действительно ли чтят они традиции, складывавшиеся годами, действительно ли уважают своих избирателей - наших читателей. Хотелось бы надеяться, что чтят и уважают. Но ведь и чиновники не сидят на месте - они упорно "работают" с избранниками. Говорят, что противников создания "Ведомостей..." становится с каждым часом всё меньше и меньше. Так это или не так, покажет день грядущий.

"Депутаты разобрались с "Соснами"

("Красноярский рабочий", 08.06.05, Петр Васильев)

Вопрос о ситуации в гостиничном комплексе "Сосны" будет вынесен на рассмотрение сессии Законодательного Собрания края. Такое решение специальная комиссия приняла после совещания, где обсудила использование территории, закреплённой за государственным учреждением "Сосны". Напомним, что комиссия депутатского расследования под председательством Всеволода Севастьянова, куда вошли Валерий Семёнов, Леонид Федотенко и Игорь Захаров, была создана по решению сессии в прошлом году. Внимание народных избранников привлекло строительство элитного жилья в коммерческой зоне комплекса "Сосны". Как мы уже сообщали, там собирается возвести 59 коттеджей фирма "Инком-Сосны" - филиал компании "Инком-недвижимость".

Осенью прошлого года парламентарии приступили к комплексному изучению ситуации. С финансово-экономической точки зрения их интересовало, сколько денег из краевого бюджета тратится на содержание объектов, расположенных в VIP-зоне "Сосен", какие средства инвестирует московская фирма в строительство коттеджей и капремонт VIP-объектов. Любопытен был и хозяйственно-экологический аспект этого неоднозначного проекта, и в особенности морально-правовой (почему в качестве инвестора выбрана московская фирма, как решается вопрос с расселением жителей, приватизировавших жильё на территории, попадающей под застройку, и т. д.).

- Рассмотрение проблемы близится к концу,- дал комментарий после совещания Всеволод Севастьянов.- Сказать, что грубо нарушено законодательство, нельзя, так как в общем соблюдены некие правила, формулирующие продажу определённого объёма государственного имущества (на сумму не более 10 миллионов рублей) без согласования с Законодательным Собранием края. Но с учётом престижности месторасположения земельного участка надо было сделать это более гласно. Второе, что вызывает вопрос, - откуда взялась компания "Инком-Сосны"? Не был проведён тендер на приобретение участка (это, правда, дело городских властей, поскольку земли принадлежат Красноярску). Даже если "Инком-Сосны" - очень выгодный партнёр и было очевидно, что эта компания выиграет конкурс, тем не менее следовало организовать тендер. Кроме того, до настоящего времени не был проведён капитальный ремонт зданий на территории "Сосен", находящихся в краевой и федеральной собственности. Имеются и другие обстоятельства, требующие пояснений со стороны управления делами администрации края.

"Ответственный бизнес: реалии и мечты"

("Красноярский рабочий", 08.06.05, Оксана Васильева)

Многие из знакомых мне людей, из тех, кому уже хорошо за 30, былые годы вспоминают с ностальгией. "Мы чувствовали себя защищёнными, твёрдо знали, что после окончания школы поступим в институт, после нас обязаны устроить на работу, должны дать квартиру". Эти фразы большинство из нас слышало не раз. Неожиданно для многих всё изменилось. Уже с начала 90-х годов круг вставших перед обществом социальных проблем был настолько широк, что государство с ними просто не справлялось, необходима была поддержка бизнеса. Зачастую участие бизнеса в решении социальных проблем сводилось к стихийной благотворительности. А ведь во всём мире признаком устойчивого положения компании на рынке стала степень её участия в решении проблем региона. Наш край в этом отношении не исключение. Социальное партнёрство без надобности сегодня лишь тем, кто ориентирован на то, чтобы одномоментно сорвать куш и уйти с рынка навсегда.

В настоящее время ряд крупных компаний, работающих на рынке края, инициирует диалог с руководством региона и общественными организациями. Пример тому - прошедшее недавно в Красноярске заседание "круглого стола" "Социальное партнёрство - новые возможности". "Финансирование общественно важных программ в регионах присутствия - это, прежде всего, инвестиции в социальную стабильность, без которой немыслимо динамичное развитие бизнеса", - убеждён управляющий красноярским филиалом ОАО "СУЭК" Александр Кузнецов.

К тому же участие предприятия в социальных программах, безусловно, приносит ему дивиденды, причём очень неплохие. В виде высокой оценки со стороны потенциальных партнёров, которые понимают, если ты инвестируешь в социальные проекты, значит, крепко стоишь на ногах. К тому же благодаря этим проектам ты всегда на слуху. Да и отношения с властью складываются неплохие, потому как власть видит, что предприятие работает, не прячется, помогает ей в решении проблем.

Как говорит управляющий директор КрАЗа Константин Стеблин, компания "Русал" рассматривает Красноярский край как стратегический регион, у которого здесь большие планы. Планируется увеличение мощности на Ачинском глинозёмном комбинате, на Красноярском алюминиевом заводе, строится вторая очередь Хакасского алюминиевого завода, в перспективах строительство Богучанской ГЭС и, возможно, алюминиевого завода в Кодинске. По словам Константина Стеблина, "Русал" заинтересован в подготовке высокопрофессиональных кадров на будущее. Не случайно основная направленность благотворительной деятельности компании - работа с молодёжью. Пример тому - широко известный сегодня во многих регионах России конкурс "Сто классных проектов", организованный компанией "Русский алюминий". В этом году на конкурс поступило 556 проектов. Школьники Красноярского края выиграли 40 из 100 распределяемых "Русалом" грантов, которые позволят ребятам реализовать проекты, направленные на улучшение жизни региона. Речь идёт об экологии, помощи нуждающимся, поддержке творчества.

Однако, как определили участники "круглого стола", договариваясь о социальном партнёрстве, необходимо учитывать, чтобы проекты были партнёрскими и взаимовыгодными. Как отметил депутат Законодательного Собрания края Алексей Клешко, в федеральном законодательстве под социальным партнёрством фактически понимается социально-трудовое партнёрство и описаны исключительно аспекты социально-трудовых отношений. Если говорить о социальных программах крупных предприятий, то они становятся исключительно делом самих этих предприятий. А ведь эффект от реализации социальных программ будет выше, если это будет согласованная позиция бизнеса, власти и общественных организаций. Объединение усилий в конечном итоге должно создать возможность всем нам жить достойно.

"Зачем городить новый "огород"

("Красноярский рабочий", 08.06.05, Анатолий Ярошенко)

С удивлением узнал о намерении администрации края и депутатов Законодательного Собрания учредить совместное печатное издание. При этом понять чиновников ещё можно, ведь многие из них пришлые люди. Для них Красноярский край лишь стартовая площадка для большой политической карьеры. Поэтому им нет дела до традиций Красноярья, в котором столетняя история газеты "Красноярский рабочий" играет особую роль. Это живая летопись территории, занимающей десятую часть страны. Это настольная книга многих поколений сибиряков. Наконец, "Красноярский рабочий" был и до сих пор остаётся главной газетой края.

В этой связи мне непонятна позиция некоторых депутатов Законодательного Собрания и особенно главного пропагандиста создания новой краевой газеты Юрия Абакумова. Уж они, казалось, должны с молоком матери впитать в себя особенности и традиции Красноярья. Ан нет, подавай новую газету, и всё. Для чего, спрашивается? Говорят, в целях экономии бюджетных средств. Дескать, за публикацию краевых законов и постановлений в "Красноярском рабочем" из краевой казны придётся платить до 12 миллионов рублей в год, а новая газета обойдётся всего в 7 миллионов.

От лукавого эти расчёты, господа депутаты! Сегодня даже бюджеты районных газет, которые выходят всего один раз в неделю, сравнимы с этой суммой. Другое дело, если краевые власти решили издавать некий информационный листок. Но тогда зачем городить огород, если тираж новой краевой газеты будет мизерный? Скорее всего, под разговоры об экономии власти предержащие собираются создать газету, которая бы взахлеб и бесплатно рассказывала о них, любимых. Видимо, им мало еженедельных вкладышей в районных и городских газетах, где и без того елей в адрес краевых властей льётся без меры. К примеру, нынешняя весна по-настоящему экстремальна для крестьян: дожди не дают вовремя закончить сев, а посмотришь то, что преподносят читателям краевые власти через своих записных журналистов, - на полях одна благость.

Одним словом, создание новой краевой газеты - это как раз тот случай, когда надо семь раз отмерить, чтобы один раз отрезать. На мой взгляд, "Красноярского рабочего" вполне достаточно, чтобы донести до жителей края правдивую информацию, в том числе и о деятельности обеих ветвей краевой власти.

Анатолий ЯРОШЕНКО, экс-депутат Верховного Совета РСФСР и Государственной Думы России двух созывов.

"Пенсии будут платить вовремя. Пока..."

("Красноярский рабочий", 08.06.05, Елена Сержантова)

Два дня назад на красноярских пенсионеров обрушилось заявление председателя постоянной комиссии Законодательного Собрания края по социальной защите, делам ветеранов и инвалидов Александра Чеботарёва. Депутат утверждал, что краевой Пенсионный фонд, возглавляемый Сергеем Жирковым, самовольно решил перенести сроки выплат пенсий с первой на вторую половину месяца. Для одного из самых незащищённых слоёв российского населения, представители которого постоянно с нетерпением ждут этих немудрёных денег, это стало бы неприятным сюрпризом.

На самом деле, не стоит ждать удара из-за угла. По действующему законодательству о переносе сроков выплаты пенсий граждан должны уведомить заранее: по новому графику деньги пенсионеры стали бы получать лишь через месяц после принятия подобного решения. А вопрос этот, как пояснила заместитель управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по Красноярскому краю Лариса Шлома, на данный момент находится лишь в стадии разработки. Причиной этого стал дефицит бюджета краевого Пенсионного фонда. Ежемесячно из него на страховую часть пенсий происходят отчисления в размере 1 миллиарда 8 миллионов рублей. Снижение ставки единого социального налога с 35,6 до 26% привело к тому, что в прошлом году на выплаты не хватило порядка 350 миллионов, которые пришлось заимствовать в федеральном Фонде. Кроме того, уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование необходимо производить до 15-го числа каждого месяца, в то время как пенсию выплачивают до 10-го числа. Получается, что в эти пять дней остро встаёт вопрос нехватки средств. Идеальным вариантом, по мнению специалистов Фонда, был бы следующий график выплат: 35% пенсий - до 10-го числа, 65% - до 22-го числа каждого месяца.

В любом случае, на то, чтобы изменить краевой график получения пенсий, требуется согласие Пенсионного фонда России и согласование его со Сбербанком и почтовыми отделениями. И не факт, что это изменение вообще произойдёт. Поэтому в ближайшие несколько месяцев пенсионеры могут приходить за своими кровными в привычное время.

"В приказном беспорядке или Жар-птица для топ-менеджера"

("Московский комсомолец" в Красноярске", 08.06.05)

Не гунди и не перечь,

А поди и обеспечь,

А не то в момент узнаешь,

Как башка слетает с плеч!

Леонид Филатов, "Сказ про Федота-Стрельца"

Губернатор разменял искусство кризисного управления на "метод втыка".

На Руси издревле мечтали о том, чтобы все само собой делалось. По щучьему веленью, по моему хотенью! С царских времен и до советской эпохи многие руководители ставили задачу, а задумываться о способах ее выполнения не желали. Пусть исполнитель хоть щуку волшебную ищет, хоть золотую рыбку, хоть сам ужом на сковороде вертится. А иначе -голова с плеч. Или партбилет - на стол. Рыночная экономика, казалось, должна была привнести новые методы управления. Но и нынешние начальники - туда же: кто сохранил, а кто освоил привычку кричать и топать ногами. Только у их "слуг" на "хозяйский" гнев, похоже, выработался иммунитет.

На прошлой неделе Александр Хлопонин собрал чиновников-подчиненных и ректоров красноярских вузов, чтобы обсудить создание студенческих отрядов. Замгубернатора Владимир Шишмарев начал доклад в присущей ему манере, придавая любому малозаметному факту едва ли не вселенскую значимость. Еще недавно Владимиру Петровичу удавалось даже увеличение расходов на школьное питание до четырех рублей преподносить, как невиданный успех. Вот и на этот раз заместитель хотел порадовать губернатора тем, что в студенческие отряды будут направлены аж 700 человек. Но Александр Геннадиевич внезапно вышел из себя. "Мне непонятна цифра - 700 рабочих мест, я даже не хочу ее обсуждать! - заявил Хлопонин. - Такой подход к формированию отряда не может быть правильным, потому что раньше краевой студенческий отряд включал 10 тысяч студентов. Медицинские учреждения края жалуются на недостаток кадров, а на лето готовы принять на работу лишь 15 человек из медицинской академии".

Губернатор устроил заму настоящую головомойку, выказав недовольство не только малой численностью студотрядов, но и отсутствием в их составе трудновоспитуемых подростков.

Все попытки убедить главу края в том, что возрождать студенческие отряды приходится в сжатые сроки и в сложных условиях (заметно отличающихся от обстоятельств двадцатилетней давности), закончились ничем. "Вы имеете право на свою точку зрения. А я считаю, и это моя точка зрения, что именно так оно должно быть".

Хлопонин не в первый раз устраивает публичный разнос чиновникам. К примеру, прошлой осенью он крайне негативно оценил ситуацию в пищевой перерабатывающей промышленности, которая заметно ухудшилась с банкротством мясокомбината "Зубр". Чтобы яснее представить положение дел, Хлопонин посоветовал начальнику Главного управления экономики и планирования Эдхаму Акбулатову прогуляться по магазинам: "Зайдите в любой супермаркет. Там нет продукции местного производства". Чиновники принялись исправлять недостатки, на которые им было указано. Новосибирской колбасы и абаканской тушенки в магазинах не убавилось, но "Зубр" все-таки удалось продать. Вот только оживит ли "мертвого быка" новый собственник? И кто, кстати, скрывается за фирмой "Красноярье", купившей предприятие? Заместитель губернатора по сельскому хозяйству Виктор Раздуев честно признался: ему неведомо, кто приобрел мясокомбинат. Продали незнамо кому!

Надо полагать, в большинстве случаев губернатор имеет веские основания гневаться. В том, что механизм исполнительной власти по всему краю работает далеко не идеально, Хлопонин мог лично убедиться во время агитационных поездок по районам в канун референдума. Граждан, приходивших на встречи, зачастую интересовали не перспективы объединенной территории, а куда более прозаические вопросы типа "когда отремонтируют свинарник" или "купят сельскому клубу баян". Совершенно очевидно, что латать крышу свинофермы должен не губернатор, не его заместитель по сельскому хозяйству, и даже не глава района. Более того, руководителю края вовсе необязательно давать подчиненным подробные инструкции по организации, например, студенческих отрядов. Каждый должен отвечать за свой участок работы, исходя из собственных полномочий.

Эту простую истину "менеджер новой формации", разумеется, прекрасно осознает. Однако руководить крупным предприятием и огромным краем -отнюдь не одно и то же. На местах, да и в "сером доме", сидят не менеджеры, а "хозяйственники", привыкшие к ценным указаниям сверху и вызовам на ковер.

Губернатор, несмотря на непрекращающиеся разговоры об административной реформе, похоже, не в состоянии этого изменить, а потому меняется сам, внедряя авторитарный стиль руководства и разговаривая с "хозяйственниками" на понятном им языке. Если такая тенденция сохранится, скоро глава края станет перемежать разносы и распоряжения подчиненным выражениями типа "мать вашу!". Затем продемонстрирует серьезность намерений и срубит пару голов. Степень эффективности подобных методов управления "топ-менеджеру", конечно, известна. К тому же многие исполнители таковы, что даже при постоянных понуканиях жар-птицу не изловят. Но публичное метание громов и молний, по крайней мере, создает видимость попыток навести порядок.

"Виталий Бобров: "Я такой же шалопай с уличным воспитанием, как и многие другие"

("Московский комсомолец" в Красноярске", 08.06.05, Маргарита Баранова)

На столе замгубернатора - фотография Александра Хлопонина. "Он постоянно оценивает мои поступки и действия", - смеется Бобров. Потом демонстрирует снимки мотоцикла BMW -любимого детища, на котором объехал уже пол-Европы, рассказывает о школьных друзьях... Я готовилась к интервью с крепким производственником, как характеризуют Боброва норильчане, с занятым, немногословным чиновником, а встретила обаятельного, открытого человека с мальчишеской искрой в глазах.

О ДЕТСТВЕ

МК: Виталий Павлович, вы красноярец или норильчанин?

В.Б.: Я родом из Белоруссии, но считаю себя сибиряком, поскольку почти 23 года живу в крае, всю сознательную жизнь - в Норильске. МК: В школе вы, наверное, пятерочником были?

- Нет. Я такой же шалопай с уличным воспитанием, как многие другие! Потенциал, возможно, и был, но я не хотел все свое время тратить на уроки.

МК: А на что хотели?

В.Б.: Футбол, лапта, рыбалка - что угодно! Нет, я нормально учился, но отличником не был. Больше любил математику, физику, химию. Это и определило мой выбор: я не случайно оказался на Норильском комбинате.

МК: А кто ваши родители?

В.Б.: Ветеринарные врачи.

МК: Как сын ветеринаров из Белоруссии попал в престижный московский вуз?

В.Б.: Хорошо сдал экзамены - поступил. В те годы любой выпускник школы мог учиться там, где хотел. Ограничений не было.

МК: Кто научил вас ставить перед собой цели и достигать их?

В.Б.: Бабушка с дедушкой - в первую очередь. Я часто жил у них, помогал на огороде, носил воду, дрова рубил... У них большая семья: четверо сыновей и дочь - моя мама. Взаимоотношения в семье и между братьями - они и научили жить. А затем уже помогали учителя и руководители. Своими учителями считаю не только директоров заводов, где пришлось работать, и Норильского комбината, но и бригадиров. Эти люди меня, московского-условно-интеллигента, приняли в коллектив, научили работать по норильским меркам.

МК: Вы портфель таскали какой-нибудь девочке в школе?

В.Б.: Нет, я их защищал.

МК: И даже за косы не дергали?

В.Б.: Почему? Дергал. Но и защищал. Да и сейчас иногда приходится... У нас была компания школьная - человек восемь близких по духу людей, которые любили активный образ жизни, палатки, свежий воздух. У нас по сей день дружеские отношения. В Норильске тоже очень много надежных друзей, проверенных в самых тяжелых ситуациях. Мыс ними по 10-15лет бок о бок отработали.

О ДРУЗЬЯХ

МК: В Красноярске у вас меньше друзей?

В.Б.: Меньше, конечно. Это Александр Геннадиевич Хлопонин, с которым мы много лет работали в "Норникеле", Сергей Михайлович Сокол, с которым достаточно полетали по Таймыру. Пожалуй, это наиболее близкие друзья. Чуть меньше мы поработали с Львом Владимировичем Кузнецовым. Это динамо-машина, с великолепной памятью и нечеловеческой работоспособностью! Все - спортсмены, люди широкого кругозора.

МК: Александр Новак в вашу компанию не входит?

В.Б.: Входит. Он только с виду спокойный, а по сути - очень эмоциональный, веселый человек, байкер. Мы сейчас как раз готовимся к поездке на мотоциклах по югам: Украина - Молдавия - Румыния - Болгария - Турция - Греция. Всего - 3650 километров.

МК: Кто вас будет сопровождать?

В.Б.: Охрана и технические специалисты. Берем с собой прицеп на случай возможных поломок.

МК: А жены?

В.Б.: Нет, это лишние хлопоты. Тогда автобус придется брать... Понимаете, есть особая байкерская атмосфера, и семейные узы здесь ни при чем. Мы обходимся своим братством.

МК: У вас все друзья занимают высокие должности?

В.Б.: Я не акцентирую внимания на том, какую должность занимает человек, какой у него счет в банке или потенциальные возможности. Если у меня хорошие отношения с Хлопониным или Золотаревым, это не значит, что я общаюсь только с ними. Я ценю эти отношения, дорожу ими, но мои самые крепкие друзья - это школьные, проверенные судьбой товарищи, которых я знаю лет 30 - 35.

МК: Где живет ваша семья?

В.Б.: Хороший вопрос! Жена, коренная москвичка, живет в Красноярске. В данный момент младшая дочь заканчивает первый курс финансовой академии в столице, поэтому супруга находится с ней - контролирует сдачу зачетов и экзаменов.

МК: Назовите свои сильные стороны.

В.Б.: Думаю, это порядочность, верность слову и долгу. Еще - уважение к людям. У всех жизнь складывается по-разному. Кто-то не нашел поддержки друзей и не продвинулся: один человек мало что может. На производстве - особенно. Там нужна команда. Я - человек команды.

МК: А в чем ваша слабость?

В.Б.: Слишком доверчив. А вообще, про слабые стороны вы лучше моих подчиненных спросите или коллег. Самому искать их у себя как-то неловко.

О НОРИЛЬСКОМ КОМБИНАТЕ

В.Б.: Моя работа в Норильске была связана с текущей производственной, очень интенсивной деятельностью, - говорит Виталий Павлович. - В 90-х кризис был во всей стране, коснулся он и "Норильского никеля". Объемы производства упали на 60 процентов! Я был тогда заместителем начальника производственного управления комбината.

МК: На ГМК, на мой взгляд, очень продуманная политика по персоналу. У каждого, кто хочет по-настоящему работать и продвигаться, есть перспективы.

В.Б.: Первое, что определяет кадровый потенциал "Норникеля", - это мощный естественный отбор, который был всегда, особенно - до кризиса. Комбинат приглашал на работу людей по всей России. Приезжали 10 тысяч - оставалась тысяча. Это те люди, которые нужны комбинату, потому что не боятся трудностей, морозов, напряженной работы. Промышленное производство (доля Заполярного филиала "Норильского никеля" в ВВП России - без малого два процента) накладывает отпечаток на экологию. Сейчас есть инвестиционная программа, ясная и понятная, по радикальному улучшению экологической обстановки в Норильском промрайоне. Она одобрена правительством, и в ближайшие 4-5 лет дышать в Норильске станет легче.

МК: Вы хорошо владеете ситуацией, которая складывается в Заполярном филиале? В.Б.: В стратегическом плане я постоянно поддерживаю отношения с его руководителями. Это моя работа.

МК: В Норильске православный храм при вас вырос?

В.Б.: Да. Комбинат тоже оказывал помощь в его строительстве. Тогдашний директор Джонсон Хагажеев обозначил задачу: медь для церкви должна быть взята сверх планового производства. Я посещал и мечеть - из уважения к работникам-мусульманам, - когда занимал пост директора Заполярного филиала. Это был пик моей службы на комбинате. Замы приходят и уходят, директоров - считанные единицы. Нужно уметь объединить людей, зажечь, убедить в своей правоте. Ну и спросить, конечно.

МК: Хагажеев - непростая, судя по всему, личность. Люди к нему относятся неоднозначно...

В.Б.: Джонсон Талович, как и Анатолий Васильевич Филатов, - два моих учителя. Да, Хагажеев - жесткий человек. Но именно жесткость нужна была в условиях, когда комбинат находился в критической ситуации. С ним непросто было работать, но ты всегда знал: он никогда не подставит.

МК: В каком качестве вы могли бы вернуться на "Норникель"?

В.Б.: Это невозможно. А зачем?

МК: Вдруг предлежат возглавить ГМК?

В.Б.: Я подумаю, - смеется Бобров.

О КРАСНОЯРСКЕ

МК: В администрации края вы уже не "инородное тело"?

В.Б.: Тема - "наши-ваши" - для меня не звучит. Мне кажется, я с первого дня старался выстроить нормальные отношения и с подчиненными, и с директорами предприятий, и с депутатским корпусом. Наблюдаю за работой ЗС: большинство вопросов, по счастью, решается конструктивно:

МК: За что депутаты на последней сессии с Виктором Раздуевым так "разобрались"?

В.Б.: Завтра я выйду с докладом - и меня так же "прибьют гвоздями", как Виктора Петровича.

МК: Почему?

В.Б.: Ожидания людей всегда превышают то, что можно сделать в реальности.

МК: Вы возглавляли Заполярный филиал горно-металлургической компании. Можете сравнить две должности - директора ЗФ "Норникеля" и замгубернатора Красноярья?

В.Б.: Это несравнимые вещи. Норильский комбинат работает как за каменной кремлевской стеной, он огражден от недобросовестной конкуренции. В Норильске понятие "банкротство" было для меня абстрактным, а здесь я реально столкнулся с этим явлением. Цементный завод, "Сибэлектросталь", Игарский морской порт, "Красноярские волокна"... Это самая тяжелая ниша моей работы. В Норильске тоже было нелегко, но понятно, что будет завтра и как выходить из ситуации. Здесь еще много вопросов.

МК: Виталий Павлович, вы же знали, на что шли? И в зарплате, наверное, проиграли...

В.Б.: Меня зарплата мало беспокоит: я небедный человек. А работаю в администрации края исключительно по просьбе Александра Геннадиевича. Ему нужен был человек с богатым производственным - норильским именно - опытом. Думаю, это определенный аванс доверия той управленческой школе.

МК: Работая в крае, вы чему-то новому научились?

В.Б.: Безусловно. Здесь у меня широкий круг деятельности: промышленность, дороги, транспорт. Моя сфера - финансовое оздоровление, то есть работа с кризисными предприятиями. Много езжу по краю. Опыт поездок показывает: не вся информация правильно понимается на местах, зачастую проблемы Отдельных предприятий не слышны в общем потоке.

МК: Если завод переживает кризис, вы можете реально что-то сделать?

В.Б.: Если б не мог, здесь бы не сидел.

МК: Поделитесь успехами

В.Б.: Это не личные мои заслуги - участие в общем решении проблем. Я совершенно спокойно могу поехать на цементный завод, который не только работает, но и выпускает продукции на 70 процентов больше, чем до кризиса. Весь коллектив сохранен, сто человек еще приняли; люди получают зарплату вдвое больше прежней. Мне не стыдно смотреть в глаза работникам Игарского морского порта. Производство, к сожалению, работать больше не может и не будет, пока не найдутся инвесторы. Но все наболевшие проблемы в период забастовок и голодовок мы решали вместе. Тяжелая ситуация на "Красноярских волокнах". При старых технологиях и высоких ценах на энергоресурсы предприятие, к сожалению, не удалось восстановить. Но работники были к этому готовы.

МК: Они до сих пор не получили обещанных денег?

В.Б.: Долги по зарплате - самый тяжелый вопрос, он будет решаться по мере оформления процедуры банкротства. Переговоры с собственником я веду по сей день. Если ему можно верить, то, надеюсь, все обещания - и по деньгам, и в отношении ремонта опасной трубы - будут выполнены.

МК: Пригрозить собственникам вы не можете. Как вы с ними разговариваете?

В.Б.: Спокойно: консультируюсь, спрашиваю, советуюсь. Если решение принято, жестко добиваюсь его исполнения. Меня можно вывести из терпения крайне редко: если беспринципно долбить в одну точку.

МК: В вашей работе есть непреодолимые препятствия?

В.Б.: Хотелось бы, чтобы усилия, в том числе и мои, быстрее находили отражение в реальной жизни. В данном случае я говорю о возможностях экономического рывка в крае. Хотелось бы "рвануться" быстро, но я понимаю: это растянется в лучшем случае на несколько лет.

"Почет только директорам"

("Сегодняшняя газета", 08.06.05)

Еще три человека получили звание "Почетный гражданин города Красноярска". Это - исполнительный директор золотодобывающей компании "Полюс" Владимир Совмен, директор Красноярского электровагоноремонтного завода Владимир Сухих и генеральный директор Красноярского завода холодильников "Бирюса" Виталий Слинкин. Могли бы "разбавить" это начальственное трио и кем-то попроще. Неужели среди обычных красноярцев, не занимающих руководящие должности, нет достойных кандидатов? Есть, да только их не особо замечают. Особенно во дни торжеств народных. Теперь в отряде "Почетных граждан" 49 красноярцев.

"Максим Гуревич: "Живые мысли" будут более резкими и откровенными"

("КоммерсантЪ", 06.06.05)

Появившийся на "7 канале" проект "Живые мысли", был обречен стать событием для красноярского телерынка. Необычный формат, сочетающей в себе элементы аналитической программы и воскресного ток-шоу. Броское футуристическое оформление студии. И конечно, Максим Гуревич в роли ведущего - все это обеспечило "Живым мыслям" статус, пожалуй, главного события телевизионной жизни-2005. "Мы не навязываем своих мыслей", - говорят корреспонденты программы в конце своих сюжетов. Что ж, в беседе с ведущим программы мы старались придерживаться этого же правила.

- Максим, скажите, предложение начать проект "Живые мысли" исходило от Вас или от "7 канала"?

- Это, безусловно, было предложение канала. Я так понимаю, что оно зрело в творческой голове "Семерки" достаточно долго. Но договорились мы очень быстро, оказалось, что мое встречное предложение воспринято позитивно. А встречное предложение было таким, - ввязываясь в публичный проект, я посчитал невозможным быть просто говорящей головой в эфире. Я должен понимать, что происходит внутри программы, какие мысли и почему мы пытаемся высказывать. Поэтому я постепенно вхожу все глубже в этот проект, ну, и естественно, чем дальше, тем больше меня в нем не устраивает. Я считаю, что это хорошо - значит, с амбициями у "Живых мыслей" все в порядке.

- Не было опасений запускать программу в середине телесезона?

- Мне кажется, что современная телевизионная индустрия не предполагает точных ответов на подобные вопросы. Тут, скорее, можно давать поэтические ответы. Вот на этот вопрос мне сразу захотелось ответить - потому что больше не было сил ждать. На самом деле это единственная причина, по которой проект вышел в эфир именно 6 марта. Любые маломальские размышления привели бы к отсрочке на неделю, на месяц и так далее. Но у авторов, к счастью, не было сил ждать... Я считаю, что невозможно подготовиться к прыжку с десятиметровой вышки в воду. Даже если прыгнешь с семиметровой, к десяти метрам все равно не будешь готов. И остается только брать и прыгать.

- Вы сами для себя как-то определяете жанр "Живых мыслей"? Ведь с одной стороны программа вроде бы и не аналитическая, с другой - и не шоу...

- Екатерина Алтаева, генеральный продюсер "7 канала", по-русски говоря, купила меня идеей мультиформатного проекта. И теперь мне это кажется очень современным, актуальным, отчасти новаторским. Самые актуальные телевизионные продукты сегодня как раз мультиформатные. Когда нельзя определить, что это: новости, ток-шоу, аналитическия программа. Здесь гораздо больше риска, чем в форматном проекте. И все зависит от телевизионного таланта продюсера.

Новостное вещание развито у нас необычайно сильно. Но я думаю, что зачастую жизнь, которую мы видим через призму новостей - жизнь суррогатная. В Красноярске можно легко составить топ-200 людей, у которых берут интервью по любым поводам в любых программах. Эти люди были и будут продолжать оставаться в медийной номенклатуре: немного спортсменов, людей культуры, бизнесменов, немного больше чиновников, политиков. Спектр обширен, люди это, конечно, заслуженные, но это все было. Попытки уйти от такого топа то и дело предпринимаются - можно поймать человека с улицы и попробовать его спросить, мол, как ты, брат, поживаешь, о чем думаешь? Но он с большой степенью вероятности, скажет, что ни о чем не думает, потому что сейчас ему не до этого. И в стороне могут оставаться очень многие люди, у которых удивительная судьба, удивительные мысли.

- И как же Вы эти мысли выуживаете? Как отбирается тема для очередной программы?

- Так же, как есть топ-200 людей, есть и "официальный" список тем. Можно взять календарь событий, происходящих в крае, и расписать все на год вперед. Это очень популярная технология. Но при таком подходе в эфир не прорываются важные темы, для которых как бы не нашлось повода...

- Например?

- Ну, вот, допустим, тема, которую неоднократно пытались разбирать, но так и не разобрали. Почему спиливают деревья? Меня, например, это до глубины души оскорбляет. Кто эти люди, которые спилили наши деревья и на чем они основывались?! Если они боролись с пухом, то они его не победили. Если боролись с тополиной молью, то они опять же потерпели поражение... Да, собственно, дело даже не в том, правильно пилят или неправильно. Но сам факт - он чудовищно, колоссально важен!

Таких тем очень много. Как отдать ребенка в садик? Как заниматься его воспитанием? Или вот куда зимой исчезает снег? Большинство из нас считает, что его кто-то вывозит за город. А один мой товарищ взял объявления: "Уборка снега" и расклеил по городу. В результате сделал супер-бизнес за зиму. Все думают, что это происходит само собой, а этого не происходит вообще. Мы вообще многие проблемы как проблемы не воспринимаем, мало занимаемся управлением жизни.

- И что же, Ваша программа учит человека жизнью управлять?

- У меня точно нет задачи сказать, как надо. Я обычно этого и сам не знаю. Я хочу только одного: задать правильный вопрос. А главный вопрос: "Что с нами будет?". Только это слишком общая формулировка. И я разбираю этот вопрос по косточкам, чтобы понять, что происходит, и что будет происходить.

Что же касается нашей программы, то она, как и все телевидение, хочет быть актуальной. Просто добиваться этого можно при помощи разных технологий. Можно сидеть на телефоне или ждать, когда тебе пришлют пресс-релиз - ты так ищешь новости. Есть технология, когда ты пишешь сценарий и ставишь шоу на тему: "Теща подралась с зятем". Это тоже актуально, это волнует людей. Но я утверждаю, что есть целые пласты актуальных тем, еще никем не затронутые.

- И чтобы их "поднять" нужно отвергнуть "официальный" топ людей и тем?

- Это было бы нечестно, если бы я сказал: да, конечно, мы всегда находим новых и интересных людей. Нет, это очень сложно, эта технология по сути в зародыше. Но лично моя амбиция в том, чтобы это действительно был другой топ. Чтобы показать жизнь не постановочную, не чиновничье-административную, не жизнь совещаний, а жизнь людей. Но при этом и не жизнь мелких междоусобиц и скандалов. Просто мысли нормального человека: что будет с его детьми, что будет с его бизнесом, с ним, с его семьей, ради чего имеет смысл жить... Мне кажется телевидение может быть и в этом. А вовсе не обязательно суррогатная действительность новостей и не легализованное подглядывание различных шоу а-ля "За стеклом".

- Что бы хотелось изменить своим проектом, на что повлиять?

- Я вообще к телевидению отношусь, скорее, не как к инструменту влияния, а как к игре. Появившийся на экране человек может, грубо говоря, "брякнуть" что угодно. Как в Интернете. Однако он-то, может, и не хотел влиять на общество, но у него все равно получилось - так устроено телевидение.

Когда телевизионный канал задумывает проект, в некоторой степени аналитический, у него есть цель добиться влияния на общественное мнение. А вот людям, работающим над этим проектом, им хочется, чтобы их телевизионный продукт задал тенденцию, оставил свой след. Чтобы зрители, глядя в телевизор, вскакивали с дивана, и говорили, вот же! Я как раз этого и хотел, об этом и думал...

- Вы отслеживали, как отзывались коллеги-конкуренты с других каналов о Вашем проекте. Может, что-то учли?

- Ну, стулья мы так и не поменяли (улыбается). Безусловно, я не коллекционировал мнения коллег, но некоторые мысли, звучавшие со стороны, показались мне чрезвычайно полезными. То, что касается дизайна, студии, выгородки - я про это не задумываюсь, мне не кажется это важным и актуальным. Не скажу, что я абсолютно удовлетворен тем, как выглядит упаковка программы, но сегодня для меня не это важно. Будет новый сезон - будут изменения в образе программы. Сейчас меня гораздо больше волнует содержательный план. И более всего две вещи: искренность наших слов и темы, которые заставляют человека "взвинчиваться". Хочу находить именно такие.

- А не боитесь, излишне "взвинтить" своих гостей в прямом эфире? Или это как раз то, что нужно?

- Во-первых, действительно, для телевидения чем шибче себя поведут гости, тем лучше. Но суть даже не в этом. Гость в студии знает, что мы над ним не властны, не можем его подрезать или подретушировать. То, что он скажет - до слова, до интонации - будет на телеэкране. И если мы его зовем, а он приходит - это, значит, что есть доверие.

У нас нет технических причин, которые бы заставляли программу выходить именно в режиме реального времени. Можно записать программу заранее, смонтировать, но мы не делаем этого по двум причинам. Потому что дорожим доверием гостей и самим шармом прямого эфира. В записи можно все вылизать, но никакого драйва уже не будет.

- Какие планы на новый телесезон?

- Я уже говорил, что неудовлетворен, тем, что делается сейчас, и меня это радует. Я знаю, что программа сделана неплохо. Я думаю, что внутренне программа должна изменяться незаметно для зрителя. А в новом телесезоне она измениться и внешне. Поменяет свой хронометраж, изменит рубрикацию и станет многообразнее. Будет более завораживающей и странной. А еще - более резкой и откровенной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.05.17
Еще одна заявка украинских раскольников на официальный статус
NB!
01.05.17
Нефть и газ Казахстана: тенденции и перспективы
NB!
01.05.17
Бомбардировка Герники как символ «нового порядка»
NB!
01.05.17
Армяно-индийские отношения: интенсивного развития придется подождать
NB!
01.05.17
Баку подбивает Турцию на неоправданный риск
NB!
01.05.17
Украина против «Газпрома»: крючкотворство и фантастические претензии
NB!
01.05.17
Художник, создавший символы свободы и неизбежности борьбы за нее
NB!
01.05.17
Комедия для перенапрягшегося мозга: без претензий и намеков на смысл
NB!
01.05.17
Будущее: Человек модульного типа и одноразового использования
NB!
01.05.17
Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая
NB!
01.05.17
Голый зад в Владимиро-Суздальском музее-заповеднике: невозможное возможно
NB!
01.05.17
Повлияют ли рейтинги губернаторов на итоги президентских выборов?
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
В Калужской области скончался беженец с Донбасса, которому не дали убежища
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны